Кому мешает детский смех, или закроют ли в России приюты для детей-сирот?

|

Читайте также:

Приемные родители, верните детей в приюты!

В Русской православной церкви обвиняют в корпоративном сговоре авторов законопроекта о детских приютах

На днях депутаты Е.Ф.Лахова и П.В.Крашенинников выступили с проектом закона ,   рассмотренном в первом чтении 7 ноября с.г. Согласно новой редакции закона, чиновники получат абсолютную монополию над судьбами детей – негосударственные приюты и патронатные семьи прекратят свое существование, а приемные семьи будут поставлены в очень затруднительное положение.

Здесь нужно сделать длинную паузу, чтобы вдуматься в смысл прочитанных слов: эти слова нужно не просто прочитать, в них необходимо вчитаться и осмыслить.

В России хотят закрыть все негосударственные приюты и уничтожить институт патронатной семьи, иными словами, у детей, хлебнувших в жизни горя, отнимут и новую семью!  

Придется ли детям переходить в новые детские дома, адаптироваться в чужой среде? Даже если это коснется только новых сирот, то может оказаться так, что условия государственных детских домов могут оказаться во много раз хуже условий негосударственных приютов (см.статистику к конце материала). По сообщению агентства newsru . com , издевательства над воспитанниками в детских домах России стали принимать массовый характер. В правоохранительных органах не скрывают, что сироты сегодня все чаще погибают в стенах детдомов, причем главная угроза для них – сверстники и педагоги. Эксперты утверждают, что всему виной кадровые проблемы в данных учреждениях. “Главная проблема кроется в том, что в детские дома, как правило, идут работать люди без особого призвания, – поделилась с НИ директор фонда помощи детям-сиротам “Здесь и сейчас” Татьяна Тульчинская. – Зарплаты там мизерные и случается так, что воспитатели вымещают свою злобу на детях”.

Иными словами дети, которых подобрали на помойке и канавах, которые нашли семью, вписались в коллектив, память которых медленно изживает кошмары первых лет жизни, будут помещены в новые, возможно, криминальные условия жизни? Детей отнимут от семей, чтобы передать в детский дом? Однако лишь два месяца назад министр образования А. Фурсенко призывал повторить опыт Запада и развить институт патронатной семьи, чтобы дети могли жить именно в семьях, а не детдомах. Опыт США и Европы тоже говорит в пользу расширения конфессиональных приютов и патронатных семей: на Западе фактически нет государственных детских домов: в основном есть католические и протестантские приюты и патронатные семьи. И если детские дома готовы принять всех новых детей, то, может быть, пора наконец обеспокоиться судьбой беспризорных детей?

Русская Православная Церковь ведет огромную социальную работу. Работу, не заметную многим нашим соотечественникам, причем, часто по понятным причинам: если купола храмов, золотящиеся на солнце видны всем, то на детских приютах, которые содержатся усилиями настоятелей и прихожан, нет метровых транспарантов об устроителях, нет на них ни желания, ни денег, ни времени.

Злые языки, ищущие малейший повод покритиковать Церковь, могут говорить многое, но списки и базы данных по социальной деятельности Церкви огромны: при многих храмах есть воскресные школы (а это не только Закон Божий, но и большое количество занятий по общему развитию детей – музыке, рисованию – часто единственная возможность заниматься для малообеспеченных детей), группы милосердия, помогающие инвалидам и пожилым прихожанам, священники окормляют больницы, строят детские приюты, помогают многодетным семьям, устраивают центры реабилитации для алкоголиков, наркоманов, людей, пострадавших от действий сект. Для примера, храм царевича Димитрия при Первой Градской больнице в Москве имеет: Богадельню, группу милосердия в   ГКБ № 1 им. Н. И. Пирогова, группу помощи бездомным, патронажную службу и курсы, оказывает помощь возвращающимся из мест лишения свободы, имеет пункт сбора и выдачи одежды, лекарств, продуктов, Свято-Димитриевский детский дом , Свято-Димитриевское училище сестер милосердия, Свято-Софийский детский дом (бывший д/д № 27), службу “Автобус милосердия”,   службу “Уборка улиц бездомными”… Пора ставить точку, а до конца списка дел милосердия     в одном только храме нам далеко.

Эти многочисленные и огромные проекты требуют немалых денег. Те налоги, которые идут   бюджет именно на эти нужды, разумеется, ни при каких обстоятельствах не поступают в церковные организации. То есть Церковь восполняет то, что не может сделать государство, а верующие платят и государственные налоги, и, по силам, участвуют в благотворительности.

Нужна ли государству такая помощь? Несомненно. Государство принимает эту помощь с удовлетворением и одновременно напоминанием, что можно делать и больше. В докладе Общественной палаты о состоянии гражданского общества в РФ в 2006 году, говорится, что организации традиционных религий находят новые формы деятельности: для верующих проводятся встречи по интересам, анонимно оказывается помощь людям, страдающим алкоголизмом, больным СПИДом, наркоманией, добровольцы работают в государственных и муниципальных больницах. Оказывается помощь мигрантам, переселенцам и беженцам. Члены религиозных общин работают в тюрьмах и колониях, детских приютах, собирают вещи для нуждающихся, отмечается в докладе. Однако в Общественной палате считают, что “усилия в этих направлениях все еще недостаточны”. То есть, работа проводится хорошо, но можно и нужно работать больше.

Церковные организации и рады работать больше, но на каждый шаг благотворительности приходится несколько шагов ограничений и препятствий. И деньги, и отсутствие волонтеров – не главное. Напоминания о необходимости увеличения благотворительной деятельности идут рука об руку с юридическим ограничением деятельности негосударственных проектов. Так произошло весной этого года, когда православный приют «Никита» в Бывалино   хотели закрыть из-за нехватки нескольких туалетов на приют. Администрацию не особенно интересовало, что до приюта, где с детей сдувают пылинки, малыши жили в мусорных баках  , подвалах и канавах.

Рождественская елка в Бывалино

В этом коллекторе, на улице Щорса, 7А, долгое время вместе с местным бомжом

В этом коллекторе, на улице Щорса, 7А, долгое время вместе с местным бомжом “Чапой”, жил Сережа Березин, вылезая оттуда, чтобы достать себе еду на помойке, которая находилась рядом. Добрые люди приехали в храм и рассказали о такой ситуации. Сережу вытащили оттуда холодной зимой 3 года назад. Знал только несколько слов. Сейчас его не узнать. Делает успехи в учебе, танцует, поет.

Руководство приюта бросило все силы на оформление нужных бумаг, и приют оставили. Какой ценой это далось, сколько пережили и испытали и дети, и взрослые – словами не описать. Приют продолжает жизнь. Пока.

Первый заместитель председателя Правительства РФ Дмитрий Медведев предложил постепенные изменения в этой области: «Введение указанной нормы приведет к закрытию существующих негосударственных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, что является недопустимым. Представляется необходимым сохранить возможность устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в негосударственные учреждения, одновременно установив в законопроекте условия допуска учреждений к этой деятельности».

И все же – чем плох детский дом «Никита»? Почему монахини, которые вкладывают все силы души в детей, не могут и дальше продолжать их воспитывать? Почему бы не использовать уже имеющиеся здания, ресурсы, кадры? Почему бы не выработать систему контроля негосударственных приютов и интегрировать их в общую систему детских домов? Зачем разрушать то, что хорошо работает? Зачем забирать детей от профессиональных педагогов и любящих воспитателей и отдавать туда, где на них будут «вымещать злобу»?

Правозащитный центр Всемирного русского народного собора, отвечая на данный вопрос, предполагает, что в основе данных законопроектов и действия лежат корыстные интересы: «Данный эпизод позволяет с уверенностью констатировать, что негосударственным приютам объявлена настоящая война, которая ведется во всех сферах – от попыток закрытия приютов по надуманным обвинениям. У правозащитников создается впечатление, что «зачинщиками этой войны выступают коррумпированные чиновники, наживающиеся на детях и торпедирующие любые инициативы, способные им помешать».

Имя Е.Ф. Лаховой хорошо знакомо многим, занимающимся проблемами демографии, она была одной из самых активных сторонниц введение курса «Половое воспитание»   в школах. Ее законопроект “О репродуктивных правах граждан и гарантиях их осуществления” предполагал обучать “безопасному сексу” детей в Российской Федерации с одиннадцати (а в целом ряде случаев и раньше) лет. На уроках им предполагалось выдавать за государственный счет презервативы и контрацептивы.

Что движет депутатами – неясно.

Правозащитный центр Всемирного русского народного собора призывает правоохранительные органы провести комплексное расследование по данному вопросу и выявить чиновников, стимулирующих коррупцию в сфере государственных программ, связанными с приютами, приемными и патронатными семьями.

Мы надеемся, что данная информация будет распространена широко. Мы надеемся, что общественная реакция не будет пустым звуком для власти, и что дети не будут обижены вновь.

ЭТИ ДЕТИ УЖЕ ВИДЕЛИ СЛИШКОМ МНОГО ГОРЯ. СЛИШКОМ, ЧТОБЫ СТАВИТЬ НАД НИМИ ТАКИЕ СЛОЖНЫЕ И,   ВОЗМОЖНО,   НЕБЕСКОРЫСТНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ.

Читайте также:

Приемные родители, верните детей в приюты!

В Русской православной церкви обвиняют в корпоративном сговоре авторов законопроекта о детских приютах




Справка:

Статистика положения детей-сирот в России (2003-2004 гг.)

 

опубликовано с сокращениями

Г.В.Семья, доктор психологических наук, профессор, руководитель проекта,

Г.О. Зайцев, кандидат физико-математических наук, профессор МГОПУ

В 83 субъектах Российской Федерации по заказу Минобрнауки РФ был проведен мониторинг положения детей, и в частности детей-сирот, в стране на настоящий момент. В этих регионах проживает 28 699 396 детей в возрасте до 18 лет (95% от всего детского населения России), в том числе 593 357 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Общие сведения о численности различных категорий детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

(данные по 83 субъектам Российской Федерации, принявшим участие в мониторинге)

По России численность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на 01.01.05 г. составила 2,1% от общей численности всех детей в возрасте от 0 до 18 лет.

Для сравнения по данным Всемирного банка к 2000 г. в Англии эта цифра составляла 0,5%, США – 0,69%, Германия – 0,89%[1] .

Устройство детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. По данным мониторинга в образовательных учреждениях для детей-сирот на 01.07.2005 г. воспитывалось 22,65% от общей численности детей-сирот (134396 детей), в домах ребенка – 2,9% (17051 ребенок), в детских домах семейного типа – 0,13% (778 детей), в негосударственных учреждениях – 0,13% (762 ребенка). Под опекой и попечительством находится 57,84% (343212 детей), в приемных семьях – 1,75% (10390 детей), в патронатных семьях – 0,64% (3805 детей).

Полученные данные по численности детей-сирот в учреждениях социальной защиты (3,9% – 23 403 ребенка) не отражают реального положения дел, так как многие регионы не сумели представить точные данные по этой позиции.

Дома ребенка. Численность детей в домах ребенка определяется рядом факторов. Наряду с социально-экономической ситуацией, социокультурными установками и традициями значительную роль играют эффективность работы по профилактике социального сиротства, по предотвращению отказов матерей от детей в роддомах и усилия по развитию семейных форм устройства детей, так как в основном стараются брать детей от 0 до 3-4 лет.

Наибольшее число детей воспитывается в московских домах ребенка – 1458 детей. В домах ребенка Красноярского края – 671 ребенок, Ростовской обл. – 485 детей, Новосибирской обл. – 440, Пермской обл. – 415, Кировской обл. – 452 .

По России доля детей, воспитывающихся в домах ребенка, от общего числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, составляет 2,87% (17051 ребенок).

В процентном выражении самые большие показатели имеет Архангельская обл. – 23,39% (301 ребенок), Омская обл. – 14,92% (317 детей), Костромская обл. – 14,93% (109 детей), Республика Калмыкия – 10,08% (50 детей), Москва – 9,21% (1458 детей).

Негосударственные учреждения для детей-сирот. В России продолжается развитие сети негосударственных образовательных учреждений для детей-сирот (11 регионов). Всего в них воспитывается 762 ребенка, что составляет 0,13% от общего числа детей-сирот. Из них в Москве находится 175 детей, в Московской обл. – 165 детей, Красноярском крае – 113 детей, Белгородской обл. – 50 детей, Мурманской обл. – 40 детей, Новосибирской обл. – 50, Орловской обл. – 92 ребенка, Ярославской обл. – 28 детей, Калининградской обл. – 20 детей, Владимирской обл. – 6 детей. Данная статистика не в полной степени отражает реальную ситуацию. Так, например, Костромская обл. не сообщила о Ковалевском негосударственном детском доме, созданном церковью.

Как правило, в негосударственных учреждениях создаются условия жизнедеятельности и воспитания, приближенные к семейным. 50% учреждений представляют собой отдельные коттеджи. В 69% учреждений созданы условия для общения с родственниками детей, имеются подсобные хозяйства и пр. При 23% учреждений созданы постинтернатные блоки, комнаты для выпускников, 8% из них являются региональными экспериментальными площадками.

 

В этом коллекторе, на улице Щорса, 7А, долгое время вместе с местным бомжом

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.