Каков поп, таков и приход?

|

…Они, несколько немощных женщин, шли пешком по бездорожью, по весенней распутице. Сухарики с собой в холщовых мешочках, водицы немного – Божией милостью доберемся. Старушки в рваных ботиночках шли в областной центр. К Архиерею. Просить в свою деревню священника. Уж и домик для батюшки готов, и поможем ему, ведь всё село ждет, когда же в храме, над восстановлением которого трудились все от мала до велика, зазвучит молитва!

Источник: photosight.ru

Многие из нас, читая книги, брошюры, статьи о вновь воссозданных приходах, проливали слезы умиления над такими описаниями. Восхищались подвигом, восхищались стойкостью и любовью этих людей к Богу. И откладывалось где-то в сердце: вот как должно быть. И никак иначе.

Поэтому, услышав, что какой-то батюшка попросился на другой приход, нет-нет да и допускали мысль: что ж этому батюшке не сидится там, куда его Сам Господь направил? Что ж служить-то шел? Или, узнав о малочисленности прихода в какой-нибудь Лесной Кукуевке, открывали ноутбук и начинали строчить в блоге, что-де есть до сих пор пастыри, что не могут привлечь прихожан, ленивы-де и неумелы…

Все нам мнится, что открытый приход «в периферии» – это славное традициями крепкое село, бабушки-подвижницы, продающие свои немудрящие колечки-сережки, чтоб купить кирпичи для стройки, это несгибаемый староста – бывший военный (лучше десантник), который за храм – горой, это много-много сельчан, ловящих каждое слово батюшки, и все это – на фоне соснового бора с голосистыми птичками, чистой реки и вообще «природы».

Но – Дух дышит где хочет. И иной раз удивляешься, как так оно вышло, что именно тот или иной храм вообще был открыт.

Есть прекрасный рассказ Н. Сухининой «Кукушкино болото». О том, как решили сельчане: что это мы, рыжие, что ли? У всех – церковь, а у нас – нет? И выпросили себе священника. Вот только в церковь-то ходить никто не собирался. «Чтили праздники» по домам с бутылкой водки на столе. Батюшка честно оставался, одинокий и впроголодь, на месте своего служения и умер от тяжелой болезни, никто и помощи не оказал.

История, к сожалению, вовсе не уникальная. Решают создать приход: готово, подписали. Ну какой Владыка откажет сельской «делегации», которая уверяет, что, конечно, есть и жилье для батюшки, и церковь строить всем миром будем, а уж как молиться хотим… И приезжает батюшка на место служения.

Въезжает с семьей, с детьми – куда? В приходской дом, который с революции не ремонтировался, без полов и с прогнившей крышей. Или в съемную квартиру, за которую он, батюшка, должен платить немалые деньги и хозяин которой, оказывается, через полгода возвращается из мест отсидки. Вода к дому оказывается не проведена, канализация – забита, плита – в нерабочем состоянии (если вообще все вышеперечисленное наличествует). А будущие прихожане внимательно смотрят: не скажет ли батюшка чего, не окажется ли чрезмерно привередливым?

Источник: photosight.ru

Картинка с натуры одного такого приезда. Батюшку приводят «на постой» к старушке: «Вот у нее будете жить, она вас и покормит». Бабушка-хозяйка, в принципе в церковь не собирающаяся ходить, приносит с грядки помидорку, всю в земле, кладет на облупленную тарелку, вытерев предварительно полой вряд ли когда-либо стиранного халата. Ждет, когда батюшка смиренно доест помидорку, кивает и уходит. Когда ночь подходит к концу, бабуся заходит в комнату и изрекает: «Да нет, не пущу я вас к себе жить…»

Дальше – больше. Сельчане узнают от батюшки, что церковная жизнь – это не панихида раз в месяц. «А мы не знали!» – тянется по рядам. Ощущение, что и не было последних 20 лет … Оказывается, христианин ходит в храм минимум раз в неделю! Служится Литургия, а перед причастием соблюдается пост! Когда же выясняется, что, оказывается, ходить по бабкам «нельзя», – собрание покидает большая часть присутствующих.

Еще часть отсеется, когда выяснится, что на исповеди надо называть свои грехи, а не соседские. Вскоре батюшка узнает, что сказать человеку, что он может быть грешен, – это страшное оскорбление, за которое он будет подвергнут в селе как минимум всеобщему бойкоту. Неважно, что человек заявил себя христианином: вот не грешен он!

Иллюстрация. Проповедь перед исповедью. Священник фактически по одному из «поновлений» перечисляет, какие вообще бывают грехи. Одна из прихожанок внезапно вскрикивает и убегает. С ней пытаются поговорить, она твердит: «Да как он смел меня так оскорбить!» Последующие разговоры на приходе выявили, что большая часть прихожан считают себя «оскорбляемыми» батюшкой ввиду его предположения на общей проповеди, что кто-то мог согрешить осуждением, завистью, тщеславием…

Потом батюшку ждет шок, когда ушедшие и обиженные заявят ему, что на приходе остались, собственно, те самые колдуньи – «бабки», нагло врущие ему на исповеди.

И остается только поклониться в ноги тем немногочисленным, которые действительно остаются в храме, идут на каждую Литургию и поддерживают батюшку и его семью. Действительно служат Богу. По-настоящему – верны.

А бывают и случаи, где создаются приходы в надежде на то, что настоятелем поставят определенного священника. Я думаю, и так понятно, что ждет «чужого» батюшку на таком приходе. Церковная «десятка» разворачивается и уезжает к любимому «отченьке» на другой приход, а приехавший священник остается под дождем – реальный случай – с женой и детьми разгружать кирпичи для храма.

Но батюшки служат. И терпят. И надеются и верят. Идут с проповедью к людям – даже там, где общаться со священником тянутся только пьяные – потому что хочется поговорить. Молятся за всех – даже там, где люди, видя его, быстрее сворачивают за угол. В нашем районе пьяные папы однажды подучили детей бросать в священника грязью. А духовный отец рассказывал, как его и матушку гоняли камнями по поселку.

А священники все равно идут на Литургию. Потому что если они пойдут – вполне, по мирским меркам, оправданно – просить о переводе, а в этот уголок – опять же совершенно оправданно – командируют служить раз в месяц кого-то из городских батюшек… тогда – всё. Тогда некому будет остановить 13-летнюю Аньку, держащую в руках направление на аборт. Отвезти Анькину ровесницу в больницу, когда ее шею и голову изуродует разбитое пьяными родственниками стекло. Встать между молодой мамашей и «бабкой», доказывая, что младенцу нужны не бесовские заклинания, а хороший невролог. Люди подпишут квартиры очередной секте или побегут радостно встречать мошенника, где-то стащившего старую рясу и «гастролирующего» по селам, «освящая» огороды.

А пока… Вот стоит женщина, которая совсем недавно плакала на кухне, проливая слезы в предложенный матушкой чай, и говорила о приказе мужа избавиться от ребенка. А сегодня она пришла крестить малыша, и муж даже трезвый… А вот пришли, в траурных платках, две старушки. У одной из них от рака страшно умирал муж, кощунник и матерщинник.

Увидев пришедшего священника, он вдруг решил исповедоваться и причаститься. После этого он прожил еще несколько дней, но боли оставили его, и никто не слышал от него ни одного ругательного слова, и отошел он в мир иной спокойно, благословив родных. А вот через дверь храма заглядывает молодой школьный учитель. Еще недавно он приветствовал батюшку на улице пошлым «почем опиум» – но после пары бесед уже об опиуме что-то не вспоминает… Ради этого батюшка будет терпеть.

Поэтому не стоит обвинять незнакомых священников в неблагодарности, высоких запросах и неумении обращаться с паствой. Хотите «честности»? Поезжайте из своего мегаполиса, из уютной городской квартиры воскресным утром в область. А вот куда пойдет загородный автобус – туда и поезжайте. Вы найдете поселковый храм – в сарайчике, в вагончике, в списанном здании бывшей пожарной охраны. Зайдите, осмотритесь. Спросите батюшку, чем помочь. Или хотя бы просто помолитесь с ним за Литургией. Поверьте, это для батюшки – много. Раз уж не способно наше поколение терпеть лишения и ходить по бездорожью…

Лидия Зорина, Поволжье.

Читайте также:

«Чтоб уцелеть не поодиночке», или что такое приход?

Приход не сразу строился

Что такое православный приход?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Игумен Силуан (Николаев): Молиться в бывший магазин идут все

Однажды мы не могли попасть на богослужение – жильцы дома испортили замок

Русский храм на немецком курорте

Прилетала птичка, била по кресту клювиком – звала людей в храм

Реорганизация прихода: личное членство, выборность духовенства и церковная десятина

У нас в церковной жизни много недостатков, но порождаются они, как правило, нашими же страстями