Кофе, договор и Минобразования: что случилось на самом деле

|
«Скажи мне, что это неправда!» «Ты уже видела?!» «Они совсем там, что ли?» Когда я получила десятое письмо с таким сообщением, при этом в ужасе пролистывая в ленте фейсбука примерно сотую ссылку с гневными комментариями, мое терпение лопнуло: я решила выступить в жанре объяснительно-успокоительной записки к чужим материалам семилетней давности.

2016 – 2009 = 7

Как вы уже догадались, в личных письмах я получала ссылки на материалы о том, что Минобрнауки утвердило кофе среднего рода и ударение дОговор.

Давайте сделаем вместе эту классную работу: открываем снова статьи по ссылкам, стараемся привести дыхание в норму, отбрасываем мысли о жестокой мести тем, кто делает такие ужасные вещи с русским языком (да, это трудно, но я в вас верю), успокаиваемся и начинаем думать.

Для начала посмотрим на дату публикации: в «Российской газете» это 1 сентября 2009 года. В «Московском комсомольце» — 31 августа 2009 года.

Скорее всего, после этого многим из вас легче не станет: напротив, вы начнете рвать на себе волосы в ужасе от того, как могли пропустить лингвоапокалипсис. Прошу вас, воздержитесь и от этого.

Нырнем, как Гарри Поттер, в зеркало памяти. И постараемся найти в нем события семилетней давности.

Столик для словаря

Действительно, тогда был большой спор о словарях, которые хотели утвердить в качестве такого «государственного набора». Ничего странного тут нет, подобные наборы словарей, рекомендованные государством, существуют во многих странах. Это сильно облегчает жизнь: носители языка точно знают, каким словарям верить, в книжных магазинах не появляется странных словарей с неизвестными авторами, и жители не сталкиваются с разночтениями: в одном словаре одно, а в другом — совсем другое. Дело это весьма полезное, в тех странах, повторю, где есть высокая словарная культура.

Мы, к сожалению, пока к таким отнести себя не можем. У нас нет привычки заглядывать в словарь или даже просто иметь его дома на полке (в Великобритании, говорят, есть даже особый предмет мебели — столик для словаря).

Но мы отвлеклись. Так вот, спор о словарях действительно был.

В лингвистическом сообществе к утвержденному набору возникли вопросы: по какому принципу утверждались словари и почему в этот список не попали явно качественные и заслуживающие доверия издания и авторы?

Заместитель директора Института русского языка имени Виноградова Леонид Крысин говорил: «Этот приказ министра образования посеял смуту в умах тех, кто профессионально связан со словом – журналистов, учителей. Почему четыре словаря? Почему именно эти? Список производит впечатление случайного набора. Несомненно, что есть словари более известные, более авторитетные, чем те, которые уже значатся в этом списке. Конечно, их надо иметь в виду, когда говорится о русском языке как государственном».

ЙогУрт и дОговор

Но пока лингвисты разбирались, по какому принципу составлялся список и почему в него попали словари только одного издательства, журналисты, извините за выражение, забили тревогу. В словарях они нашли йогУрт (это старая норма, слово когда-то пришло из французского, но никто не стал разбираться), указания на то, что существительное кофе может быть среднего рода и вариант ударения дОговор. И дальше, как говорит один мой знакомый, шторка упала. Любители русского языка и борцы за его чистоту понеслись на эти «новые» нормы, как бык на красную тряпку.

Как мы видим, эта красная тряпка, всплыла, ничуть не полиняв, семь лет спустя, и ею опять размахивают.

Наш дорогой и любимый кофе

Надеюсь, мои уважаемые читатели до сих пор соблюдают рекомендации, данные им в самом начале статьи, глубоко дышат и воздерживаются от криков и ругательств. И теперь постарайтесь вспомнить, сколько раз вы слышали объяснения лингвистов по поводу кофе. Пять? Десять? Двадцать пять? Много, очень много, я вас уверяю. Потому что сама пишу и говорю об этом уже не первый раз.

Но не грех и повторить. Слово кофе уже больше 30 лет (с начала 80-х годов) фигурирует в словарях как существительное мужского и среднего рода. Но средний род всегда (подчеркиваю: всегда!) отмечается в словарях как разговорный, не основной, допустимый. Это означает, что наш дорогой и любимый кофе не теряет своей мужественности. Он мужчина! Но если вдруг в разговоре у вас случайно вырвалось что-то вроде «ой, кофе убежало», это не будет означать, что вы пропащий человек, проклятый сообществом лингвистически безгрешных людей навеки.

От объяснения, почему это все с кофе вообще произошло, воздержусь, это тема отдельной колонки.

Не все лингвисты согласны

Теперь о дОговоре. Действительно, ударение дОговор как допустимое (опять подчеркиваю: не основное, допустимое в разговорной речи!) попало в некоторые словари. Например, зафиксирована эта разговорная норма в “Большом орфоэпическом словаре” (2012) под редакцией Л.Л.Касаткина и М.Л.Каленчук. Насколько мне известно, не все лингвисты согласны с таким решением и считают его несколько поспешным. Но в любом случае это, как и в случае с кофе означает, что никто не заставляет вас говорить дОговор. Говорите (тут я даже настаиваю) договОр — он остается литературной нормой.

Дыхание глубокое, пульс ровный? Мы уже близки к завершению этого разговора. Остается задать один очень важный вопрос: дорогие мои, а почему вы вообще поверили, что Минобразования утверждает нормы русского языка? С каких пор их утверждает правительство? Вы слышали хоть об одном таком указе?

Не подсказывайте чиновникам

Главный редактор Грамоты.ру Владимир Пахомов собирает коллекцию мифов о русском языке. Один из таких мифов звучит так: «Нормы русского языка утверждает правительство». Многие действительно в это свято верят. И это, между прочим, не их вина. Это печальный симптом времени, готовность поверить в то, что государство решает все, даже то, какого рода кофе ты пьешь по утрам, и в любой момент может этот кофе запретить.

Да, запрещают сейчас многое, но пока до того, чтобы запретить литературные нормы, никто из чиновников не додумался.

И не надо им подсказывать.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Сосули: право на существование

Срезают лазером сосули, в лицо впиваются снежины, до остановы добегу ли, в снегу не утопив ботины

Раздражают не ошибки, а люди с интеллигентским снобизмом – Андрей Усачев

Разговор с автором текста Тотального диктанта детским писателем и поэтом Андреем Усачевым

Умирает ли русский язык?

Лингвист Анатолий Баранов об опасных языковых тенденциях

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!