Кладбище как вокзал

Был у нас прихожанин, который постоянно на каждой исповеди, да в беседах на церковном дворе вздыхал и, кивая в сторону рядом с храмом расположенного кладбища, повторял: - Скоро домой. Ему никто не возражал. Соглашались. Сочувственно и горестно поддакивали и переводили разговор на иную тему. Оно и понятно, далеко не каждый о собственной смерти рассуждать любит, разве только старенькие, прожившие жизнь верующие, к подобным рассуждениям спокойно относятся.

Так бы и остался наш мужичок со своим, не опровергнутым, минорным утверждением, если бы не соседка его, годами помоложе. Услышав в очередной раз философствование о неизбежном для каждого событии с определенной вечной пропиской, она возмутилась:

– И чего это ты соседушка, все причитаешь, страдаешь и всех нас не туда поселяешь?
– Чего это не туда? – возмутился прихожанин. – Там наш дом будущий.
– Может, для тебя и дом, – тут же заявила женщина, – а для меня, да и для них, – она обвила рукою вокруг собравшихся и с интересом прислушивающихся к разговору прихожан, – вокзал!

Это простодушное народное богословие, четко и конкретно подтверждающее, как евангельское «Всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет во век» (Ин. 11:26), так и все учение Православной Церкви о участи душ верующих после смерти, постоянно вспоминается в дни поминальных суббот из которых Троицкая суббота, как и суббота мясопустная – в особом ряду. Ведь в эти дни Церковь в богослужениях концентрирует внимание наше не только на тех, кто был нам близок, дорог и любим, но на всех преждепочивших православных христианах.

Поэтому и Вселенская, что всех и вся объемлющая. Недаром святитель Василий Великий говорил, что Господь именно в этот день благоволит принимать молитвы об умерших и даже о «иже во аде держимых».

Внутренняя вера в загробную жизнь и в то, что усопшие пребывают рядом с нами, не обязательно появляется только со знанием православных истин. Она практически у всех всегда присутствует. Посмотрите на контингент (уж, простите за определение), стоящий со свечами на вселенской панихиде, да и на погребениях. Многие из них никогда не были под священнической епитрахилью и вряд ли правильно прочитают даже «Отче наш».

Но ведь они пришли! Спрашивают, как свечу держать и когда ее зажигать. Неловко крестятся и очень боятся сделать что-то «не так».

Это далеко не «стадный рефлекс», не пресловутое «так положено», а внутренняя, пусть и не осознанная вера в будущую, неизвестную, оттого и страшную, новую жизнь.

Отчего столь много всяческих суеверий, примет и откровенных глупостей, связанных со смертью? Да все оттого же: хочется в веке следующем, после последнего вздоха, жить (именно жить!) правильно и счастливо, хоть это «правильно и счастливо» понимается пока лишь в земных категориях и определениях. Даже в песнопении заупокойном просьба определить нашу душу там, где: «идеже несть болезнь, печаль и воздыхание».

Правда, один из моих давних знакомых, до своего реального воцерковления, пропел мне данный кондак немного по иному: «там, где нет, болезней, печалей и воздержания», за что и был вознагражден не только моим смехом, но и скорым пониманием, что «невоздержание» грехом является…

За нами, прежде всего священниками, да и за верующими, лишь одна забота из забот определяется: объяснить, как практически достичь тех мест праведных, о которых каждый православный молится.
В поминальные субботы в храмах всегда многолюдно. И если внимательно всмотреться в присутствующих, то не трагичны лица. Не убитые горем взгляды, а слезы не от неудержимой тоски. Иное явственно видно и реально происходит: радость встречи, радость общения. Поэтому не удивительно, когда слышишь: «Постояла, помолилась на поминальной, как поговорила со всеми».

Еще одна особенность Вселенской субботы.

Возможность «вымолить» грешника почему-то не часто вспоминается в наших проповедях. Все больше о собственных прегрешениях, преткновениях и преступлениях думаем и рассуждаем. Может быть, это происходит потому, что мы всё прощаем тем, кто пережил самое страшное зло – смерть. Недаром на кладбищах, судя по эпитафиям, надписям и определениям все «дорогие», «любимые» и «родные».

Вселенские же субботы настойчиво напоминают, что именно твоя молитва, твоя искренняя просьба к Богу способна освободить тех, кто ушел, от нераскаянного греха. Более того, видя старание и милосердие об иных, Бог и твои немалые грехи в свое время не вспомнит. Так что по сути: молимся об усопших, а прощается и тебе.

Троицкие праздники невозможны без предварительной молитвы о всех преждепочивших, потому что событием сошествия Святого Духа завершилось домостроительство спасения человека, а в этом спасении участвуют и усопшие. Именно в эти дни, в храмах Божьих, горнее и дольнее, земное и небесное Духом Утешителем освящается и наполняется, то есть «всяка душа живится».

И если душа жива, то зачем ей кладбище? Всего лишь остановка. Может быть, с пересадкой, пока грехи мы отмолим, а далее… жизнь.

Вокзал, он всегда явление временное.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Новый ритуальный закон разрешает частные и религиозные кладбища в России

Пункта о повторном использовании земли для захоронений в документе пока нет

Троицкая родительская суббота

Не короткая у нас жизнь – вечная. И ничто не кончится, и всё-всё продолжится…

Хромая вера, или Как не пойти ко дну

Христос не прекращает бедствия сразу, не усмиряет бури, а подает помощь, избавляя от гибели