Клирик храма Христа Спасителя: Признание “этической ошибки” – еще не покаяние

Слушания по делу о «панк-молебне» продолжаются в Хамовническом суде с одиннадцати часов. В семь часов вечера судья заявила, что, если потребуется, заседание продолжится до утра.

Между тем, участница группы Надежда Толоконникова признала за собой и другими обвиняемыми «этическую ошибку».

Являются ли эти слова долгожданным покаянием в кощунстве? Комментирует клирик храма Христа Спасителя протодиакон Александр Агейкин.

Протодиакон Александр Агейкин

-Я не считаю, что слова Надежды Толоконниковой — это извинение. Это просто констатация факта, даже горделивая: немножечко ошиблись, с кем не бывает.

Признание человеком ошибки не равнозначно словам: «Простите, я причинил вам боль». А вот этих или подобных им слов ни от одной девушки мы ни услышали. Поэтому я не вижу в сегодняшних их репликах раскаяния. Если человек раскаивается, он полностью изменяет свою точку зрения на событие.

-Вы сами, как клирик храма, в котором произошел инцидент, считаете себя пострадавшим?

-Я могу себя назвать пострадавшим, но не от того, что они совершили, а от того, что в нашем безумном мире вообще происходят такие трансформации. Для меня, например, дико слышать оправдание идей феминизма, содержащее в себе поношение Творца: «Не должно быть почитания мужского начала, мы хотим вернуться к почитанию начала женского». Для меня это обидно и оскорбительно.

Поэтому я себя считаю потерпевшим от греха вообще, а не от каких-то конкретных действий. Для меня то, что человек грешит (даже не касаясь этих безумных девиц, которых теперь все обсуждают), то, что грех процветает, что из нашей жизни в принципе уходит понятие греха — очень мучительно. Сейчас многие даже стараются избегать такого слова, как грех. Более того: в некоторых обществах уже священника могут попросить не говорить слово «грех», потому что оно якобы может кого-нибудь оскорбить. Меня весьма удивил рассказ владыки Амвросия Гатчинского, ректора Санкт-Петербургской духовной академии: он участвовал в конференции в Финляндии, и его попросили слова «грех» не произносить, чтобы не оскорбить кого-нибудь из присутствующих в зале.

Сегодня происходит тотальное потворство греху. И именно это доставляет страдания.

-А каких действий ждет от обвиняемых и от суда Церковь?

-Нам вообще не нужно, чтобы их постигало какое-то наказание, нам не нужны никакие формальные извинения. Мы же не злодеи и не изверги, чтобы на дыбу их поднимать или плетьми сечь. Пользы-то от этого не будет, если человек не изменится — это абсолютно очевидно.

Мы хотим, чтобы в этих женщинах произошло то самое изменение сознания, которое называется покаянием, чтобы они задумались: «А может, мы сделали что-то не так? Объясните нам наше заблуждение, мы хотим измениться». Церковь ждет только этого.

-Как вы считаете, какой оптимальный выход из сложившейся ситуации с судом и следствием по делу о «панк-молебне»?

-Выход сейчас один: дождаться поскорее какого-то вердикта суда — виновны или невиновны, какому наказанию подлежат. Тогда у нас появятся основания для размышлений. Пока это какой-то цирк и фарс: одни в зале суда улыбаются, другие пытаются затянуть процесс, кто-то говорит, что не согласен с мотивами, кто-то — что не понял обвинения… Это игра какая-то, а не суд.

Поэтому я и говорю: давайте дождемся решения суда. Это самая главная точка, которая должна быть поставлена. Когда это решение будет вынесено — вот тогда мы начнем думать: умное ли оно или неразумное, жестокое или слишком мягкое.

Пока же эти сломанные копья, обвинения друг друга и оскорбления — ни к чему не приводят.

-Не кажется ли вам, что судебные прения, обвинения, следствие — все это только бьет по Церкви?

-Продолжится суд или каким-то образом прекратится — удары будут приходиться по Церкви. Остается одно — терпеть эту боль в надежде на то, что она будет испытана не зря. А потом уже будем стремиться к изменению ситуации.

Когда человек лечится от болезни, он тоже претерпевает боль, надеясь, что дальше его состояние изменится к лучшему.

Беседовала Мария Сеньчукова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: