Карьера и вера: как полюбить нелюбимых сотрудников?

|

Год назад я перешла на новую работу, до этого работала в очень маленьком коллективе, где отношения между сотрудниками были почти родственные. На новой работе все не так. Во-первых, мне совершенно не о чем говорить с коллегами: их и мои интересы ни в чем не совпадают. Я не могу постоянно обсуждать сериалы, вопросы из серии «Ой, где такие классные штаны купила» и то, кто как тусовался на выходных. Во-вторых, мне противно видеть, как с кем-то из своих же мило разговаривают, а потом человек выходит, и ему «перемывают кости». Представляю, что говорят обо мне, когда я выхожу. В-третьих, основной принцип общения здесь строится на том, как к тебе относится начальство. Если ты у него в чести, то тебя уважают и коллеги, а если вдруг нет — к тебе будут относиться как к третьему сорту. Подруга советует мне: наплюй, ты же не дружить на работу ходишь, а деньги зарабатывать. Но я все-таки не понимаю, должны ли быть на работе между людьми пусть не дружеские, но хотя бы какие-то приятельские отношения? Не говоря уже о том, что по-христиански я должна всех любить. Но не понимаю, как любить людей в такой ситуации? Лицемерить, чтобы быть такой же, как все, и не портить ни с кем отношения? Вера

Надежда ЗАХАРОВА, специалист в области управления персоналом, психолог:

— Наверно, мне везло: я никогда не работала в настолько чуждой мне обстановке. Но я оказывалась в ситуации дефицита общения, когда приходила на новую работу и на какое-то время попадала в эмоциональный вакуум: вроде бы народ вокруг, здороваются, на вопросы отвечают, а поговорить не с кем, — и от этого мне было очень тяжело.

Работу свою я знаю, для того чтобы делать ее хорошо, мне помощь не нужна. Почему же мне так не хватает общения на работе? Ведь у меня семья, много друзей. Понаблюдав за собой, я поняла: зачастую порыв с кем-то поговорить появляется, когда деятельность заходит в тупик или просто начинаешь понимать, что перегружаешься, «голова не варит». И тогда ищешь, с кем бы перемолвиться словечком, чтобы переключиться, снять лишнее напряжение, которое не дает работать качественно. Не думаю, что можно назвать это отношениями. Скорее это ситуация взаимовыгодной поддержки, некоторая опора, позволяющая сохранять спокойствие в сложных ситуациях. И это, по-видимому, необходимо почти каждому человеку.

1839. Плахов Лавр Кузьмич. В столярной мастерской

1839. Плахов Лавр Кузьмич. В столярной мастерской

Что касается личных, дружеских отношений — я знаю людей, для которых хороший коллектив — неотъемлемая часть хорошей работы, и этот фактор для них довольно весом. Такие люди держатся за свою работу, не ищут других вариантов, даже если в организации начинаются какие-то негативные изменения. Иногда возникает ощущение, что для них работа — не столько профессиональная деятельность, сколько «тусовка», приятное времяпрепровождение.

С другой стороны, сложно представить себе человека, который не реагировал бы на эмоциональный фон, сложившийся в организации, абсолютно сухо и деловито решал бы все вопросы, одинаково ровно относясь ко всем своим коллегам. Вряд ли кто-то будет спорить, что гораздо приятнее решать деловые вопросы с теми людьми, к которым хорошо относишься, с которыми легко и приятно общаться. Иногда натянутые, напряженные отношения мешают лишний раз подойти к коллеге для обсуждения какого-то рабочего вопроса. И уж если приходится это делать, то нередко возникает чувство напряжения, раздражения, начинаешь искать двойное дно в словах и т. п.

Это большой подарок, если вам посчастливилось попасть в коллектив близких по духу людей, с которыми легко и приятно работать, где есть доверие, взаимовыручка, поддержка. Что же делать, если всего этого нет?

Любой коллектив — это некоторая система, где от каждого человека зависит то, как эта система в конечном счете живет и действует. Попробуйте взять на себя более активную роль в общении с коллегами: делитесь с ними тем, что интересно вам, обращайте их внимание на ситуации, которые кажутся вам значимыми, рискните открыто говорить о своей жизненной позиции и принципах. Вступив в открытый диалог, вы сможете лучше понять людей, которые окружают вас, и дать им возможность узнать вас как человека. Ведь очень часто за легкой, непринужденной болтовней прячется потребность в глубоких чувствах, а за сплетнями и желанием угодить начальству — страхи. Я не предлагаю оправдывать недостойные поступки, но понимание часто помогает избавиться от раздражения и осуждения.

Вам противно лицемерить, а быть честной и искренней — страшно. Но если вы будете терпеть, постоянно сдерживать себя, то накопленный негатив все равно рано или поздно проявится. А если попробуете открыто говорить о том, что вы чувствуете, то, возможно, не останетесь в одиночестве. Конечно, это непросто и тут есть чему поучиться — добиться внутреннего спокойствия, не заигрывать и не лукавить, искать слова, чтобы объяснять людям мотивы ваших поступков. Ведь если вы будете говорить и действовать с внутренним раздражением или напором, то, скорее всего, это вызовет ответное раздражение, сопротивление и непонимание окружающих.

Наверно, иногда каждый из нас чувствует, что его мировосприятие — особенное, более «правильное», что он лучше понимает ситуацию, более чуток к другим людям, умнее, мудрее или порядочнее. Однако по-настоящему наша внутренняя сущность проявляется не на словах, не в мыслях, а в действиях, и особенно явно это видно в трудных ситуациях.

Вы попали в сложный коллектив, и конечно, можно спрятаться, заниматься только выполнением своей работы, обходить острые и неприятные ситуации — из желания не наживать себе лишних проблем. Мы часто ждем, надеемся, что вокруг нас будут складываться благоприятные обстоятельства, но далеко не всегда готовы взять на себя ответственность вмешаться, попробовать повлиять на ситуацию. Но, может быть, эта работа как раз и есть ваш шанс увидеть, что вы можете сделать для других людей не просто как коллега, а как человек, личность?

Каждый раз, когда я читаю молитву оптинских старцев, она кажется мне такой простой и ясной: «Господи, научи правильно, просто и разумно обращаться со всеми домашними и окружающими меня, старшими, равными и младшими, чтобы никого не огорчить, но всем содействовать ко благу». Но как же сложно следовать этому в реальной жизни! Наверно, именно в поиске способов действовать так — наша возможность научиться любить людей.

Протоиерей Федор БОРОДИН, настоятель храма Святых бессребреников Космы и Дамиана:

— Для начала хотелось бы рассказать одну историю. Один знакомый нашей семьи в начале восьмидесятых годов эмигрировал в США. Он был оператором ЭВМ — очень редкая тогда профессия, но не смог в Америке найти работу по специальности и устроился чинить пишущие машинки и компьютеры в огромное машинописное бюро. Жилось ему там очень плохо, поговорить было совершенно не с кем. И когда на работе с ним здоровались и спрашивали, как у него дела, он вместо большой американской улыбки и «все ок» говорил так, как было, — что ему плохо. Сначала от него все шарахались. А потом постепенно одна за другой стали к нему подходить машинистки, которые там работали, и рассказывать, как каждой из них плохо. Через какое-то время у него уже просто не было времени работать. Была очередь из людей, которые хотели с ним поговорить. И когда он уходил с этого места работы, переезжая в другой город, все машинописное бюро рыдало.

Вопросы, поднятые в письме, сводятся к одному-единственному: как вести себя христианину в нехристианском обществе? Вопрос этот каждому из нас приходится себе задавать, потому что, пытаясь выполнять заповеди Христовы, нередко приходится делать над собой большие усилия, терпя грубость, бестактность, хамство и агрессию. Это тяжело, и это, наверно, и есть то самое умирание, о котором Христос сказал: «…если зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12: 24). Мы, конечно, можем отгородиться от всех людей, которые нам не нравятся, и жить в своем мирочке, но по сравнению с тем, чего ожидает от нас Христос, это будет не христианская жизнь, а халтура. Насколько мы согласимся терять себя, терпеливо принимая других людей, настолько Господь нам даст свою благодать и помощь. И первая наша задача в такой ситуации, первый уровень — просто стараться не грешить. Не сплетничать со сплетниками, не осуждать того, кого давят. А второй уровень, второй класс той школы, в которую нас помещает Господь, чтобы мы росли, — это научиться каждого человека принимать в свое сердце. Это очень тяжело. Но есть радикальное средство исправить свое отношение к любому человеку — это молиться о нем. Это средство способно нас научить любить даже врагов. Вот перед вами человек, и, если вы про себя хотя бы кратко будете произносить: «Господи, спаси его, помоги ему», вам уже будет легче терпеть его безобразия.

У праведного Иоанна Кронштадтского есть слова о том, что мы даже представить себе не можем, кого мы увидим оправданным на страшном суде — которых считали обреченными на погибель. И кого осужденными — о ком были уверены, что они праведны. На самом деле мы ни про кого ничего не знаем, и записывать людей в противных грешников, «псов смердящих», с которыми даже и поговорить не о чем, не самая правильная христианская позиция. Мне кажется, вступать в конфликт можно только в одной ситуации — если человек начинает богохульствовать и поносить Церковь.

Понятно, что человеку хочется обычного человеческого общения. Но если мы будем к себе внимательны, мы увидим, что 90 процентов тех диалогов, которые происходят между людьми, — это осуждение. Можно попытаться (хотя это тоже очень трудно!) отучить людей подходить к вам с темами осуждения или сплетен. Чтобы человеку было неинтересно с вами осуждать или завидовать, можно посоветовать, например, все время оправдывать того, о котором начинают разговаривать осуждающе. Возможно, часть людей вас будут считать за дурачка или дурочку — помолитесь за них. Знаете, когда кусочек соли брошен в какую-то пищу, он сам тает, но небольшая часть продуктов вокруг перестает гнить! Почему Господь употребил этот образ, почему назвал христиан солью? Соль была единственным средством в жарком Средиземноморье, предохраняющим продукты от гниения. Соль — то, что не дает погибнуть. Мы должны быть такими. Но мы не таковы, и в этом наша проблема.

Вспомните апостолов — разве им не хотелось вернуться из грешного языческого мира и жить своим узким кругом? Или недавнюю нашу историю — епископов, которые сидели среди уголовников, или дворянок, которые в лагерях стирали белье для проституток, а над ними издевались — и это после балов и институтов благородных девиц! И многие из них в нечеловеческих условиях смогли сохранить себя и даже помогать тем, кто с ними сидел. По сравнению с этим наш современный офис — оранжерея. Господь помогает тому, кто готов ради Него терять.

Что касается дружбы на работе — возможно, большинство сотрудников не захотят иметь с вами никаких отношений, кроме формальных. Но вдруг одному из них вы окажетесь очень нужны? Что же, сказать себе — это всего лишь работа, я не приму этого человека в сердце? Знаете, мне кажется, христианин должен быть готов к глубоким отношениям с любым человеком. Преподобный Серафим каждому приходящему говорил «радость моя», его прозорливость — результат его любви к каждому человеку. Мы так не можем. Но отгораживаться мы тоже не имеем права. Иногда просто выслушать человека, поговорить с ним искренне, перевести разговор на какой-то более глубокий уровень — это и есть христианское отношение в чужом на первый взгляд коллективе. Оно обязательно станет для кого-то радостью, а для кого-то может быть и открытием Бога.

 Вы можете задать вопрос в рубрику «Карьера и вера» через форму на сайте журнала «Нескучный сад».

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
В поисках любимого дела – начать все заново

Истории 4 людей, которые сменили профессию и нашли себя

В Австрии открыли вакансию отшельника

Власти ищут человека, который сможет прожить восемь месяцев в часовне в горах

Российские компании сказали, у кого из выпускников есть шанс найти работу

Профессиональные знания не играют определяющую роль при трудоустройстве выпускников российских вузов на первую работу

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: