Крещение Господне: “И лица светлели”…

Я смотрю в окно из библиотечного уютнейшего тепла. Я уже взял книги, оделся, застегиваю с треском металлическую молнию на куртке и не могу оторвать глаз.

Сыплет пятнами беспорядочными крупный и рыхлый снег. Вот с проводов сорвался длинный высокий пласт и, разломившись в воздухе на куски, полетел вниз. Женщина молодая на ходу поймала лицом такую сырую пушистую плюху и, не успев понять, в чем дело, только махнула перед лицом запоздало рукой, и исчезла за изгибом оконной рамы.

Я подумал, что лицо у женщины, конечно же мокрое теперь, и на ресницах капли, а она наверное утирается, смеясь, и щеки у неё разрумянились… Может быть вспомнила, как в школе, празднуя первый снег, «мылили» друг друга нещадно на переменках так, что снег забивался даже за воротник и стекал по груди и спине леденящими струйками – предвестницами весны.

Сегодня Крещение Господне и, если облако можно считать источником вод, то, как знать – может быть, оно освятилось накануне ночью? Облако опустилось на город и бойкий, веселый снег набросился разом со всех сторон. Миллионы снежинок вылетали, кажется, отовсюду: из окон, стен, фонарных столбов, деревьев… – вылетали и носились беспорядочно в поисках самых угрюмых, затаенных лиц. И лица светлели, словно их оплескал священник, широко размахивая кропилом.

А снегу все больше и очертания, краски предметов скрадываются потихоньку, чтобы отдохнуло наше внимание от пестрой, увлекающей суеты. Чтобы сердце вздохнуло…

Нищий, сутулый в коричневых вязаных перчатках, протягивает ладонь:

– Поможите чем могете, поможите, а? Христа ради… чем могете…

И сыплются копеечки бесшумные густо, как снег. Праздник сегодня – радостный день!

А облака, кажется, вовсе нет. Есть безымянное пуховое, свободное движение и кресты церковные в нем как спасительные маяки. Туманится, дышит пространство, неотличимое уже небесное от земного – все перемешалось сегодня в веселую, праздничную кутерьму. И в этой кутерьме белоснежной темнеет проталиной, тянется вереницей смиренной от самых церковных ворот, через всю мощеную (помнится) площадь – очередь. Вот так та-ак!

Когда же я видел такую очередь в последний раз? Около мавзолея? В гастрономе лет двадцать назад, когда давали, ставших вдруг дефицитными, кур? В чем возникла нужда такая острая и спешная, что в снежном крошеве люди стоят, переминаясь с ноги на ногу, и ждут. Чего?

А представьте себе: не хлеба, не зрелищ – Духа, Духа Святаго ждут! За свяченой водицей очередь!..

Вот они – перспективы не зримые вершителям судеб экономических, политических… и каких там еще? Вот они – сокровенные перспективы народа, стоящего в очереди за святостью. Души изголодавшиеся, истосковавшиеся по Жизни, кто вас привел сегодня, созвал, собрал здесь – у церковной ограды?..

Я промолчу, но пусть в молчании моем будет больше веры, чем в самых отчаянных дебатах, в самых трескучих, сенсационных статьях и в самых решительных аргументах. Устала душа наблюдать как мучают Слово; как рвут Его на части, терзают… Где же то настоящее, по которому соскучилось сердце, которое не подменишь ничем и которое, пускай не теперь, позже – я верю! – ручейками живительными прольется от сердца к сердцу и возродит уснувшую, было, память. Память промелькнувшего детства и сквозящую тонко, волнующую, как запах набухающих почек – память весны!

Высоко на Петропавловской колокольне неумелый юный звонарь решительно взялся за дело; тут же запутался, сбился, но не бросил, выровнял звон и так старался, что когда закончил, наверное, взмок. Тогда он переклонился через перила и поглядел вниз, словно ожидая ответа на свой вопрос:

– Ну, как?

Крещенские морозы. Фото архиепископа Вологодского и Великоустюжского Максимилиана

Крещенские морозы. Фото архиепископа Вологодского и Великоустюжского Максимилиана

И тут потянуло властно, разорвало пуховую шапку и в клочковатое, разрастающееся оконце хлынули синие-синие небеса и щедрый, ослепляющий солнечный свет. И этот ответ прочитали все, зажмурившись на мгновение от пронизывающего, живого тепла:

Так хорошо!..

Читайте также:

Встреча со святыней

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Китаец Борис и чудеса после крещения

Как Бин хотел снять квартиру, а получил русское имя и православную веру

Не затворяйте от людей Бога

Нужно ли священнику говорить с теми, кто пришел только за водой

Трепет воды

Что же делает воду святой? Ведь это всего лишь вода

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: