«Когда я впервые увидел папу, подумал: его мне послал Бог»

Источник: "Факты"
|
Единственный в Украине многодетный приемный отец Руслан Волощук из Херсонской области в одиночку воспитывает шестерых мальчиков и мечтает, что однажды у детей появится любящая мама.
«Когда я впервые увидел папу, подумал: его мне послал Бог»

В доме Руслана Волощука гостей встречают домашней выпечкой. Не успела я переступить порог, а уже бегут малыши с приглашением: «Пойдемте чай пить!» Старшие ребята расставили в столовой красивый сервиз, принесли чайник и еще горячий пирог с маком. На стол собрали дружно и быстро. И все вместе сели пить чай: глава семейства Руслан Волощук, его отец Петр Васильевич и шестеро приемных сыновей. Поедая вкуснейший пирог, я не могла поверить, что в этом доме хозяйничают исключительно мужчины. И разве может быть приемная семья без мамы?

«Раз так мучаешься, надо брать детишек из интерната»

В доме царит идеальный порядок. Обувь в прихожей аккуратно расставлена, детские ботиночки вымыты и начищены. Мальчики выглядят опрятно: рубашечки наглажены, волосы причесаны. Младшие ходят хвостиком за отцом, а тот постоянно убегает на кухню, откуда доносятся аппетитные запахи.

— Папа готовит наше любимое блюдо — вареники с картошкой, — объясняет семилетний Влад. — А я ему помогаю: мою посуду. Мы с братиками все делаем: застилаем кровати, подметаем пол, чистим картошку. Папа, мы твои помощники, правда?

Прижавшись к отцу, мальчик расплывается в довольной улыбке. Я заметила, что и старшие, и младшие дети постоянно льнут к Руслану Петровичу. А он их обнимает, гладит по головам, чмокает в щечки. Обычно так с ребятишками обращаются матери. Но в этой семье Руслан Петрович и за маму, и за папу. Его мальчишки серьезные, самостоятельные, заботятся друг о дружке. Самый старший, 14-летний Виталий, считается правой рукой отца. Он опекает младших, помогает им учить уроки. В семье два Влада (четыре года и семь лет) и два Максима (два годика и девять лет). И еще 12-летний Вася. Он отличник, мечтает стать юристом.

— Десять лет назад у меня была другая семья, — рассказывает 43-летний Руслан Волощук. — Однажды летом я привез жену с маленьким сынишкой в село к ее родителям и уехал по делам. Взрослые на минуту зашли в дом, а Назарчик забрался в надувной бассейн и… утонул. Ему был годик и два месяца. Мы с женой не смогли пережить эту трагедию — разошлись. Потом я переехал в город Берислав Херсонской области, купил здесь дом, перевез родителей.

Еще раз попытался создать семью. Но тут беда — у мамы на почве диабета развилась гангрена, ей ампутировали ногу. В доме появился больной человек, а с ним и характерные запахи. Новая жена долго не выдержала: «Ты как хочешь, а я эту вонь терпеть не буду». И уехала. После такого я уже боялся приводить в дом женщину.

Потом вообще стало не до этого. Маме ампутировали вторую ногу, затем погиб брат. Невестка снова вышла замуж, но мои племянницы, дочери покойного брата, в новой семье не прижились. Я забрал девочек к себе и три года их воспитывал. Племянницы окончили школу, поступили в вузы и разъехались. А я затосковал. Жизнь снова стала пустой и бессмысленной. Быть отцом у меня вот здесь (показывает на сердце. — Авт.).

Однажды знакомый сказал: «Если так мучаешься, надо брать детишек из интерната». Я стал узнавать, возможно ли такое. Оказалось, что закон не запрещает одинокому мужчине создать приемную семью. Я обрадовался и бросился собирать документы. Биография у меня нормальная: в прошлом пограничник, много лет работаю на заводе. Мама мою идею поддерживала, отец сомневался: «Что скажут люди?» Я настаивал: «Нельзя жить с оглядкой на соседей. Пусть у меня будет нестандартная, но семья».

«За малейшую провинность тетя-опекун сажала Виталика на цепь или била головой о стенку»

— Говорят, приемные сыновья похожи на меня, — продолжает Руслан Волощук. — Но я специально не подбирал. Брал всех, кого давали… Так вот, собрал я документы, сижу, жду. И вдруг звонок: «Руслан Петрович, привезли двух братиков. Родители запили, в доме случился пожар, еле успели детей спасти. Хотите взглянуть?» Я взял такси, примчался в приют. Старший Влад (ему тогда было три года) меня увидел и — прыг на руки: «Папа!» Его братик Максим подошел к нам, обнял. У меня аж слезы навернулись. Шепчу директору приюта: «Все, забираю!» Она объясняет: «Не получится. Родителей еще не лишили родительских прав. Разве что будете кормить детей за свой счет». «Без проблем!» — говорю.

Я тут же съездил за разрешением временно содержать у себя ребятишек, отдал бумагу директору, посадил детей в такси и домой. Первым делом выкупал Влада и Максима — после пожара они были черные, как трубочисты. А одеть во что? Детских вещей в доме нет. Нашел оставшиеся от племянниц одежки, нарядил в них малышей. На другой день приходят к нам сотрудницы из службы по делам детей, а мальчишки в юбках бегают!

Да что там одежда, вот с едой была история! Неблагополучные родители кормили Максима и Влада колбасой и майонезом. Другой пищи дети не знали. Помню, я сварил картофельное пюре. Так мальчишки целую кастрюлю сами съели! Потом попробовали борщ и котлеты. И все, подавай им теперь каждый день борщ, котлеты и пюре. Целый месяц только эти блюда и готовил, пока малыши наконец наелись.

Потом мне сообщили, что в херсонскую больницу госпитализировали мальчика-бродяжку. Поехал его проведать. Захожу в палату, а там сидит маленький, лысый мужичок, сигарету в руках крутит. Вот что жизнь сделала с 11-летним мальчишкой! Виталик был совсем крохой, когда его отца и мать лишили родительских прав. Опеку передали родной тетке. Женщина оказалась садисткой: за малейшую провинность била племянника шнуром от зарядного устройства для мобилки или сажала на цепь. На голове Виталика осталась проплешина — это тетя так кидала его затылком об стенку.

Живя у тетки, Виталик кормил свиней, коров, чистил сарай. Отсюда у него хозяйственная жилка. Помню, забрал его домой, познакомил с Максимом и Владом. Малыши как раз в машинки играли. Виталик спрашивает: «А можно я для них подарок сделаю?» И смастерил из щепок миниатюрный гараж для машинок!

Потом у нас появился Вася. В 2002 году о нем писали все херсонские газеты. В крещенские морозы горе-родители оставили коляску с младенцем на улице. Дитя едва не погибло. Вначале Васю забрала тетя, потом приютила знакомая старушка. Мальчика передавали из рук в руки, пока он снова не оказался в приюте. Услышав Васину историю, я попросил социальных работников: «Привезите мне этого ребенка!»

— Когда я впервые увидел папу, понял: его мне послал Бог, — говорит Вася. — Я жил в разных семьях. Меня привозили, потом забирали. И снова куда-то везли… Но к папе Руслану я приехал навсегда.

— Вы думаете, что я спас детей? Да это они спасли меня и продлили жизнь моей маме, — признается Руслан. — Мама души в них не чаяла. Научила грамотно разговаривать, считать, писать. Мальчики целый день крутились возле постели бабушки. Я волновался: а вдруг детям тоже запах не понравится? И они захотят уйти… Спрашивал: «Вам ничего не мешает?» Дети смотрели на меня с недоумением и мостились к бабушке под бочок. Если меня не было дома, Виталик сам поднимал бабушку, менял повязки… В прошлом году мама умерла.

«Главное — чтобы жена детей сердцем приняла»

— Виталику и Васе очень нравилось жить в большой семье, — говорит Руслан Волощук. — Однажды Виталик попросил: «Папа, а давай еще деток возьмем!» «Я бы рад, но не дадут, — объясняю. — Дом маленький». — «Давай сделаем большой», — предложил Виталик. Я задумался: а ведь точно! Посоветовался с отцом, переговорил с детьми — все «за». Ну тогда, говорю, нам надо хорошо потрудиться.

Мы развели кур-бройлеров, я открыл маленький бизнес, дедушка добавил свою пенсию. Закупили стройматериалы, начали достраивать комнаты. Виталик и Вася вместе со мной таскали кирпичи, носили раствор в ведрах. Узнав, что я расширяю жилплощадь, сотрудницы службы по делам детей посоветовали: «Создавайте детский дом семейного типа!» А тут и новые детки нашлись: два братика, младшие Влад и Максим.

Меня предупредили: надо торопиться. Если не успею достроить дом и забрать малышей из детского дома, их разлучат — старшего переведут в интернат. А тут, как назло, у нас закончились деньги. Стройка остановилась. Добрые люди подсказали, что недостающую сумму можно попросить у фонда Рината Ахметова «Развитие Украины». Набравшись мужества, я обратился в фонд.

— Год назад нам пришло письмо от мужчины из Херсонской области, — вспоминаетруководитель программы «Сиротству — нет» благотворительного фонда Рината Ахметова «Развитие Украины» Дарья Касьянова. — Он рассказал, что воспитывает четверых приемных сыновей, хочет взять еще двоих малышей. Однако жилищные условия не позволяют. Мужчина начал расширять дом своими силами и просил помочь ему закончить строительство.

Это письмо нас удивило. Обычно приемные семьи создаются по инициативе женщин. А тут папа-одиночка! Такое в нашей практике впервые. Мы связались с социальными службами, позвонили в школу, где учатся дети, навели справки. И услышали самые восторженные отзывы.

— Руслан Петрович — открытый, добрый, щедрый человек, — говорит заместитель начальника управления социальной защиты населения Бериславского района Херсонской области Юлия Шпитальная. — До недавнего времени я работала в службе по делам детей, помогала ему оформлять опеку над ребятишками. Помню, меня приятно удивило, что при первой же встрече мальчики называли Руслана Петровича папой. Единственное, что смущало: в доме жила бабушка-инвалид. Как это воспримут малыши? Однако ребята привязались к бабушке, даже ухаживали за ней. Узнав это, я была потрясена до глубины души.

Руслан Петрович купил мальчикам компьютеры, ноутбуки, велосипеды. Приучил ребят к труду: они с удовольствием помогают ему на огороде и по хозяйству. Дети рассказывали мне, что уже побывали во всех развлекательных центрах Херсона, съездили в николаевский зоопарк. В общем, Руслан Петрович занимается и воспитанием, и развитием детей. А мальчики буквально трясутся за ним. Когда Руслан Петрович уходит из дому, младшие в слезы: «Папа, мы с тобой!»

Фонд Рината Ахметова «Развитие Украины» помог Руслану Волощуку достроить дом, а его приемную семью взял под свою опеку (на сегодняшний день фонд создал и опекает 39 детских домов семейного типа).

— Помощь подоспела вовремя, — подтверждает Руслан Волощук. — Я быстро достроил столовую, поштукатурил стены и — бегом за детьми. Еще несколько дней, и Влада-младшего отправили бы в интернат. А оттуда вырвать ребенка тяжело. В общем, мы успели в последний момент — прямо как в кино.

Потом до меня дошли слухи, якобы районный педиатр возмущалась: «Волощук что, сдурел? Кого он себе берет?» Дело в том, что потенциальные приемные родители от Влада и Максима шарахались. Малыши страдали нарушением центральной нервной системы и рахитом. У них были огромные, размером с футбольный мяч, животы. Владу тогда исполнилось два с половиной года, а он еще не умел ходить. Но меня это не испугало. Девять месяцев в семье — и детей словно подменили. Животики уменьшились, сон наладился. Теперь Влад и Максим носятся по дому так, что не угнаться.

Раньше у нас было тридцать квадратных метров жилой площади, а после реконструкции стало девяносто. Теперь условия позволяют взять еще четверых детишек. Одну проблему решили, но назревает другая. Когда дети вырастут, куда они пойдут? Где будут жить, если создадут свои семьи? Чтобы решить этот вопрос, я основал фонд «Родительский дом». Будем общими силами изыскивать средства, чтобы построить жилье для ребят. Нельзя бросать детей на половине дороги… К слову, я первым в нашем районе создал детский дом семейного типа. Потом, глядя на нас, еще две семьи взяли ребятишек.

— Вы прекрасный отец, у вас удивительная семья. Но, на мой взгляд, мамы все-таки не хватает.

— Бывает, утром едем с малышами в садик, а любопытные спрашивают: «И где же ваша мама?» Дети хором отвечают: «Зачем нам мама? У нас есть папа!» Если честно, я уже потерял надежду найти жену. Ведь с виду я неказистый, женщины таких не любят. Да еще двух пальцев на руке нет — потерял на заработках… Говорите, после статьи в «ФАКТАХ» жена найдется? Если она меня не полюбит — не беда. Главное, чтобы детей сердцем приняла.

Ирина Копровская, «ФАКТЫ»

Фото из семейного альбома

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
«Мы у детей ничего не просим, соблюдаем конспирацию»

Как однажды многодетные родители получили в подарок 5 телевизоров

Хочешь, я буду твоей мамой?

Честный дневник о жизни большой семьи, где пятеро приемных детей

После свадьбы они хотели развестись, а теперь у них 16 детей

Многодетная семья Ефановых о том, как растить кровных и полюбить приемных

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!