Когда Николай II становится крайним

|
Не злоупотреблять «крайним» в свое время по-человечески просил даже Дмитрий Медведев. Однако мы, похоже, всерьез движемся в сторону «Крайнего из могикан» и «Крайнего танго в Париже».

Как языковое мракобесие побеждает правила

Спикер Законодательного собрания Петербурга Вячеслав Макаров на днях назвал Николая II «крайним русским императором». Вернее, сначала он все-таки использовал прилагательное «последний», а потом сам себя поправил. Говорят, что «крайности» — просто часть речевого портрета спикера. Макаров не любит говорить о «последнем заседании» или «последнем вопросе» — все это у него бывает только «крайним».

Вполне возможно, что это действительно всего лишь его особенность. Но именно эта черта речевого портрета оказалась очень кстати. Одно из главных языковых суеверий эпохи вдруг развернулось, встало в полный рост и как будто сказало нам всем со зловещим хохотом: «Никуда вы от меня не денетесь!»

И дело тут не только в невольном намеке спикера Макарова на некое бесконечное царствование (мыслит на перспективу, шутили в комментариях пользователи соцсетей).

Слова о «крайнем императоре» обнажили эпоху языковой постправды – когда суеверия и иррациональность берут верх над логикой и разумом.

Употребление прилагательного «крайний» вместо прилагательного «последний» – типичный пример того, как языковое мракобесие побеждает правила. Побеждает давно и повсеместно, а не только во время выступлений спикера Заксобрания Петербурга.

 

«Крайний из могикан» в новостях

Попробуйте поискать словосочетание «крайний раз» в новостях.

Вот в ЗАГСе Чебоксар зарегистрировали ребенка с именем «Вселенная». Местный новостной портал напоминает: «Крайний раз Вселенную в Чебоксарах рожали более 10 лет назад».

А вот группа ДДТ приехала выступать в Уфу. «В башкирской столице был сыгран крайний концерт тура в этом сезоне», — пишут в новостях.

Московский областной театр юного зрителя сообщает: «Крайним спектаклем в этот раз окажется “Важная птица”». Почему и за какие провинности спектакль сделали крайним, авторы текста не сообщают.

А еще бывают крайние телеэфиры, крайние места работы, крайние мужья и крайние жены.

По фейсбуку уже давно гуляют обложки произведения «Крайний из могикан» и афиши к фильму «Крайнее танго в Париже», высмеивающие тех, кто боится слова «последний».

Между прочим, не злоупотреблять «крайним» в свое время по-человечески просил и Дмитрий Медведев. «Не надо бояться слова “крайний”. Последние – это нормально», – успокаивал Медведев участников программы «Подготовка и переподготовка резервов управленческих кадров» еще в 2013 году, за 4 года до появления «крайнего императора».

 

Последний – не всегда самый плохой!

Лингвисты давно и безуспешно пытаются отговорить любителей прилагательного «крайний» от его бездумного употребления. Считается, что это суеверие пришло из языка профессий, связанных с риском, — альпинистов, летчиков, моряков. Но потом распространилось повсеместно.

Главный редактор портала «Грамота.ру» Владимир Пахомов включил необходимость употребления слова «крайний» в число главных языковых мифов о русском языке. Он отмечает, что у прилагательного «последний» два негативных значения, от которых, видимо, хочется отгородиться. Первое — «низший в ряду подобных, самый плохой» (последний негодяй). Второе — «тот, за которым ничего не следует, окончательный». Считается, что сказать это слово — значит не допустить возможности повторения, продолжения (а вдруг больше не выйдет?!).

Но у слова «последний» есть и еще одно — и очень хорошее! — значение: последний — значит «самый новый, современный, передовой». У слова «крайний» в этом смысле гораздо больше негативных коннотаций (тот, кого делают виноватым; чрезмерный, экстремальный, на грани). Но это прилагательное почему-то такого иррационального страха не вызывает. Новая модель телефона — последняя, а вовсе не крайняя.

«Повсеместная замена прилагательного “последний” прилагательным “крайний” — грубое нарушение норм русского языка!» — буквально кричит «Грамота.ру». А еще умоляет не бояться говорить «Садитесь» вместо «Присаживайтесь» — никто от этого в тюрьму не сядет.

Но проблема в том, что многим из тех, кто так говорит, это известно.

Просто логика – ничто, а страх – все. Необъяснимый страх того, что одно ни в чем не виноватое слово вдруг поставит точку, за которой ничего нет.

Не страшно оказаться на краю – страшно увидеть за ним пустоту.

Но не бойтесь, все еще будет. Не последний день живем.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Что вкуснее: шаурма или шаверма?

Региональные слова – богатство языка, мусор или лекарство от высокомерия

Общение в сети: что случилось с пунктуацией?

«Ну не получается у меня эти знаки ставить! И так же все понятно»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: