Если на исповедь каждый раз со старым списком грехов…

«Раздражаюсь, завидую, обижаюсь», – из раза в раз, от исповеди к исповеди говорит постоянный прихожанин священнику. И вот человека уже тревожит, что его исповедь становится совсем формальной. Что делать? Отвечает протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря (Москва).
Протоиерей Александр Ильяшенко

Протоиерей Александр Ильяшенко

Ничего нового? Какое счастье!

Это вполне нормальная ситуация, когда человек регулярно приходит на исповедь и сетует, что он переживает из-за того, что каждый раз, от исповеди к исповеди, называет одни и те же грехи. Я на такие переживания замечаю: «Какое счастье, что ты не говоришь чего-то нового!»

Другое дело, что нельзя превращать даже такую, казалось бы, повторяющуюся, исповедь в формальность. Ежедневно должен быть покаянный молитвенный подвиг, мы должны просить у Господа помощи, прощения, мудрости и великого спасительного дара – видеть свои грехи.

Ведь покаяние подразумевает, что ты не желаешь повторять своих грехов, и если это серьезно и искренне, то тогда ты начинаешь меняться благодатью Божией в нужную сторону. Покаяние – таинственно. Необходимо постоянно каяться и молить Господа о помощи, чтобы справиться с тем, с чем ты справиться не можешь.

Надо только захотеть

Но помощь будет только в ответ на наши усилия, ведь в том-то и дело, что церковная жизнь очень трудна. И одновременно здесь очень легко принять желаемое за действительное. Потому человек и должен постоянно каяться перед Богом, не только на исповеди. А исповедь – это лишь одна из важных сторон церковной жизни.

Да, нередко человек страдает, что у него ничего не получается, в том числе – по-настоящему каяться. Но это характерное качество. «Ибо не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (Рим. 7:15) – говорит апостол Павел. Главное – не оставлять усилий и молитвы.

Бывает, ко мне подходит на исповедь постоянный прихожанин, и знаю, что он сейчас скажет, при этом вижу – человек переживает, что для него самого всё не формально. У него есть желание исправиться. Я ему так и говорю: «Ну что, номер один из твоего привычного „мучающего списка“?»

Преодолеть любой грех, даже, казалось бы, самый «незначительный», труднее, чем кажется. Мы почему-то относимся к этому легкомысленно. Думаем: «Раз я желаю не грешить, значит, я не буду грешить». А когда, понятное дело, нам это не удается, начинаем переживать и бояться называть то же от исповеди к исповеди. Для того, чтобы действительно ты перестал грешить, надо очень захотеть.

Захотеть настолько, чтобы твоя молитва была горячей, чтобы ты прорвался из своего греховного состояния, чтобы твоя молитва прорвалась, чтобы она дошла до Господа, чтобы она была искренняя и от души. Потому что Господь готов тебе дать просимое, не задерживаясь, только ты не готов принять. Поэтому и надо молиться вот так усиленно и горячо, чтобы и душа твоя смогла принять то, что ты просишь.

Чтобы сосны звенели

Когда я учился в институте, нас, студентов, по окончании четвертого курса отправили на военные сборы, повезли в военную часть в Псковскую область. Место – необычайно красивое. Лес, лето, солнышко садится и золотит стволы сосен, и они словно купаются в солнечных лучах.

Вот стоит учебный взвод, «солдаты» – студенты в гимнастерочках, которые на нас сидят, как на корове седло. К нам выходит майор – настоящая военная косточка. Мундир без складочки, сапоги начищены, широченные плечи, грудь колесом, на мундире значок – триста или четыреста прыжков с парашютом. Обращается к нам: «Равняйсь! Смирно! Здравствуйте, товарищи курсанты!» Мы ему вяло отвечаем: «Здравия желаем, товарищ майор!» Он говорит: «Плохо здороваетесь! Еще раз, здравствуйте, товарищи курсанты!» Мы опять отвечаем вяло. На что слышим: «Плохо здороваетесь. Наберите полные легкие воздуха. Здравствуйте, товарищи курсанты!» Где-то на шестой раз мы рявкнули так, что аж сосны зазвенели.

Вот и каяться надо так, чтобы сосны звенели. Это надо ощутить. Причем человек сам должен почувствовать. Священник может какие-то примеры привести, может пошутить или что-то посоветовать. Но если человек сам не почувствует, всё будет напрасно.

Да, действительно, есть люди совершенно «непробиваемые». Ты, как священник, не смог к нему пробиться, не смог до него донести, хотя старался, пытался что-то объяснить. Но он от исповеди к исповеди упорно идет по формальному, фарисейскому пути. Ну что делать? Только положиться на милость Божью. Раз Господь его призывает к таинствам, значит, Господь Сам его ведет. А наше дело его поддержать, предложить какие-то действия, например, читать Псалтирь, чтобы всё-таки были духовные усилия. И, конечно, молиться за этого человека.

«Жизнь – штука полосатая»

Охлаждение в вере может наступить и после формального отношения к ней, и после «горения». Была у меня такая прихожанка. Пришла в храм, вся буквально сияет. Я так и звал ее: ваше сиятельство. Говорил ей: «Смотри, ты сейчас так радуешься. Это замечательно. Но радость твоя нынешняя – дар Божий. Его нужно сохранить. Это совсем не так просто». Примерно год она радовалась. А потом появился в ее жизни какой-то молодой человек, и она ушла из Церкви. Так бывает, к сожалению. Дай Бог, чтобы она нашла свой путь к Богу.

А бывает, человек вроде бы преодолел и охлаждение после такого «горения», вроде бы у него наладилось всё, и вот он уже опять чувствует какой-то застой в духовной жизни. Жизнь – штука полосатая. А духовную жизнь можно сравнить с подъемом на ступенчатую пирамиду. Ты карабкаешься, карабкаешься, вышел на ровное место, вроде никаких изменений. Но ты всё-таки двигаешься, подходишь к другому склону. И вот ты опять начинаешь карабкаться.

Так и должно быть. Главное – не опускать руки, не унывать, не мириться с грехом, с тем, с чем мириться нельзя, и не нужно из себя что-то выдавливать натужно. Чувствуешь, что у тебя нет – проси. Господь – податель всех благ. Чувствуешь, что не можешь каяться, молись: «Господи, научи каяться, даруй мне возможность искренне переживать за совершаемые грехи, и дай силы бороться с ними». Нам всё время надо видеть свои грехи и не ужасаться, а благодарить Бога, когда Он нам их открывает.

Одни и те же грехи, одна и та же любовь

Человеку, который на каждую исповедь с неизменным постоянством приносит одни и те же грехи, необходимо отвечать тоже с неизменным постоянством – с любовью. То есть мирно, доброжелательно, спокойно, с теплом. И может быть, это тепло согреет его сердце и оно растопится.

В Библии есть замечательные слова: «И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное» (Иез. 36:26). Душа и сердце каменеют от греха. Дай Бог, чтобы у нас появилось такое тепло, которое может растопить и этот духовный камень. Но надо понимать, что это дар Божий. О нем надо молиться. Если ты к нему стремишься, Господь тебе даст. Господь щедр и милостив.

Записала Оксана Головко

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем духовном опыте или видении проблем христианской жизни – пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Духовная жизнь однообразна? Ведите дневник

Советы кающимся от протоиерея Артемия Владимирова

Какие грехи мы не видим?

Не надо ждать от исповеди и покаяния сказочного, немедленного разрешения проблемы