Круглое не резать, есть земельку, читать заклинания – как бороться с «православными» суевериями?

С праздником Усекновения главы Иоанна Предтечи связано множество суеверий: нельзя есть круглое, пользоваться ножом, танцевать. Но суетная вера часто подменяет собой духовную жизнь даже воцерковленных христиан не только в этот день, она подстерегает порой в самых неожиданных местах и в нежданное время. О влиянии суеверий на приходскую жизнь и способах борьбы с этим явлением мы беседуем с протоиереем Сергием Рыбчаком, настоятелем Петропавловского прихода города Полевской Екатеринбургской епархии.

Польский атеист – первый наставник в вере

Протоиерей Сергий Рыбчак

Протоиерей Сергий Рыбчак

– Меня некому было учить. Первой книжкой, которая дала мне представление о вере, была книжка польского атеиста Косидовского «Библейские сказания». В этой книжке давался какой-то текст из Священного Писания, а рядом было страницы две комментариев.

Так как комментарии были в три раза длиннее, естественно, читал я только то, что было покороче.

Ну и, конечно, были иллюстрации к Библии великих художников. Я до сих пор помню, как долго разглядывал картину, где Авраам приносит в жертву Исаака. Я так переживал за этого Исаака, почему отец хочет его зарезать! А бабушка тогда не смогла мне ответить. А вторая моя бабушка сказала: ты лучше Библию читай, а то священником не станешь. Это было в те времена, когда о священничестве даже речи не было!

Помню, когда я впервые в букинистическом магазине купил Евангелие, оно стоило 50 рублей, а у меня зарплата была 80 рублей. Даже скрыл от жены, сколько оно стоит. Я читал взахлеб, и потихоньку-помаленьку все мои вопросы отпадали.

Трах-тибидох – и стал «духовным»

С какими суевериями приходится сталкиваться вам как настоятелю прихода?

– Для меня самым диким суеверием всегда было неадекватное отношение ко всякого рода святынькам. В свое время шокировало, что паломники из Дивеево привозили землю с канавки Пресвятой Богородицы и не знали, что с ней делать. Никто не объяснил, зачем брать эту земельку, как ее использовать. Кто-то даже советовал добавлять ее в пищу.

Были еще суеверия, связанные со знаменитым иерусалимским хлебом, заквасочкой, которую раздавали втихаря, и обязательно нужно было прочитать определенные заклинательные слова, чтобы было счастье, здоровье, покой и так далее.

Понятно, что если у человека нет какой-то серьезной духовной жизни, то найти легкую форму, с помощью которой – «трах-тибидох»! – всё становится на место, всегда легче. Всё это зависит от фантазии и невежества.

В 90-е годы, когда люди не имели духовных знаний, не читали Священное Писание, всякого рода оккультизм хлынул и сразу как-то прижился. У людей была жажда, они впитывали всё, что связано с духовной жизнью, пусть даже в кавычках.

И отсюда возникли синкретические суеверия, которые мы получили впоследствии и с которыми мы боролись все эти 20 лет.

Не по Шмелеву

– Обряд как одежда, безусловно, нужен. Как атмосфера. Но когда обряд сам по себе заменяет духовную жизнь, то возникают околоцерковные суеверия. Мы, священнослужители, постоянно сталкиваемся с такой проблемой: человек в храм не ходит, а знакомого просит: ты там записочку подай, чтобы у меня получилось всё на работе или в семье. Таким людям уже требуется духовная реанимация. Спрашиваешь: а ты к Богу хотя бы дома обращался?

Первым делом отвечают: а мне было некогда. Я говорю: ну, давай попробуем, встанем с тобой и пять минут почитаем хотя бы молитвы «Отче наш», «Царю Небесный». Сколько это займет времени, если мы внимательно помолимся? И ты увидишь, что за 24 часа в сутки можно найти 5 минут на молитву. И раз ты не нашел, это говорит о твоем глубоком духовном поражении.

Я вспоминаю «Лето Господне» Ивана Шмелева: мы видим там некий образец: вот Россия, которую мы потеряли, в которой была жизнь идеальная. А там столько этих языческих традиций! Например, гадают, а положительный, церковный персонаж Горкин, говорит: «А мы, крещеные, на круг царя Соломона лучше пошвыряем, дело священное». Или он же учит: «Кто до окропления яблочки поест у того червь в животе заведется». Такое часто можно и сейчас встретить, особенно на деревенских приходах.

– Я должен сказать – это многим, наверно, не понравится, – но вред в этом колоссальный. Суеверия, обряженные в якобы церковные одежды, разрушают истинное понимание духовной жизни. И тогда возникает ситуация, которую наша страна пережила в ХХ веке.

Ведь когда произошли катаклизмы, это не кто-то из-за границы приехал и устроил, это как раз те люди, которые называли себя верующими православными христианами. Они ломали кресты и поджигали храмы, сжигали иконы, потому что к ним пришли новые люди и сказали, что это всё ерунда, что в Бога верят глупые люди, а вы теперь просвещенные, вы должны всё это сломать. Вот такого рода невежество, которое коренится в человеке с помощью суеверий, в конце концов, и вырождает саму суть духовной жизни.

Честно скажу, никогда не советовал читать «Лето Господне», особенно воцерковляющимся людям. Там очень много такой ерунды, которая принимается за настоящий православный образ жизни.

Иллюстрация к книге И.Шмелева "Лето Господне"

Иллюстрация к книге И.Шмелева “Лето Господне”

Евангелие – главное лекарство от суеверий

Если человек хочет понять, каким должен быть дух и образ жизни христианина, то пусть откроет Евангелие, послания апостолов, есть множество житийной литературы. И увидит настоящие примеры. А сколько примеров тех достойных людей, которых Церковь сегодня прославляет как новомучеников!

Когда я пришел молодым священником на приход храма святых апостолов Петра и Павла, столкнулся с множеством суеверий. К сожалению, священник, который был передо мной, оказался их рассадником. Он не имел никакого духовного образования – тогда огромная нужда была в священнослужителях, храмы возвращали, служить было некому, и ставили первых попавшихся верующих людей. Разъяснить было некому.

Целый год или больше я по два-три раза в неделю собирал в храме прихожан и просто с ними беседовал. Мы читали Евангелие, я им объяснял, чему учит Христос, чему учат апостолы, чему учит Церковь, а от всего остального, что с этим не связано или противоречит этому, – вы отходите. Я никого не ломал, не старался сразу заклеймить, мол, вы – невежды в законе, старался подходить деликатно. Но приучал, чтобы они все традиции проверяли, основываясь на Священном Писании и Священном Предании. Вот это два столпа!

И до сих пор – а я уже 21 год на этом приходе – каждое воскресенье мы собираемся в актовом зале, и я беседую с прихожанами. С теми, кто готовится к крещению, встречаемся по два-три месяца, стараемся людям ответить на все вопросы и привить хоть какой-то интерес к истинному источнику знаний – к Евангелию и учению святых отцов.

Суеверия будут всегда. Так устроен человек: еще не имея добродетелей любви и смирения, он будет водим страхами: за свою жизнь, за своих близких, а раз в сердце живет страх, то он порождает всяких чудовищ.

Фото: azbyka.ru

Фото: azbyka.ru

Что делать, если тебе «сделали на смерть»

Что вы говорите людям, которые приходят и жалуются на порчу или сглаз?

– Часто с этим сталкиваюсь: «меня сглазили» или «мне сделали на смерть» – это, как правило, люди верующие, но абсолютно нецерковные, и поэтому им кажется, что есть некая сила, которая больше, чем Бог.

Так как они Бога не знают, веры настоящей и опыта жизни с Богом не имеют, то у них дуалистическое представление о мире: есть добро, есть зло, но зло коварнее, поэтому с ним надо бороться какими-то специфическими способами. С одной стороны, может быть, это и верно, но страшно за них, когда они зло наделяют такими сверхъестественными способностями, сильнее тех, что даются в дарованиях от Бога.

Современный человек живет в постоянном стрессе. Радио включит: там все кричат, что рубль упал, доллар поднялся, война идет, голод надвигается, а тут еще начальник или подчиненные бестолковые, в семье вечный стресс. И получается, что для человека самое тяжелое – идти на покаяние.

Покаяться – это настоящий разворот, настоящее изменение его жизни. Недаром многие люди боятся этого. Думают, что придешь, и тебя как на допросе будут наизнанку выворачивать, чтобы ты все свои темные уголки души обязательно за один раз просветил.

Нет, покаяние наступает с того момента, когда человек знакомится с учением Христа. Когда он начинает сравнивать: чему учил Христос? А как я живу? И когда человек это понимает, то начинает потихоньку и молиться, и менять свой образ жизни.

Главное для людей, которые считают, что их сглазили или сделали порчу, – успокоиться и прийти потом в храм. Хотя бы постоять, помолиться, а если есть возможность, то поговорить со священником или разумным, духовно опытным человеком.

Протоиерей Александр Авдюгин, писатель, рассказал на своей страничке в интернете такую историю: один большой начальник, с которым он знаком, позвонил ему чуть ли не ночью, прислал за ним машину. Семья весьма образованная, люди в храм ходят, исповедуются, причащаются. Жалуются батюшке: пришел конверт без адреса, открыли – оттуда посыпалась то ли пыль, то ли земля, просыпалась на ковер. И проклятия на бумажке какие-то. Отец Александр на подходе к дому видит, что уже жгут во дворе ковер. Паника полная! Еле он их удержал, чтобы не жечь полы. Несмотря на свою образованность, эти люди настаивали, чтобы был проведен обряд для нейтрализации зла. Батюшка отбился кое-как, но на следующий день пошел им навстречу и освятил квартиру…

– Да сплошь и рядом такое случается. Несколько дней назад у меня была аналогичная ситуация: человек познакомился с другим человеком, а тот ему сказал: «Что-то я смотрю на тебя – чувствую, что тебе сделана порча на смерть. Ты поищи у себя: где-то лежит этот специальный артефакт, его нужно обязательно найти». Даже описал ему, как сей артефакт должен выглядеть: какие-то иголочки с ниточками.

И что вы думаете: находит! (Я уж думаю, не тот ли это вредитель, который этот артефакт и засунул?) И у него истерика: «Я чувствовал, что со мной что-то происходит! Я понимал, что погибаю, но не понимал, почему и как!» А ведь он верующий, по праздникам приходящий. Как говорим про таких: рождественники, пасхальники.

Убеждать человека в таком состоянии, что «по вере вашей да будет вам», бесполезно. Когда человек тонет, то бессмысленно ему объяснять, как дышать и двигать руками, надо его вытаскивать. Так и тут: успокаиваем человека, обещаем ему завтра приехать и освятить жилище. Освящаем, а потом садимся пить чаёк и за чаем спокойно говорим. Заходит разговор об исповеди, говорю: сначала почитайте о заповедях.

Если человек действительно готовится к покаянию, то удивительным образом Господь начинает его вразумлять: он начинает видеть нечто большее, чем хотел бы сказать на исповеди. И неизменное действие благодати Божьей на исповеди происходит всякий раз, человек начинает понимать, что в его жизни происходит что-то не то, поэтому всякая дрянь и клеится, всякие «ясновидцы» и экстрасенсы доводят его до истерики.

В этом икономия наша и заключается.

Освящение жилища. Фото: pravoslavie.ru

Освящение жилища. Фото: pravoslavie.ru

А если кто не понимает про фаворский свет…

Существует немало суеверий, связанных с названиями церковных праздников. Многие священники критикуют такие названия как «Ореховый», «Яблочный Спас», говоря, что это на грани кощунства. А вот один священник недавно написал в сети: «Разве вы не понимаете, что сегодня для подавляющего числа простых и не простых людей наше православие играет всего лишь празднично-украшательную, нарядно-обрядную роль, чтобы как-то скрасить наше утлое, серенькое, бедненькое народное существование? А с другой стороны, подумаешь: а кому нужен тот невидимый, нетварный свет концептуально-умозрительных схем богослова Паламы!»

– Не надо впадать в панику по поводу невежества нашего народа – это всегда было, во все времена. Когда Господь приходит к богоизбранному народу, когда наступила полнота времен, то сколько в Него уверовало людей? Ведь Сам Господь проповедовал! Он ведь не оставил ни одной записочки – Он своим примером показал путь, и Сам о Себе говорил: «Я есть путь и истина, и жизнь, и кто хочет – идите за Мной».

Удивительно: Он зовет за собой, Он никого не загоняет. Поэтому и мы никаким богословием не должны никуда загонять народ. Если ты богослов, хорошо – значит, тебе дано больше, чем другому человеку. Но для того Господь пастырей и поставил, чтобы пастыри учили. Если нет пастыря, то овцы рассеются, будут похищаться и волками, и ворами. Так было во все времена.

Тут можно вспомнить слова апостола Павла своей пастве: когда вы были младенцами, то я кормил вас молоком, но когда вы повзрослели, то пора принимать твердую пищу. Народ – как дети: он неспособен переваривать твердую пищу богословия о нетварном свете. Даже в семинарии лишь один-два студента способны понять богословие Симеона Нового Богослова или Григория Паламы. Остальные могут лишь заучить определенные тексты, чтобы сдать экзамен. И среди священников так же.

Поэтому не надо унывать. Мы должны миссионерствовать и учить народ каждый на своем месте: священник, диакон, воцерковленный и разумный мирянин – все должны своим светом, своей доброй жизнью, как Господь заповедовал, учить других прославлять Отца Небесного.

Думаю, не надо отчаиваться от того, что ты познал высокие истины, а твои близкие эти истины не могут воспринять. Мы познали истину не для того, чтобы её впихнуть в кого-то, а для того, чтобы стать ещё более милосердными, заботливыми, жертвенными. Слава Богу, если в этом проявляется наше познание, а если мы от высоких истин озлобляемся на наших ближних, то лучше таких истин не знать.

Доброта бабушек и чванство богословов

А что хуже: человек добрый, милосердный, проявляющий деятельную любовь к ближним, но с какими-то суевериями, или человек богословски просвещенный, но далекий по жизни от образца христианина?

– «По вере вашей да будет вам» – дела свидетельствуют о нашей жизни, христианская ли она. Из патериков известно, что и у преподобных подвижников по незнанию бывали вероучительные заблуждения, потому что некому было их наставить. Бывало, что святой ошибочно учил других, но когда узнавал истину, то каялся и просил прощения у всех.

Я еще застал тех бабушек-праведниц, которые жили в глухих деревнях во время советской власти, они трудились, молились, воспитывали своих внуков, и внуки при первой же возможности летели к своим бабушкам. И навсегда сохранили память о доброте и молитвенности этих старушек.

У меня самого такая бабушка была, она никогда не заставляла ничего, но всегда была очень доброй, я видел, как она молится. Это удивительный пример, который потом остается на всю жизнь. Хотя она не была богословски образована и вряд ли смогла бы адекватно ответить на мои вопросы, но своей любовью и молитвой она покрывала все мои будущие вопросы.

Видел я и очень образованных людей, со степенями кандидатов богословия и даже выше, и не всегда приятно было сидеть с ними за одним столом… Такого чванства и цинизма я не встречал даже в светских людях.

Фото: azbyka.ru

Фото: azbyka.ru

«Посидим на дорожку»

  Вот действительно, вспоминает человек свою бабушку, которая была и добрая, и молитвенная, но говорила: не зашивай ничего перед дорогой. И у человека складывается ощущение, что ничего страшного-то в таких суевериях нет…

– Бывают такие приметы, в которых есть какая-то реальная подоплека, но впоследствии о ней забыли. Например, я в детстве очень любил читать Мориса Дрюона «Проклятые короли», это эпопея о французских королях. Интересный там был сюжет – уничтожался орден тамплиеров 13 октября 1307 года, и это было в пятницу. Когда я стал постарше, слышал всякие страшилки про пятницу 13-е. Недавно услышал и от студентов – и рассказал им про книги Дрюона, о котором они даже не слышали. Им было очень интересно.

А «посидеть на дорожку»? Я до сих пор помню и всегда это делаю: перед выходом «сижу на дорожку» с одной только целью – вспомнить, не забыл ли документы, деньги, ключи. Понятно, что это хорошая примета.

Церковные суеверия и приметы часто связаны с незнанием Священного Писания. Праздновать дни рождения или не праздновать? Вот появилась секта свидетелей Иеговы, они запрещают праздновать день рождения. И очень многие прихожане спрашивали: к нам приходили, рассказывали про веру и сказали, что ни в коем случае нельзя праздновать день рождения, это так? Потому что как раз убийство Иоанна Предтечи произошло в день рождения царя Ирода.

Ну, секта – это понятно, они могут проповедовать всё что угодно. Но православные христиане должны четко понимать, откуда что происходит, и объяснять другим.

Зачем нужна святыня, болтающаяся на руке?

А как вы относитесь к тому, что и Церковь несвободна от этого? У нас рекламируются всякие охранные кольца с молитвами, мерные иконы дескать, эта икона убережет вашего ребенка, икона «Неопалимая купина» защитит ваш дом и т.д.

– Конечно, это реклама и дешевая эксплуатация страхов человека. На венчании всегда кольца освящаются тем, что перед обручением священник их заносит в алтарь и кладет на престол. В советское время это были обыкновенные кольца, а сейчас появились кольца, украшенные молитвой и церковной символикой. Но это никакие не охранные кольца. Это кольца для совершения таинства венчания. Венчается-то у нас сколько людей? А производство колец налажено, куда ж их девать-то? И всех начинают призывать надевать эти кольца.

Как благочинный я регулярно обращаюсь к собратьям-священникам, которые привозят браслетики с изображением Богородицы и святых. Сам я категорически запрещаю в своем храме продавать подобное.

У меня есть свой аргумент: вы вырежьте фотографии своих папы, мамы, деток любимых – и на браслетик их, и носите таким образом. Никто же этого не делает! Как это, мои дети будут у меня болтаться на руке? Но если ты не делаешь этого с изображением своих родных и близких, почему ты не чувствуешь, что это кощунство в отношении образа Богородицы и Спасителя? Где же твое благоговение?

Считается, что если на ремне напечатали молитву, то этот ремень тебя будет охранять. Я согласен: носите такие пояса, другие артефакты. Но при одном условии: если ты вспомнил, что у тебя такой ремешок есть, то помолись Господу Богу. Такие вещи предназначены только для того, чтобы памятовать о молитве Богу, потому что человека иногда так суета затягивает, что он забывает и про Бога, и про ближнего.

Нашим выпускникам из ребцентра (реабилитационный центр для наркозависимых «Подвижник», который окормляет отец Сергий – прим. ред.) я всегда советую, чтобы они покупали четки. Но не для того, чтобы совершать умное делание. Всё просто: едешь, идешь, полез в карман – о, у меня здесь четки, значит, нужно помолиться.

А если кто-то говорит, что это само по себе защищает человека – это те же самые суеверия. Хоть тонну святой воды выпейте, тонну просфор съешьте и потом сядьте в трижды освященную машину – всё равно можете в аварию попасть с такой же вероятностью, как если ничего этого делать не будете. Молиться нужно, а не окружать себя амулетами!

Фото: livemaster.ru

Фото: livemaster.ru

Вера в амулеты – трагедия веры

Но ведь молитва сама по себе тоже не защищает человека от аварии, и священники в авариях гибнут, и молитвенники…

– Да, если понимать так, что мы должны себя окружить благополучием в этой жизни – тогда это трагедия. А если мы понимаем, что готовим себя для жизни будущего века, для вечности – то для нас и такого рода события не являются трагедией, это переход в мир, где ты не только ожидаемый гость, а постоянный житель. А если весь смысл сосредоточен только на этой жизни, то человек готов всё отдать, лишь бы всё было хорошо.

Суеверие – это то, что мешает правильно настроить духовную жизнь. А она должна быть настроена на спасение и на взаимоотношения с Богом и ближними.

Святые отцы говорят, что главное для христианина – не приобретение каких-то сверхъестественных свойств тела или души, а приобретение трезвомыслия. Многие отцы молились о том, чтобы Господь даровал им дар рассуждения.

Господь называл свое учение источником живой воды: если ты из этого источника будешь пить, то не будешь жаждать вовек. А вот суеверия как раз постоянно порождают жажду: сколько бы ты из этого дурнопахнущего сосуда ни пил – все равно жаждать будешь вечно.


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
С – скрепы, в – вредитель, я – язык намоленный

Священник Евгений Дорофеев о вековых устоях, необходимости изменений, крещеных таджиках и курении на Афоне

Православные, без фанатизма!

О тех, заходит в храм два раза в год, верит в гороскопы и плюет через плечо

«Сегодня праздник, стирать нельзя!» – как говорить с суеверными?

Стоит ли говорить, если тебя не спрашивают? А если спрашивают – как правильно отвечать?