Косово – территория геноцида сербов

В эфире передачи «Церковь и мир»  архиепископ Волоколамский Иларион рассказал телезрителям о тех трудностях, которые выпали на долю православных сербов, оставшихся на территории Косова.

Скачать

ВЛАДЫКА: Тему сегодняшней передачи мне бы хотелось посвятить Косово. Это край, где на протяжении многих веков жили сербы. Сегодня в этом крае сербы живут как в гетто, окруженные под час враждебным мусульманским населением.

СЕМЕНОВ: Владыка, какие важные реалии косовской жизни остались за рамками нашего репортажа  Он у нас посвящен политическим моментам. Что еще сейчас важно?

ВЛАДЫКА: Я шесть лет жил на Западе и слышал из средств массовой информации только о страданиях косовских албанцев, о том, как к ним относился режим Милошевича и так далее. А то, что происходит, по сути дела, геноцид сербов на косовской земле, об этом никто не говорит. Я посещал один город, где живут четыре сербских женщины. Они живут на территории восстанавливаемого храма. Храм восстанавливается под эгидой Совета Европы. Но они живут на одном пятачке земли, с которого они не могут никуда выйти. У одной из этих женщин дом через дорогу, она эту дорогу не может перейти десять лет. Она за десять лет ни разу не были в своем доме.

СЕМЕНОВ: А что с ней случится, если она выйдет и попытается попасть к себе домой?

ВЛАДЫКА: Подстрелят.

СЕМЕНОВ: То есть, подстрелят некие бандиты? Ни то, что какая-то полиция или кто-то?

ВЛАДЫКА: Там существует такой режим, что им просто говорят, «ваша безопасность обеспечена будет в том случае, если вы никуда не выйдете за пределы этого анклава». Могут подстрелить, могут похитить, все, что угодно может быть. В такой ситуации живут очень многие сербы, которые там остались. А ведь большинство сербов оттуда просто бежали. Сегодня это беженцы, которые или живут на территории Сербии , или они пытаются найти себе приют в других странах. Об этом на Западе умалчивается. Сегодня в Косово есть древние монастыри Сербии, такие как, например, Грачаница, Дичаны, Печская Патриархия, которые, по сути дела, являются анклавами, окруженными враждебно настроенным населением. Их охраняют войска ООН. И до тех пор, пока эти войска там, можно не беспокоиться за безопасность людей, которые там живут. Но, что будет, когда эти войска уйдут? Поэтому вопрос очень серьезный. И многое, к сожалению, остается за кадром. И многое, сознательно или бессознательно игнорируется западными средствами массовой информации.

СЕМЕНОВ: Владыка, я в Косово был последний раз по журналистской работе лет около восьми назад. Ситуация там была в тот момент еще более напряженной в известной мере, чем сейчас. Но уже тогда сами сербы многие они говорили не на камеру, а в личной беседе, что мы свои святыни сами потеряли. Что, если бы мы более ревностно относились и к своей вере, и к своим святыням, и к истории духовной своего народа, то так бы не было. Вот как вам кажется?

ВЛАДЫКА: Мы неоднократно в наших передачах говорили и еще будем говорить о демографической проблеме. Я глубоко убежден, что демографическая проблема — это проблема не экономического, а, прежде всего, духовного характера. Косово является ярким примером того, что постепенно демографическим путем мусульманское население вытеснило исконное сербское православное население из своего края. Потому что, на протяжении многих десятилетий в мусульманских семьях рождалось по много детей, а в православных семьях по одному или двое детей. И в результате получилось, что некогда православный край стал преимущественно мусульманским. Это, конечно, трагедия. Здесь нельзя никого винить.

Надо просто задумываться о том, что будет происходить в подобных ситуациях там, где совместно проживают христиане и мусульмане, и где христиане не готовы следовать евангельским заповедям и библейскому представлению о семье, согласно которому у семьи должно быть столько детей, сколько дает Бог. Ведь запрет на аборты, запрет на контрацепцию существует в равной степени и в исламе и в христианстве. Но почему-то в исламе люди следуют этому запрету, а в христианстве во многих случаях нет. Вот об этом стоит задуматься, на печальном примере косовской земли.

Этническая карта Косово. Источник: дневник Ирины Антанасиевич: http://iraan.livejournal.com/

СЕМЕНОВ: При этом, вот, в нашем репортаже сегодняшнем, мы увидели, что часть сербов, живущих в Косово, пришла на выборы, голосовала так, как хотела голосовать. И даже где-то пришли к власти какие-то сербские организации в той или иной мере. Означает ли это, что это непризнанное государство все-таки имеет какую-то перспективу гражданской стабилизации? Как вот вы, там побывав, увидели?

ВЛАДЫКА: Даже внутри сербской православной общины сейчас нет единого взгляда на вопрос о том, нужно ли или не нужно сотрудничать с нынешними властями Приштины. Некоторые священнослужители считают, что сотрудничать не нужно, или даже нельзя. И они по сути дела, оказываются в полной изоляции. То есть, им отключают электричество, потому что они отказываются платить за электричество. Им отключают воду, они свои собственные генераторы устанавливают. Но другие священнослужители и настоятели монастырей считают, что необходимо находить какой-то модус сосуществования и с окружающим населением, и с теми властями, которые пришли сегодня в Приштину, в независимости от того, легитимны они или нелегитимны, признаем мы их или не признаем. Это сегодня реальность. И в этой реальности каждому, кто хочет выжить, приходится искать пути взаимодействия с теми, кто сегодня стоит у власти.

СЕМЕНОВ: Владыка, когда я там был последний раз 8 лет назад, продолжали греметь взрывы по Косово. И одновременно с этим по всем дорогам стояли плакаты, что Европейский банк реконструкции и развития восстанавливает дома и храмы на территории Косово. Это выглядело какой-то кощунственной насмешкой над тем, что происходило. Сейчас ведь ситуация все-таки меняется, да, как вы ее наблюдали?

ВЛАДЫКА: Сейчас ситуация меняется. Уже не гремят взрывы, хотя по вечерам я слышал автоматные очереди. Но и, кроме того, путешествовать приходилось в сопровождение вооруженного эскорта.

СЕМЕНОВ: И до сих пор так, да?

ВЛАДЫКА: До сих пор так. Если мы приезжали, скажем, на какое-то место, где разрушена церковь, то сначала выбрасывались из бронированных автомобилей солдаты. Они занимали позиции по четырем сторонам, а потом нас выпускали, чтобы мы могли посмотреть этот церковный объект. Поэтому напряжение там до сих пор существует. Хотя, слава Богу, нет военных действий. Но вот для сербов, конечно, ситуация очень печальная. Потому что, даже если эти храмы будут восстанавливаться, то все-таки непонятно, вернутся ли туда люди. При нынешних условиях я думаю, что они не вернутся. Если когда-то будут созданы условия для того, чтобы люди могли жить в этом самопровозглашенном государстве, в том числе и сербы, может быть, начнут туда возвращаться. Но пока до этого, по-моему, очень далеко.

СЕМЕНОВ: Вот в те годы мы смогли найти вообще одну действующую православную церковь. Она была в зоне ответственности, что характерно, греческих миротворцев. А в зоне ответственности миротворцев других вероисповеданий православную церковь нам не удалось найти. Хотя говорили, что там есть действующие церкви. Но их не было. То есть, все-таки, религия данного народа, даже если это просто ООН-новские или НАТО-вские миротворческие силы играют существенную роль здесь, да?

ВЛАДЫКА: Я не думаю, что она играет какую-то роль. Это просто скорее так совпало. Потому что, на самом деле, действующие храмы там есть в тех местах, где еще остались сербы. Особенно, конечно, в приграничных с остальной Сербией регионах. Но, также просто и в тех городах или в тех монастырях, где еще живут сербы. А если сербы покидают это место, то, как правило, албанцы приходят и превращают этот храм в гадюшник. Я посещал один храм, который расположен в центре парка. Он в заброшенном состоянии, там просто устроили помойную яму, прямо в самом храме. И вокруг играют в футбол албанские дети. И я думал о том, как они будут воспитаны. Ведь надо сейчас, и я об этом говорил тоже с чиновниками, и в том числе из Совета Европы, с теми, которые как-то занимаются программами по восстановлению храмов и образовательными программами. Этим детям, которые сегодня бегают с мячом вокруг оскверненных и испоганенных православных храмов, все-таки нужно привить какое-то уважение к истории своего края. Даже если эта история была немусульманской. Они должны понять, те косовские албанцы, которые сегодня там живут и в руках которых находится власть, что православное наследие является духовным наследием их края, и что они должны его беречь. Я думаю, что для этого очень важно привлекать внимание мирового сообщества к этим святыням — к таким монастырям, как Дичаны, Печская Патриархия. Организовывать, несмотря на сложности, паломничества к этим святыням, в том числе и из России для того, чтобы сербы постоянно чувствовали нашу поддержку, и чтобы окружающий мир чувствовал наше внимание к этим святыням.

СЕМЕНОВ: Ну и потом, Владыка, если говорить про косовских албанцев, то они, как минимум, должны узнать о том, что албанцы бывают не только мусульмане. Что в Албании огромное количество албанцев-православных, албанцев-католиков.

ВЛАДЫКА: Да. Есть Албанская православная церковь. Но в косовском крае, конечно, православными являются не албанцы, а сербы.

СЕМЕНОВ: Но просто албанцы — это такой удивительный народ, что они бывают разными только в Албании. А за границами, будь то Сербия, Македония или Черногория, они бывают только мусульманами. Вот такая вот удивительная ситуация. Видимо, это связано может быть с тем, что они ассимилируются и перестают быть албанцами, если они становятся православными за границей Албании? Не знаю. Как вы думаете?

ВЛАДЫКА: Нет. Я думаю, что здесь дело просто в том, что так вот сложились исторические обстоятельства, что в Косово албанцы именно являются почти все наверно, поголовно, мусульманами, а православными являются именно сербы. И здесь накладывается вот это сосуществование двух религий, которое в обычных условиях могло бы быть вполне мирным. Оно накладывается на какие-то межэтнические противоречий. Именно это создает вот такую сложную обстановку в косовском крае. Но самое главное сейчас — это чтобы все-таки мировое сообщество создало там какие-то условия для того, чтобы сербы могли возвращаться в свои дома, вне зависимости от того, признают они или не признают Косово в качестве отдельного государства.

Дорогие братья и сестры, наша передача подходит к концу. Я хотел бы напоследок напомнить вам слова Христа из Евангелия от Матфея: «Добрый человек из доброго сокровища сердца своего выносит доброе. А злой человек из злого сокровища выносит злое. Ибо от избытка сердца говорят уста». Храни вас всех Господь!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Нам сказали, что после Литургии солдаты отправятся прямо в Чечню

И больше никто и никогда не заставлял меня так молиться

Светлана Алексиевич: Знайте, сегодня время одиночества

И никто не освободит человека от личной одинокой работы над своей жизнью

«Я никогда не забуду этот страх…» – 22 июня 1941 года

Воспоминания детей Великой Отечественной о начале войны

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: