Космическое снаряжение от… монахини

|

Когда игумения Новодевичьего монастыря Серафима отошла ко Господу, проститься с ней наряду с духовенством пришли… члены первого отряда космонавтов, а также весь цвет тогдашней русской науки. Что вообще-то вполне объяснимо, ведь прежде, чем стать первой монахиней, а позднее и настоятельницей Новодевичьевого монастыря, матушка Серафима, в миру – Варвара Васильевна Чёрная-Чичагова, – была известным учёным-химиком. И – одним из создателей того самого скафандра, в котором Юрий Гагарин полетел в космос.

В годы войны выпускница вечернего отделения института тонкой химической технологии вместе с четырьмя другими инженерами вернула в рабочее состояние демонтированный московский завод «Каучук», изготавливавший резиновые детали для танков, самолётов и машин. Как вспоминала сама Варвара Васильевна, «сначала был шок, так как никакой документации не осталось, надо было рецептуру восстанавливать по памяти… Нам пришлось заново создавать производство в пустых цехах эвакуированного завода. Мы находились на казарменном положении, жили на заводе в течение 4-х лет, спали по 2-3 часа в сутки. Домой приходила раз в неделю на несколько часов».

Позднее, окончив аспирантуру, она возглавила лабораторию в НИИ резиновой промышленности и занялась разработкой синтетической резины – латекса. «Оглядываясь назад, могу сказать, что мне удалось внести в решение этой важной задачи свой скромный вклад. Это меня радует, так как этим я продолжила фамильную традицию служения Отечеству», – признавалась доктор технических наук, профессор и заместитель директора НИИР.

В.В.Чёрной-Чичаговой была разработана технология получения особо тонкой мягкой резины, которая легла в основу производства медицинских изделий, резиновых перчаток для хирургов, клапанов для искусственного сердца, трубок, зондов, катетеров, высотных радиозондовых оболочек. Тогда это было новое слово в химической промышленности. Также Варвара Васильевна участвовала в создании материалов для изготовления средств защиты космонавтов и других специалистов, работающих в условиях излучений, опасных для здоровья.

С семидесятых годов её стали посылать за границу на разные конференции и симпозиумы, она объехала весь земной шар, делая доклады на английском языке, организовала три больших международных конференции в Советском Союзе. На её счету – более 150 печатных трудов, 36 авторских свидетельств на изобретения. Ей было присвоено звание заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, она стала лауреатом Государственной премии СССР, награждена Орденами Трудового Красного Знамени и Октябрьской Революции, многочисленными медалями.

При этом внучка митрополита Серафима, принадлежавшего к одному из старейших дворянских родов Чичаговых, расстрелянного в Бутово в 1937 году и канонизированного в лике святых через 60 лет, была глубоко верующим человеком.

Закономерно возникает вопрос: как же это могло произойти в советское время, что верующая и к тому же дворянка окончила пролетарский вуз, работала на оборонном заводе, была допущена к секретной работе, ездила за границу? – «Мне помогали Иисус Христос и Матерь Божия, и преподобный Серафим, которым я молилась. И, конечно же, митрополит Серафим, который уже был прославлен у Бога. Я говорю это не только по опыту моей молодости, но и по опыту всей моей жизни, которая корнями связана с дедом».

Будущая монахиня рассуждала так: «Чем учёней человек, тем он больше копается в своём собственном я. А религия воспринимается как таковая: или ты веришь в Бога, или ты не веришь в Бога. Копаться нельзя. Иначе попадёшь в такие дебри, что из них не выберешься. Если вы начинаете копаться: почему вот, я верю в Бога, а всё время на меня какие-то напасти, что-то случилось в семье, почему это такое? – вот тут и пойдёт весь разлад душевный. За наши грехи всё это… Я за всё Бога благодарю. Вот ложусь и говорю: Спасибо Тебе, Господи, за всё Тебе спасибо. Каждый Божий день, который прожила, принимаешь Бога как Он есть. И всё можешь объяснить».

После смерти мужа, с которым прожила 38 лет, Варвара Васильевна отпела его в церкви и поставила крест на его могиле, что в те годы у многих вызвало шок. Это был единственный крест на всём Кунцевском кладбище. Вот как она сама рассказывала об этом: «В 1983 году в одну минуту, буквально у меня на руках умер мой муж. Он не болел, ни на что не жаловался. Раз – и жизнь кончилась. Это меня потрясло, я вдруг поняла: пора и мне собираться, ведь всё может случиться мгновенно. Но с тем, что я к тому времени имела за душой, к Богу идти было нельзя. Я действительно была учёным с мировым именем, лауреатом Государственной премии и прочее. Гордилась тем, что я такая. Никакого смирения и терпения во мне не было. А Богу наша гордость не нужна. Как человек религиозный, я это знала».

Священник храма во имя Пророка Илии, который был ей очень близок, сразу сказал, что следует повторить подвиг матери – пойти в монастырь… «Но я считала себя слишком земным человеком. А примеры в семье были: моя мать Леонида и две мои тётки Наталия и Вера приняли монашество. Себя же я как-то не представляла в монашеской жизни: слишком долго ходила по грешной земле. Но надо мной тяготели эти слова».

Оставшись одна и продолжая работать научным консультантом НИИР, Варвара Васильевна всё чаще стала обращаться своими мыслями к деду. «Собрать все сведения о нём и восстановить его живой образ в памяти русского народа сделалось главной целью моей жизни; разработка резины перестала быть для меня интересной, как раньше… Не каучук, а дед был теперь объектом моего напряженного любопытства: почему он так жил? Что думал? Что чувствовал?».

В 1986 году она окончательно перешла работать в храм во имя Пророка Илии, где стала продавать свечи. «Радостно было приносить хотя бы маленькую пользу церкви, которую я очень люблю… Многие мои знакомые изумлялись: я – и в храме, у свечного ящика. Но я там за пять с лишним лет много для себя открыла заново и многое в себе изменила. Мне необходимо было победить свою гордость, понять, что все мои звания и заслуги в миру ничего не стоят. Мне надо было обрести смирение, терпение, милосердие».

Именно в те годы возникла идея издать труды деда. «Но она появилась не сразу. Видимо, по Промыслу Божию, был мне вещий сон от моего деда. Он был облачён в чёрную рясу… Я к нему подхожу и говорю: «Дедушка, возьми меня с собой». А он меня взял очень крепко за голову, прижал к груди и говорит: «Нет-нет, ты должна послужить, ты мне ещё послужи»… Мне стали говорить священнослужители, что я должна написать о нём воспоминания. Я была, кончено, этим смущена: я не филолог и не богослов. Написать жизнеописание было довольно сложно: документов не осталось – все изъяли во время ареста; мамы и тёток уже не было в живых, сама я мало что помнила. Однако за работу принялась. По крупицам начала собирать сведения, касающиеся тех страшных событий: стала заниматься реабилитацией и восстановлением доброго имени своего деда. Воскрешение его трудов и памяти стало в эти годы смыслом моей жизни».

В 1988 году Варвара Васильевна подала в КГБ РСФСР заявление о реабилитации деда. Вскоре состоялся суд, постановление «тройки» было отменено, дело прекращено «за отсутствием состава преступления», а митрополит Серафим (Чичагов) реабилитирован. Однако в документах, хранящихся в архивах КГБ, не было указано место его расстрела и захоронения. Только спустя шесть лет Варвара Васильевна узнала, что дед принял мученический венец на Бутовском полигоне НКВД, где в течение нескольких месяцев 1937 – 1938 гг. было расстреляно более 20 тысяч человек.

Она стала посещать Бутовский полигон, с большим трудом и ухищрениями пробираясь на его территорию. Ей удалось передать Патриарху Алексию II один из первых списков расстрелянных там, еще далеко не полный (250 имён).  За это Варвара Васильевна удостоилась личной благодарности от Святейшего. В.В.Чёрная-Чичагова деятельно участвовала в организации установки большого поклонного креста и его освящении на Радоницу 8 мая 1994 года. А когда составилась община будущего храма во имя Новомучеников и исповедников российских в Бутове, занималась всеми её делами.

В 1989 году в «Журнале Московской Патриархии» вышла первая статья – «Митрополит Серафим (Чичагов)». Позднее свет увидел двухтомник богословских трудов митрополита Серафима «Да будет воля Твоя», был переиздан «Дневник пребывания Царя-Освободителя в Дунайской армии в 1877 году» с большим дополнительным материалом (более 60 страниц), подготовленным Варварой Васильевной, вышли двухтомник «Медицинские беседы», «О возрождении приходской жизни», «Что является основанием каждой науки», «Доблести русских воинов. Рассказы о подвигах солдат и офицеров в Русско-турецкой войне 1877 – 1878 гг.». В 1994 году был снят телефильм о Владыке Серафиме из цикла «Чада светлой России».

«Спасибо деду ещё за одно, за самое ценное, – писала матушка Серафима. –  Чтобы понять его жизнь, мне пришлось читать много духовной литературы, и тут во мне стал происходить процесс необратимого характера: я всё больше начала осознавать тщету мирских устремлений и необходимость спасать свою душу для вечности. И я поняла, что самое большое препятствие для меня на этом пути – гордыня. Надо было во что бы то ни стало смириться. А я ведь привыкла к начальственным постам и славе».

И ещё Варвара Васильевна поняла, что настоящая судьба, к которой шла всю жизнь, хоть и не прямым путем, – монашество. «Видно, Богу было угодно, чтобы сначала я послужила науке, нашему хозяйству. Чтобы нагрешила в своей «самости», чтобы имела возможность убедиться в тленности земных почестей и наград, задумалась бы: а с чем же, с какими духовными заслугами предстану я перед Всевышним?».

За две недели до пострига произошла её последняя встреча с научной средой –  игумения Серафима была приглашена на Международную конференцию по каучуку и резине, которая проходила в Москве. Приятное общение с коллегами, прощание с прошлым прошло без сожаления о нём.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Матушка Серафима: доктор наук, профессор, игумения

Мы публикуем рассказ о жизни удивительной женщины – игумении Серафимы, удивительной женщины, которая сохранила веру в Бога в сложнейших обстоятельствах, достигла больших высот в науке. В преклонном возрасте она стала игуменьей Новодевичьего монастыря и за пять лет возобновила монашескую жизнь в обители и на двух подворьях. Этот рассказ – яркий пример того, яркий пример того, как православный человек может сочетать в своей жизни труд и карьеру, веру и научные достижения.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Лингвист Алексей Шмелев: Возможность сказать “нет” – важная составляющая свободы

О мате, нормах языка и почему сейчас постоянное чтение не воспитывает грамотность

В Лиссабоне преставился ко Господу монах Филипп (Рибейру)

Отпевание монаха Филиппа состоится во вторник во Всехсвятском храме Московского Патриархата в Лиссабоне

Патриарх Кирилл призвал монахов быть примером для верующих

Монастыри должны оставаться «центрами духовного притяжения», считает Патриарх

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: