Кровля Храма

|

Читайте также:

Хлеб

Игорь Иванович Сикорский: герой, изгнанник, отец авиации 

Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. (От Матфея 4:5-6).

И ДЬЯВОЛ говорил Ему так:

“Оставим пока в покое бесчувственную, серую часть человечества и подумаем о людях, в сердцах которых горит огонь веры и благородного идеализма. Ты говоришь о братской любви; почему тогда Ты целенаправленно планируешь внедрение мучительного непонимания и ненависти среди хороших людей, живущих во взаимоуважении и любви? Давай представим себе один пример, хотя, конечно, таких примеров тысячи. Мы оба можем достаточно хорошо предугадать ближайшее будущее, чтобы ясно увидеть, как может произойти то или иное событие.

…Представь себе старого священника из Эммауса: истинного “пуританина” в самом высоком смысле этого слова, преданного служителя Бога, настоящего религиозного лидера и наставника в своем поселении; верного стража священных книг, ему доверенных, каждое предложение и слово из которых он помнит наизусть. Он выглядит в некоторой степени суровым и строгим, особенно в синагоге, объясняя Божьи Заповеди. Но у него доброе сердце и, будучи сам небогат, он никогда не отпустит действительно нуждающегося человека без еды и всегда поможет ему. Он пользуется авторитетом и уважением всей общины, но больше всего его любят и уважают члены его большой семьи. У него есть несколько сынов и дочерей, которые (кроме одного) уже обзавелись своими семьями и имеют собственных детей. Пожилой патриарх любит всю свою семью, но особенно привязан к самому юному — действительно прекрасному и чистому душой пятнадцатилетнему мальчику. Старый отец ценит хорошие качества своего сына, и он также знает, что юноша уважает его и восхищается им.

…Остальные сыновья имеют свои семьи и у них есть свои собственные дела, поэтому именно младший сын всегда сопровождает отца в его визитах в Иерусалим, которые пожилой священник совершает время от времени, чтобы получить инструкции в синедрионе, а иногда ему даже предоставляется такая честь, как проведение праздничной службы в Иерусалимском Храме. Пока они медленно идут по дороге одни, старый священник рассказывает своему сыну об Израиле, о Святых Пророках и великих Царях, о славе и великолепии былого, свободного Иерусалима.

…В общем, жизнь старого священника течет размеренно и счастливо, но в его сердце есть одна глубокая, постоянно кровоточащая рана. Это позор и унижение Иерусалима и избранного народа, находящегося под гнетом язычников-неиудеев. Любое происшествие, лишний раз подчеркивающее это обстоятельство, тревожит душевную рану старого священника. Юноша также мог хорошо помнить многие такие случаи. Последний раз это было тогда, когда его отец участвовал в религиозной процессии в Иерусалиме. Ранним утром, перед восходом солнца, группа священников благочестиво несла большую, старую священную чашу (потир) по почти пустынным улицам. В этот ранний час немногие люди присоединились к торжественной и спокойной процессии. Поворачивая от улицы Царя Давида к Храму, они столкнулись с кучкой римских солдат из Иностранного легиона. Очевидно, устроив ночью пьяную оргию в какой-нибудь из таверн на Бетанийской дороге, солдаты теперь брели по направлению к своему лагерю за Дамасскими воротами. Они глупо смотрели на проходящую мимо процессию, пока один из них не достал из кармана денарий и, показав всем, пообещал отдать этот денарий первому человеку, который бросит комок земли в этот, как он сам выразился, “большой котел для супа”. В ответ раздался грубый хохот, и в следующее мгновение в воздух полетели комья земли, поднятой с грязной и мокрой дороги. Несколько из них попало в священную чашу.

…Некоторые участники процессии на мгновение застыли от ужаса и гнева; они инстинктивно взглянули на первосвященника, шедшего позади чаши. Он подал им знак рукой, который тут же был воспринят как приказ оставаться на месте. Старый первосвященник казался спокойным, и только стоящие рядом с ним люди видели, что кровь отлила у него от лица, а по морщинистым щекам текли слёзы.

…Дело закончилось как обычно. Как только открылись правительственные учреждения, разгневанные священники пришли в Преторию, но узнали, что Понтий Пилат был в отъезде. С трудом им удалось пробиться к некоторым из военных командиров, но каждый сказал, что виновные солдаты, должно быть, состоят в других отрядах. К вечеру обескураженные и усталые священники вернулись во двор Храма. Спустя два дня возвратился Пилат. Была разрешена аудиенция, римский Губернатор очень радушно принял священников, но вновь безрезультатно. Когда они настаивали на строгом наказании для богохульника, Губернатор ответил, что он, конечно, согласен с тем, что солдаты вели себя глупо и непотребно, но, в конце концов, никто не был убит или ранен, ничья собственность не была украдена, и он не видит никакой причины для возбуждения дела, времена нынче и так неспокойные. Воцарилась тишина, пока первосвященник не сказал: “Ваше Превосходительство, даже если бы камень разбил голову моему сыну, я был бы менее расстроен, чем тогда, когда я видел грязь, брошенную в священный потир.” Губернатор ответил, что, в то время как он искренне сожалеет, что благородный первосвященник так серьезно воспринял это происшествие, все же он не может изменить своего решения.

…Помимо безрезультатных дискуссий с высокомерными римскими начальниками, перед священниками стояла ещё одна труднейшая и ответственная задача, решить которую предстояло в течение ближайших двух дней. Как только процессия достигла Храма, Первосвященник призвал других священников и старейшин и велел им оставаться внутри Храма или около него в течение последующего дня и ночи и делать всё, что в их силах, чтобы предотвратить вспышку народного гнева. Он говорил, что римский гарнизон в эти дни был больше обычного; беспорядочное, неорганизованное восстание будет подавлено, могут быть убиты тысячи людей и в неизбежном всеобщем мародерстве и грабеже могут погибнуть не только священные книги и реликвии, хранящиеся в Храме, но и сам Храм. Первосвященник разобрался в сложившейся ситуации и с большой точностью предвидел последующие события, потому что в течение всего вечера и ночи вокруг храма и во дворах священников находились огромные толпы людей. Появившиеся в огромных количествах паломники, торговцы и даже нищие требовали встречи со священниками, и священники принимали их. Но как только двери закрылись за их спиной, эти торговцы и нищие превратились в посланцев различных группировок, иногда даже банд. Одни из них вежливо, другие самоуверенно и дерзко требовали от священников объявления священной войны. Даже некоторые скромные торговцы, как и пользующиеся дурной славой бандиты, задавали одни и те же вопросы: “Если этого оскорбления и богохульства вам недостаточно, то чего же ещё вам нужно? Как долго ещё священники будут заставлять нас ждать?”

…После двух печальных дней, проведенных в Иерусалиме, священник из Эммауса и его сын возвращались домой. Долгое время они шли молча, пока, наконец, пожилой священник не заговорил с сыном, вначале горестно, а потом все более и более исполняясь надежды и радости. Он сказал юноше, что время сейчас действительно неспокойное, что Израиль угнетают и помыкают им, но что Бог Израиля обещал послать к израильтянам Мессию, Спасителя, который защитит избранный народ от его врагов, который отомстит за все унижения и восстановит трон своего отца, Царя Давида, во всей его силе и славе. Тогда Господь покажет Израилю C воего Избранного, как когда-то Он избрал Моисея и царя Давида для спасения сынов Израилевых от опасности и угрозы. Тогда Его Сын увидел бы, как охотно люди поднимутся, как один, на борьбу за любимого Сына Давида. С надеждой и волнением завершил старый священник своё повествование. Если бы только он был жив, когда придет Царь-Мессия, то с какой радостью он отдал бы все, что имел, с какой охотой он поставил бы своих сынов на службу Мессии! Даже любимый младший сын служил бы Мессии и, если надо, умер бы за него во время Священной Войны, за восстановление престола Царя Давида, за возрождение былой силы и славы.

…Когда старый священник закончил свою вдохновенную речь, юноша поцеловал его руку и сказал, что он благодарит Бога за то, что он даровал ему отца, который укажет ему путь ко всему самому лучшему и высшему, что есть в жизни, и научит преданно служить Богу.

…Представь теперь, что прошёл год, и младший сын священника из Эммауса возвращается домой после длинного пребывания вместе со своим дядей в Магдале на берегу Геннисаретского озера. После приветствий первыми его словами были:

— Слава Богу, отец! Мы нашли Мессию! Я видел Его, я слышал, как Он говорит!

— Сын мой, ты имеешь в виду этого плотника из Назарета? Никакой он не Мессия, Он — самозванец!

— Нет, отец, ты не прав, так несправедливо порицая Его. Он — Мессия. Когда Он говорит, ты чувствуешь, что в Его словах заключается высшая истина; никто никогда не говорил так, как Он.

— Сын мой, мне не интересны Его речи. Истинный Мессия, когда придет, будет не только говорить, но и действовать. В Священном Писании говорится, что Мессия будет сыном Давида. Это значит, что по Божьему благословению он будет действовать так же, как Давид — целеустремленно и храбро. Помнишь, что делал Давид, когда услышал, что Голиаф оскорбляет Израиль? Он говорил мало, но его нападение было произведено с ужасающей силой; так, с Божьей помощью, он убил врага и разбил целую армию. Именно так поступал Давид в течение всей своей жизни; он держал своих врагов в постоянном страхе и неизвестности. Никто не смел оскорблять народ Израилев. Святой Город Иерусалим был свободен и уважаем. То же самое будет делать и сын Давида по своём пришествии. А плотник этот сделал хоть что-нибудь, что могло бы хоть отдаленно сравниться с этими великими деяниями? Нам теперь особенно нужен лидер, так как мы постоянно оскорбляемы и унижаемы. Что Он сделал, когда грязь была брошена в священную чашу? Ничего! Он никогда не сделает ничего, поскольку его не волнует судьба Израиля. Прочитай священные книги, и ты увидишь, что и Моисей, и Давид, и Илия, и Самуил, — все обнаруживали необычайную храбрость, защищая честь Израиля, потому что это были истинные посланцы Божьи, которым Он даровал силу. А этот человек — мошенник и самозванец!

— Отец, первосвященники настроили тебя против Него. Они ненавидят Его и хотят убить Его, потому что Он осудил их нечестивую, роскошную жизнь и их лицемерие.

— Мой мальчик, никто не смеет в моём присутствии непочтительно говорить о первосвященниках Всевышнего; но я люблю тебя и хочу объяснить тебе, что ты не прав. Так критиковать людей — это удел невменяемых выдумщиков. Духовенство Иерусалима и конкретно первосвященники оказывают неоценимую, стоящую огромных усилий услугу Израилю. Они удержали народ от начала бессмысленного и поспешного бунта; благодаря своему терпению и дипломатичности они добились уступок от Римских чиновников. Конечно, они требуют выделения средств на проведение различных служб в Храме, на финансирование Семинарии для Раввинов, на поддержание связей с еврейскими эмигрантами за границей, на развлечения, а возможно и на подкуп Римских правителей. Ты неправильно истолковал причину их ненависти к этому твоему плотнику. Помнишь дикого отшельника, не так давно проповедовавшего и крестившего на берегах Иордана? Он также осуждал и критиковал священников и некоторое время был популярен в народе, потому что толпе всегда нравится выслушивать оскорбления в адрес богатых. И все же священники просто не обращали на него внимания; я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь из священников потребовал бы ареста этого отшельника или его казни, потому что он поступил правильно, с самого начала заявив, что он не Христос и не пророк. Но этот человек ведет себя совершенно по-иному; Его последователи провозглашают его Мессией, хотя Он и отказывается открыто подтвердить своё высшее происхождение, совершив какое-нибудь чудо. Люди обсуждают эти события и спорят о них, и среди них царят недоумение, деморализация и разногласия, в то время как нам столь необходимо взаимопонимание, единство и повиновение первосвященникам — нашим единственным национальным лидерам.

— Но отец, Он совершал знамения, Он совершил многие чудеса! Правда, Он не хочет, чтобы эти чудеса получили широкую огласку и обычно запрещает людям говорить о них, но я слышал от очевидцев, которым я доверяю, что Он недавно воскресил из мертвых дочь управляющего синагогой на севере Галилеи.

— Я тоже слышал об этом, сын мой. Об этом случае было столько взволнованных разговоров, что Иерусалимские старейшины направили в ту местность пристава для проведения объективного расследования. Было выяснено, что в тот момент в комнате не было никого, кроме родителей и ближайших Его последователей, и также было доказано, что твой плотник сам признал то, что девица не умерла, а спит. Девушка просто была больна и находилась в бессознательном состоянии. Путем гипноза или каким-нибудь другим способом Он разбудил её, и всё. Но если ты, сын мой, веришь в слово Божье, тогда возьми священные книги и прочитай о том, что же является истинным чудом; прочитай, как Моисей, используя силу Всевышнего, заставил дрожать всю землю Египетскую; как он накрыл трехдневной тьмой всю землю; как он поднял свой посох и проклял воды реки на виду у Фараона и его свиты, и вся вода в реке превратилась в кровь, в реке умерла вся рыба, река обмелела, и египтяне не могли найти воду по всей своей земле. Прочитай, как Моисей поразил всех египетских первенцев за одну ночь. Прочитай, как он повелел водам Красного моря поглотить фараона со всей его армией и боевыми колесницами. И совершая это, он не спрашивал, верит ли фараон в то, что Моисею это под силу. Иисус Навин не спрашивал жителей Иерихона, верят ли они в то, что он сможет разрушить городские укрепления. Он повелел — и стены города рассыпались в прах, и сыны Израиля с криками “Слава Богу!” ворвались в город и убили каждого мужчину, каждую женщину и каждого ребенка в городе. Таковы чудеса, которые творили вожди Израиля, возвышенные и назначенные самим Богом.

А теперь сравни эти внушающие страх, божественные чудеса с мелкими магическими фокусами этого притворщика и сам ощути разницу! Но теперь мне ясно, что Он ещё более опасен и непредсказуем, чем я подозревал. Так мне говорили многие из Иерусалимских старейшин и первосвященников, и теперь я сам вижу, что они были правы. Старый Анна уже начал сбор подписей на прошении о казни обманщика, и в мой следующий визит в Иерусалим я подпишу это прошение.

… Сын слушал с глубоким душевным волнением, стараясь вести себя спокойно и почтительно. Но, услышав последние слова, он вскочил на ноги, сжал кулаки и закричал:

— Ты не посмеешь этого сделать!

Старый священник вздрагивает и бледнеет. Несколько мгновений он молчит и не двигается, а затем медленно говорит:

— Ты посмел поднять руку на своего отца! Уходи, ты больше мне не сын! Уходи, и никогда не возвращайся!

Юноша поворачивается и тихо выходит за дверь.

…Он идет через деревню, надеясь, что никто его не остановит и не заговорит с ним, и выходит к пустынным холмам на северной стороне. Он бесцельно бродит там до тех пор, пока окончательно не стемнело. Вначале он так ошеломлен, что только постепенно осознаёт весь ужас происшедшего. Он оскорбил своего отца. Наконец, поздно ночью, не зная точно, зачем и для чего, он возвращается к дому своего отца и тихонько через забор пробирается в небольшой сад. Несмотря на темноту, он делает это легко, потому что здесь ему знаком каждый камень, знакомо каждое дерево. Большинство из них он посадил сам под руководством старого священника. Во всем доме темно, кроме главной комнаты. Он заглядывает внутрь. Там сидит его отец, перед ним стоит нетронутый ужин. Маленькая масляная лампа тускло освещает лицо старого священника. Он выглядит намного старше своих лет. На его лице не видно и следа былого гнева, видны только растерянность и глубокое горе. Сын с печалью наблюдает за ним; он хочет открыть замок, чтобы влететь в комнату, упасть на колени и попросить прощения.

Но в этот миг в его сознании мелькает мысль: “Если кто-нибудь оставит своих отца и мать ради меня….” Юноша уходит. На этот раз он уже не вернется.

…Старый священник проводит бессонную ночь. Посмотри, как на следующее утро этот сломленный человек дрожащей рукой передаст в синедрион письмо с просьбой освободить его от должности священника. Как он может учить других, если не смог научить собственного сына?

…Но это еще не все. Змея подозрения и непонимания проникла и в верное семейство. У старшего сына, преданного сторонника старого священника, есть молодая жена и ребенок. Они гармонично жили в атмосфере искренней любви и взаимопонимания, будучи вдохновляемы одними религиозными и патриотическими идеями. Оба они верили в приход Мессии–Спасителя, Который освободит Израиль от угнетения и возродит Царство Давида, и молились о его пришествии. Но несколько недель назад она, просто из любопытства, отправилась послушать нового учителя. И теперь все изменилось. Её приверженность и вера в идеи и ценности, исповедуемые её мужем и старым священником, куда-то исчезли, а на их место пришли какие-то странные, неясные убеждения. Муж терпеливо пытался убедить её, в стремлении доказать свою правоту он обращался к проповедям своего отца, к Священным книгам, но всё тщетно. К его глубокому горю, он понимает, что теперь рядом с ним живёт женщина, которая умеет готовить, содержать дом в порядке и оставаться при этом послушной, но которая уже не имеет в своём сердце духовного понимания и твердости. Несчастный муж знает, кого винить в этом.

…Старый священник собирает своих детей вместе и горестно рассказывает им о том, что произошло. Старший сын говорит:

— Благослови тебя Бог, отец, ты был прав! Когда будут казнить этого обманщика, я приду туда и первым брошу в него камень!

Несчастный молодой человек особо выделяет эти слова, обращаясь к одному человеку в комнате, — и она это понимает. Она встает и говорит: “Будь проклят тот день, когда я стала матерью твоего ребёнка!” — и тихо уходит из комнаты. Разрушена ещё одна семья…”

Когда Дьявол заговорил вновь, он сказал: “Мы рассмотрели только один пример; таких случаев будут еще тысячи, и не среди тех миллионов людей, которые вообще не понимают Твоего учения, но среди лучших, избранных, живущих не одним хлебом, но верой, готовых пожертвовать собой ради исповедуемых ими идей.

…Теперь скажи мне, почему ты хочешь так безжалостно навлечь беду на этих людей, которые не сделали тебе ничего дурного? Ты можешь заглянуть в будущее и знаешь, что всё, что я тебе говорю — это правда. Ты даже сам признал это, сказав: “Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее…”

  …Ты будешь учить любви, но вместе с тем ты будешь сознательно распространять ненависть. Когда к Тебе придет юноша и попросит Тебя о помощи и руководстве, Ты отошлешь его к заповедям Моисея; Ты даже повторишь, что он должен чтить своих родителей, но в следующее мгновение Ты научишь его неповиновению и непослушанию отцу и матери, если они не принадлежат к обращенным Тобой.

…Нет никакой необходимости доказывать всё это, поскольку Ты сам это признал. Почему же ты хочешь теперь сознательно приносить людям ненависть и раздоры, когда Ты можешь так же легко научить их любви и взаимопониманию? Чтобы сплотить отцов и сынов, священников и народ, Иерусалим и весь Израиль вокруг Себя, чтобы они приняли Тебя единодушно, Тебе не надо менять ни одного предложения, ни одного слова в своей проповеди.

…У жителей Израиля в настоящее время нет ни своей страны, ни независимости; их религия — это единственное, что делает их независимыми людьми. Поэтому Священные книги являются для этих людей высшим авторитетом, и в них содержатся многочисленные описания потрясающих чудес. Они видят, что там рассказывается не просто об исцелениях уже имеющих веру людей. То были действительно изумительные чудеса, свершавшиеся на виду у толп людей, собравшихся для того, чтобы стать свидетелями этих чудес; часто эти чудеса случались даже при отсутствии людской веры или вопреки ей. Когда Фараон отказался поверить в небесную миссию Моисея, тот не стал терять попусту время в бесполезных дискуссиях, а сразу напугал всю Египетскую землю от одного её конца до другого, совершив ряд поразительных чудес.

…Прочитай Священное Писание, и Ты найдешь множество подобных историй. Ты знаешь, что многие из них выдуманы, но верующие полагают, что эти чудеса имели место на самом деле, и поэтому они расценят как грех против Бога доверие и повиновение кому-то, кто объявляет себя посланцем Бога, но всё же не будет использовать свою силу для служения своему народу. У Тебя есть сверхчеловеческая сила, сама природа будет повиноваться Тебе, если Ты захочешь. Почему бы Тебе не собрать большую толпу людей в Иерусалимском храме, подняться на кровлю, а затем сойти с неё и, пока Ангелы, видимые или невидимые, будут удерживать Тебя в воздухе над святым местом, объяви себя Мессией, Сыном Давида. А затем торжественно спустись к людям, потому что об ангелах написано: “На руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею”. (Мф. 4:6).

…Всё ведь так просто. Всего за час весь Иерусалим обезумеет от радости и счастья. Мужчины и женщины, старики и дети, поющие “Осанна” и славящие Бога, обнимались бы на улицах. Священники и старейшины почтительно подошли бы к Тебе, говоря, “Господин, прости нас, потому что мы не знали, что делали; мы с почтением просим Тебя, прикажи нам, и отныне мы будем знать, как учить Сынов Израиля”.

…Этот день — величайший день в истории Израиля — был бы проведен в атмосфере нескончаемой и самой искренней радости, какую когда-либо видели на земле. Люди носили бы Твоих учеников на руках по всему Иерусалиму. Богатые простили бы должникам долги и разделили бы своё имущество с бедными. Личная вражда была бы забыта, преступники и грабители пришли бы к Тебе, говоря: “Господин, прости нас, и разреши нам сражаться и, если надо, умереть за тебя”. И Ты бы видел и ощущал, что Тобою вызван самый большой всплеск счастья и доброй воли среди людей, какой когда-либо видела земля!

…Теперь подумай об отдельных простых, хороших людях. Например, что произойдет в семье священника из Эммауса, если ты последуешь моему совету? Старый священник, переполненный счастьем, на следующий день пойдет со своим младшим сыном в Иерусалим, чтобы увидеть Тебя, Мессию. А в скромном домике всего в квартале отсюда старший сын, держа за руки свою молодую жену, скажет, насколько он счастлив, что она была права; что ничто больше не разделит их, и оба они будут прославлять Тебя, поклоняться и повиноваться Тебе, потому что Сам Бог доказал, что ты Мессия, Христос.

…Эти последние события вполне возможны. Их претворение в жизнь зависит от Тебя. Сегодня хороший, работящий муж и его молодая жена все еще стоят над колыбелью своего ребенка, будучи объединены взаимной любовью и доверием. Старый священник, посвятивший всю свою жизнь служению Богу, и хороший юноша, только начинающий взрослеть, также освещены светом взаимной любви и преданности. Излишние раздоры и ненависть еще пока не нарушили тихое счастье и покой этих простых, добросердечных людей. Так наложишь ли Ты намеренно проклятье раздоров и злобы на это семейство, как и на тысячи других семейств, — или же Ты сжалишься над ними?”

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: