“Кодекс чести” учителя: с чем борются законодатели?

|

Сразу два комитета Госдумы — по вопросам семьи, женщин и детей, а также по вопросам образования — приступили к созданию федерального Кодекса школьной чести, в котором пропишут правила поведения и нормы внешнего вида не только для детей, но и для педагогов. Кроме рекомендаций к внешнему виду преподавателей, в нем пропишут, что демонстрация неуважения, грубости, невоспитанности и несдержанности недопустима не только со стороны ученика, но и со стороны учителя. 

Нужны ли учителям законодательные рекомендации внешнего вида и поведения?

Комментирует писатель, журналист, учитель литературы Ирина Лукьянова.

К сожалению, Дума вместо решения насущных вопросов,  занимается вопросами, которые вообще не подлежат урегулированию на законодательном уровне – в том числе вопросы морали и этики. Дресс-код для конкретных профессий – тоже не вопрос федерального законодательства в ХХI веке. Даже в 1834 году, когда Николай I ввел униформу для гражданских – вплоть до мундирных платьев, – общество к этому отнеслось без восторга.

Вместо решения вопросов содержательных – законодатель занимается формальными. Вместо борьбы с реальными проблемами – борется со словами, информацией, интернет-сайтами, короткими юбками – как если бы до власти дорвалась, наконец, старенькая уборщица, которой покоя не дает, что ходят тут всякие в коротких юбках, морды понакрасили и выражаются при детях.

Вместо лечения запущенных социальных болезней законодатели наводят внешнюю красоту: ну вот как если бы врач румянил больного гепатитом, чтобы он не был таким желтым, а стоматолог ставил красивенькую пломбу на запущенный пульпит. Живо вспоминаются гробы повапленные.

В школьном «Кодексе чести» предполагается прописать, что учитель не имеет права вести себя грубо, а должен вести себя сдержанно. Это еще одна вариация на тему «надо запретить всем быть плохими и обязать всех стать хорошими», которая лежит в основе большинства думских инициатив последнего времени.

Законодательно обязать человека быть хорошим нельзя. Но должностные инструкции могут обязать его выполнять свои профессиональные обязанности.

Закон об образовании утверждает гуманистический характер образования при соблюдении прав и свобод личности, дает учащемуся право на «уважение человеческого достоинства, защиту от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья; свободу совести, информации, свободное выражение собственных взглядов и убеждений». Закон позволяет уволить учителя даже за однократное применение методов психического и физического насилия, и в Трудовом кодексе есть соответствующая статья 336.

Единый квалификационный справочник должностей служащих вменяет учителю в обязанность обучать детей «с учетом их психолого-физиологических особенностей и специфики преподаваемого предмета», способствовать «формированию общей культуры личности, социализации», соблюдать права и свободы учащихся и поддерживать дисциплину, «уважая человеческое достоинство, честь и репутацию обучающихся».

На основании ЕКС школы должны разрабатывать должностные инструкции, которые учителя подписывают при приеме на работу. Поскольку документы всех уровней, от федерального Закона об образовании до должностных инструкций в каждом учебном заведении уже содержат требования к учителю уважать достоинство учащихся и не применять к ним насилие, принимать еще один декларативный документ на федеральном уровне решительно не имеет смысла.

И то, что думцы об этом вообще не задумываются, не изучают уже существующую законодательную базу, – печальное свидетельство их профессионального уровня.

Учителя действительно часто не справляются с эмоциональными перегрузками и не умеют реагировать профессионально – а реагируют на бытовом уровне, выходя из себя. Профессионалов, работающих с людьми, вообще надо специально учить  держать удар, не переходить на личности, разрешать конфликты грамотно, а учителей –  удерживать дисциплину в классе без помощи насилия, эта часть учительской подготовки в нашей стране сильно проседает.

Но вместо того, чтобы решать проблему как следует – подготовить программы, оплатить работу специалистов, которые позволяли бы учителям научиться справляться со сложностями их работы (скажем, учиться понимать, почему ученик ведет себя именно так и что нужно сделать, чтобы он стал вести себя иначе), внести изменения в подготовку педагогов, продумать курсы для людей с непедагогическим образованием – предлагается в очередной раз законодательно обязать учителей быть хорошими людьми.

Учитель очень часто просто не знает, что делать в той или иной ситуации и чувствует себя беспомощным и беззащитным: кричать нельзя, выгнать из класса нельзя, выгнать из школы тоже нельзя, – ученик чувствует себя совершенно безнаказанным и даже дразнится: «а все равно вы мне ничего не сделаете». Школы и учителя очень нуждаются не в «кодексе чести», бессмысленном наборе общих слов, а в грамотных педагогических разработках на тему «как поддерживать дисциплину в классе нерепрессивными методами». Если учитель это умеет – никакой ученик его ничем не сможет шантажировать. Если не умеет – никакой «кодекс чести» тут не поможет.

Конечно, в классе лучше не кричать на ученика, и выгонять ученика из класса мы тоже не имеем права, потому что отвечаем за его безопасность – мало ли во что он влипнет, слоняясь без надзора. Но прописывать документально каждый учительский чих – бессмысленно, потому что педагогика – это штучная работа, а не конвейерное обучение. Начнем запрещать крик – это что, децибелы прописывать? Или введем перечень запрещенных слов? Или будем измерять долю вложенных в крик эмоций?

Но, разумеется, нормы поведения в школе должны базироваться на этике и взаимоуважении и быть обязательны для всех – и учителей, и учеников, и родителей. Эти нормы вполне могут содержаться в Уставе школы, в договоре, который школа заключает с родителями, они могут быть прописаны в правилах поведения для учеников, в должностных обязанностях учителя – но нет решительно никакой нужды сочинять еще один федеральный документ на эту тему.

В нашем обществе вообще есть прискорбный перекос в сторону морали и этики в ущерб профессионализму: всякую проблему оценивают в категориях «хорошо-плохо» и пытаются решать в дисциплинарной плоскости, наказывая виновных. Тогда как решение обычно лежит в плоскости «продумать как следует и найти профессиональное решение».

Хамить клиенту на работе – это прежде всего непрофессионально. Орать на подчиненного – непрофессионально. Решать проблемы ударным бескорыстным трудом в нерабочее время вместо того, чтобы повысить производительность в рабочее – непрофессионально. Запугивать учеников «в дворники пойдете» – непрофессионально. Принимать законы «запрещается все на свете» – непрофессионально.

Законодателям вообще стоит бороться с желанием очень срочно запретить что-нибудь и отрегулировать на федеральном уровне каждый бытовой конфликт, каждую раздражающую мелочь, каждую подробность частной жизни. Потому что это непрофессионально. Если так дальше пойдет, мы будем каждое утро получать по федеральному закону вроде:

– водителям маршруток запрещается отъезжать от остановки с открытой дверью!

– санитаркам больницы такой-то запрещается ругаться с больными!

– запрещается продавать просроченные йогурты!

– запрещается целоваться в метро!

– запрещаются автомобильные пробки!

– людям пенсионного возраста запрещается сидеть у подъездов на лавочках и распространять недостоверную информацию о жильцах домов!

– запрещается плохая погода дольше трех дней подряд!

Очень хочется уже запретить глупость и непрофессионализм на федеральном уровне, но это, к сожалению, тоже было бы глупо и непрофессионально.

 

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!