Крымский выбор

Цикл бесед об исторической миссии России – попытка с духовно-нравственных, православных позиций осмыслить важнейшие события Отечественной истории. Почему мы не оказались вместе в 1991 году? Жители древней Руси себя Киевской Русью не называли, был единый народ – русские. Октябрь 1653 года: удивительное сочетание и мудрой власти, и воли народа. Союзный договор 1922 года – агитка вместо закона. Действия Никиты Хрущева как самодура-помещика. У Закарпатской Украины нет чувства единства славянских народов.

Ведущий – протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря, руководитель Интернет-порталов «Православие и мир», «Непридуманные рассказы о войне», основатель постоянно действующего мобильного фестиваля «Семейный лекторий: Старое доброе кино», член Союза писателей России и Союза журналистов Москвы.

Гость – историк Владимир Михайлович Лавров, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института российской истории РАН, профессор Николо-Угрешской православной духовной семинарии, академик Российской Академии Естественных Наук.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Здравствуйте, дорогие друзья! Мы с вами вновь собрались в программе «Историческая миссия России». У нас в гостях наш постоянный гость, наш давний друг – главный научный сотрудник Института российской истории, доктор исторических наук, профессор Николо-Угрешской духовной семинарии Владимир Михайлович Лавров. Здравствуйте, дорогой Владимир Михайлович.

Профессор Владимир Лавров:
Здравствуйте.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Сегодня мы собрались, можно сказать, на внеочередную встречу, потому что произошло великое, не побоюсь этого слова, историческое событие – воссоединение Крыма с Россией. На мой взгляд, восстановилась историческая справедливость.

 Профессор Владимир Лавров:
Безусловно, это событие историческое. Событие, о котором мечтали и в Москве, и в Севастополе, и в Крыму. Наконец-то мы стали собираться. Я бы сказал, что это даже второе воссоединение, потому что в президентство Путина было и воссоединение с Русской Православной Церковью за границей – тоже очень важное, плодотворное, положительное событие. И, наконец, мы вместе с Крымом. Ведь это была большая драма, когда мы разошлись в декабре 1991 года, и вот мы снова вместе. Вчера был праздник, и сегодня праздник.

43

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Я думаю, еще долго будет праздником такое радостное, радужное состояние души от того, что действительно восторжествовала справедливость. И причем, я бы сказал, – так беспрецедентно ярко, быстро, грамотно, оставляя после себя, я думаю, у очень многих людей только самые радужные ассоциации.

Малороссия – Малая Россия

Профессор Владимир Лавров:
Наверное, нам нужно в этот день попытаться осмыслить, а почему мы не оказались вместе в 1991 году, какова судьба Крыма, какова судьба России, Украины, Новороссии? Вообще, что это такое?

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Это забытое слово – Новороссия. Оно, мне кажется, только в царской империи использовалось.

Профессор Владимир Лавров:
Так запретили в советское время это слово. Но, наверное, надо сначала начать с того, что такое Украина, Малороссия. Когда стали употреблять эти имена, названия? Здесь нужно вспомнить Ипатьевскую летопись, XII век. «Оукраина» – вот первое сохранившееся упоминание. «Оукраина» – имелась в виду окраина, такая трактовка. Термин «Украина» стал употребляться в Польше, поляки стали употреблять этот термин по отношению к территории, опять же, на окраине, но уже Польского, Польско–Литовского государства Речи Посполитой.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Владимир Михайлович, можно я скажу, что в ту эпоху, в те далекие времена Польско–Литовское государство было больше тогдашней современной ему России.

Профессор Владимир Лавров:
Наверное, нам нужно коснуться и размеров тоже. Но и все-таки еще о Малороссии. Это термин, который идет от греков, из Византии. Этот термин был в церковной практике – «Малороссия» или «Малая Россия», два термина было. Что касается термина, который широко употребляется в литературе – «Киевская Русь», вообще говоря, он возник много столетий потом, его придумали историки. На самом деле, он не употреблялся. То есть, жители древней Руси себя Киевской Русью не называли, Древней Русью тоже не называли, они не считали себя древними. Просто была Русь. Была Русь, был единый народ – русские. По летописям – русские.

Сочетание мудрой власти и воли снизу
Но во времена феодальной раздробленности, во время татаро-монгольского ига несколько княжеств оказались присоединенными Великим княжеством Литовским, включая Киев. И вот часть русских оказалась в другом государстве. Потом Великое княжество Литовское оказалось вместе с поляками в Польско-Литовском государстве Речи Посполитой, это 1569 год. И вот в этом польском католическом государстве православные люди оказались дискриминируемыми.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Да, людьми второго сорта.

Профессор Владимир Лавров:
Да, по разным признакам, в том числе, религиозным. То есть, православные – это еретики. Господствовали католики. Это очень болезненно переживалось, естественно. Так же болезненно переживалось, что к русским или украинцам, малороссам, относились как к такому национальному меньшинству, которое тоже второго сорта. Ведь доходило до чего? Доходило до того, что просто было абсолютное беззаконие.

Богдан Хмельницкий

Памятник Богдану Хмельницкому

Богдан Хмельницкий не просто так взялся за оружие, были же причины. И не только были те притеснения, которые касались многих, но и лично у него поляки-соседи отобрали любимую женщину, увезли; насмерть засекли сына, по другим данным, до полусмерти. Человек с этим столкнулся и взялся за оружие. И другие взялись, потому что они с этим сталкивались. И стали просить Московского царя Алексея Михайловича принять. Вообще-то, они даже обращались к шведам-протестантам за помощью. И обращались к мусульманам-туркам за помощью. Но вот попробовали, а оказалось, никто помогать, спасать, воевать, – кроме православных москвичей, кроме православных русских…

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Собратьев!

Профессор Владимир Лавров:
Никто не хочет. Обратились к нам. Отказал первый раз Алексей Михайлович, понимая, что Запад будет недоволен, Польша будет недовольна, придется воевать, огромные деньги тратить. Все это понимали. Почему был Земский собор в 1653 году? Ведь царь мог решить самостоятельно, он имел право – абсолютная власть. Но царь одновременно отдавал себе отчет, что будет война, и чем она закончится? По-разному может быть, еще в памяти было, как поляки и литовцы в Кремле в Москве господствовали в смуту.

запорожцы пишут письмо

Поэтому созывают Земский Собор: «Вот, просятся под руку Московского царя наши православные братья – украинцы, малороссы. Возьмем? Может быть война, большие траты, подати – вам платить».

И Земский Собор решал. Это удивительное сочетание и мудрой власти, и воли снизу, – это было, это октябрь 1653 года.

А в январе 1654 года уже Переяславская Рада приняла решение пойти «под руку Московского царя на вечные времена» – такая формулировка, дословно. Такое решение было принято, и мы стали вместе. И война была, пришлось воевать. И вот произошло воссоединение с левобережной, или восточной, Украиной или Малороссией. Это было большое достижение, но воссоединение было неполное. Победа, но наполовину: восточная Украина плюс Киев, Киев был на правом берегу Днепра.

И полное воссоединение произошло только при Екатерине Великой. То есть, это конец XVIII века, это разделы Польши. Екатерина вступилась за преследуемых православных, и произошли вот эти разделы. И она присоединила уже и Западную Украину, или Малороссию, и Белоруссию, – это тоже было великое достижение.

Восточная Украина, западная Украина

При этом мы должны понимать, что сегодняшние различия между восточной и западной Украиной уходят корнями в те времена. В те времена, потому что западная и восточная Украина жили в разных государствах почти сто пятьдесят лет, то есть, сколько поколений!

Естественно, на западе больше западного влияния, польского влияния. И под влиянием польской культуры, польского языка шло образование украинцев. Одновременно на востоке, естественно, больше влияния центральной России, Москвы. И это так получалось. И во времена Алексея Михайловича еще четких границ не было: вот вступили запорожские казаки, где они были, там и была Украина и Малороссия. Потом уже стала восточная Украина, западная Украина. Вот так это все входило.

И здесь нужно сказать, что в Российской империи не было деления по каким-то там «республикам», по национальному принципу. Были губернии. Поэтому говорили “Малороссия”, говорили “Украина”. Ну, а что это значит? Скажем, в XVIII веке было две малороссийских губернии, всего две. И один центр – Киев, другой центр – Чернигов. Границы их менялись. И, в основном, деление было по губерниям, это помогало очень крепко скреплять, держать государство.

Единая нация, три ветви

И здесь рубежом были 1917–1918 годы, когда произошла Февральская революция в Петрограде, когда страна пошла вразнос, когда рухнула историческая законная власть. И в начале 1918 года стали складываться независимые украинские государственные образования, это были слабенькие образования. Скажем, если брать начало 1918 года, то была Украинская народная республика, она была поддержана немецкими агрессорами, которые, в конце концов, на плечах украинских националистов захватили Киев. Это все было.

февральская революция

Знаменская площадь во время февральской революции

Причем, народ не поддерживал этих националистов. Почему? До революции, при царе преобладающей точкой зрения было то, что мы – единая нация «русские». И у русских три ветви: великороссы, малороссы, или украинцы, и белорусы. Мы – единая нация, три ветви. И эта точка зрения доминировала, она объединяла. И большинство жителей вокруг Киева поддерживали не националистов Рады или Украинской народной республики, а они считали, что они русские. Вот ведь как.

Всемирная республика Советов

Это, кстати, помогло большевикам свернуть этих националистов. Сначала, в 1918 году, столица у большевиков была в Харькове. Потом ввели войска в Киев, захватили власть. Но здесь о чем надо сказать? Уже во время Гражданской войны Ленин и нарком по делам национальностей Сталин подарили Украине Новороссию. Новороссия никогда не была Украиной, или Малороссией, и Крым не был. И эти националистические правительства, в том числе, Украинской народной республики, о Крыме даже не думали – ну, живут там русские, это не Украина. Но еще в Гражданскую войну, когда образовывалась советская государственность на Украине, Ленин подарил Новороссию, которая была на самом деле присоединена Екатериной Великой. Ленин отдал…

 

Ленин

Потом это было закреплено Союзным договором конца 1922 года, потом вошло во все советские Конституции. Это такой вот подарок. А что нам стоит? Вообще, в этом Договоре, конца 1922 года, если его прочитать, говорилось, что СССР, который сейчас образуется, – это только шаг к Всемирной республике Советов. То есть, предполагалось, что все страны мира войдут в СССР, вот ведь как – ни много, ни мало. Но если все страны войдут в СССР, то какая-то  Новороссия, куда-то ее отдать… Да мы завтра в Вашингтоне будем!

Протоиерей Александр Ильяшенко:
«Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем».

Профессор Владимир Лавров:
Так и пели. И пытались занять Варшаву, потерпели военное поражение. Были планы идти на Берлин. «Даешь Варшаву, даешь Берлин, уже мы врезалися в Крым», – пели красноармейцы. То есть, были такие ленинские планы по экспорту революции. И таким образом Новороссия оказалась на Украине. И никого не спрашивали, никаких референдумов, просто взяли и подарили. Так было. И, наконец, рубеж – 1954 год.

Волюнтаристический антирусский шаг Хрущева

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Да, недоброй памяти Никита Сергеевич Хрущев своим единоличным решением, оно не было, как я понимаю, утверждено Верховным Советом, не прошло необходимые законотворческие процедуры, передал Крым Украинской республике, хотя никогда Крым не был в составе Украины.

Хрущев

Никита Сергеевич Хрущев

Профессор Владимир Лавров:
Да, и вчера Президент России говорил, что это было сделано не вполне законно, это правильно, исторически верно. И в 1992 году Верховный Совет России тоже заявлял о том, что это незаконно. Но в то же время мы признавали уже сложившиеся границы. С одной стороны, говорили правду, с другой стороны, признавали, что на 1992 год реально было. Хрущев, конечно, поступил абсолютно волюнтаристически. И никого не спрашивали.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
И антигосударственно, собственно.

Профессор Владимир Лавров:
И антирусски. Более того, по Конституции Президиум Верховного Совета РСФСР не имел полномочий решать вопрос о границах, что-то передавать. То есть, Конституция, даже советская, нарушалась. Но в то время что, собственно, значили законы, если первый секретарь ЦК коммунистической партии был выше закона, что захотел, то и сделал. И никого не спрашивали, никакого референдума. Реально Никита Хрущев просто как самодур-помещик подарил целую территорию. В XIX веке было запрещено помещикам дарить территории с людьми. А вот на Хрущева это не распространялось.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Очень хорошее сравнение: самодур-помещик. Я хочу еще подчеркнуть для его характеристики, что под постановлением о сносе Храма Христа Спасителя стояла и его подпись. Он такой богоборец, который обещал в 1980 году по телевизору показать последнего попа. Вот я не последний, но по телевизору показывают.

Профессор Владимир Лавров:
Хрущев много чего натворил, когда возглавлял Московскую парторганизацию. Его подписи были под многими расстрельными списками, потом он приказал эти списки уничтожить. Но все не уничтожишь, все равно следы таких массовых злодеяний остаются.

Лавров

И на Украине он с 1938 года стал первым секретарем. 1938 год – один из самых страшных на Украине, и кровь у Никиты Сергеевича на руках по локоть. Конечно, страшно, когда такой государственный строй, что к власти приходит малограмотный человек, одновременно готовый совершать какие-то великие поступки, не обдумывая, не консультируясь, никого не спрашивая. Есть воспоминания, что идея подарить Крым пришла ему вообще на пляже – может, перегрелся. Может быть, какие-то еще причины, но это не обсуждалось.

Ведь что такое: общественной жизни нет, политической жизни нет, только одна партия. Соответственно, никакого обсуждения. Могут быть споры, кто-то может быть не прав. Но это все должно быть! А если этого нет, мы получаем: взбрендило Никите Хрущеву – и отдал. И иди, расхлебывай это. Мы только сейчас расхлебываем.

Хотя известен, по крайней мере, один голос «против». Против был, как ни странно, секретарь Крымского обкома коммунистической партии Титов. Тогда, естественно, все газеты были под контролем, в газетах этого не было, все «за». Но сейчас у историков документы: он был «против». Его, естественно, сняли. Но все-таки, 1954 год, уже начинались новые времена, его не арестовали и не расстреляли, его отправили работать в Министерство сельского хозяйства.

В те времена работать на сельское хозяйство посылали как в почетную ссылку. Сельское хозяйство было в тяжелом состоянии, и его отправили туда. Но, во всяком случае, был голос «против». Такое тоже было.

А что касается сельского хозяйства в Крыму, оно находилось в очень печальном состоянии. Достаточно сказать, что хлеба не хватало, закрывались булочные, не хватало молока. Хотя уже после войны сколько прошло – девять лет, чуть меньше. Но положение было тяжелое, не справлялись все наладить. И пошли абсолютно не продуманные решения, что для Хрущева, конечно, свойственно. То он вдруг создавал какие-то новые органы управления, совнархозы, то чуть нас не втравил в ракетно-ядерную войну. Так что на фоне этого подарить Крым – это было как одно из его деяний.

Закарпатская Украина без чувства единства славянских народов

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Да, мне хочется сказать еще вот о чем. Вы говорили о разделах Польши. Но ведь в этих разделах участвовала еще и Австро-Венгерская империя. И то, что является сейчас Закарпатской Украиной, – это была территория Венгрии. Венгерская равнина очень плодородная, она питала Австро-Венгерскую империю хлебом.

После Второй мировой войны (по всем международным договорам, проделаны все необходимые санкции, было одобрение великих держав) часть территории Австро-Венгрии была передана Советскому Союзу и по указу Верховного Совета включена в состав Украинской республики. Опять-таки, эти земли никогда не были украинскими, но вместе с этими землями мы получили массу проблем, таких как Бандера и бандеровцы. Страшный национализм. Ну, это было понятно, эти люди вообще жили за Карпатами, они давным-давно утратили чувство единства славянских народов.

отец Александр

Я сам был в Закарпатье и был в свое время поражен гостеприимством, которое нам оказывали совершенно незнакомые люди, абсолютно бескорыстные, замечательные люди. Но даже если почитать Гоголя, он сам пишет, что за Карпатами уже венгерская земля и другие люди. Передача этих территорий, я бы сказал, оказала нам медвежью услугу, потому что если бы эти люди остались в привычной для себя государственной структуре, в том государстве, в котором они были, не было бы тех национальных и националистических проблем, с которыми сейчас мы вынуждены столкнуться.

Профессор Владимир Лавров:

Безусловно, то, что сейчас, уходит корнями в прошлое…

Одно дело – мы с частью Украины веками, другое дело – присоединения в 1939 или 1945 годах. Поэтому и большая разница… Одно дело украинцы во Львове, другое дело – в Донецке, это не одно и то же. Сама Украина – это не было независимое государство. Те независимые украинские государственные образования, которые были в годы Гражданской войны, после нашей Октябрьской революции, нельзя сказать, что они состоялись. Там было много чуть ли не опереточного, театрального. Власть постоянно менялась, надежной поддержки у народа этих режимов не было. И другое государственное образование – Украинская Советская Социалистическая республика – реально она ведь не создавалась как независимая.

Агитка вместо закона

Ленин, когда в конце 1922 года создавал СССР, имел разногласия со Сталиным, причем, достаточно серьезные. Сталин выдвинул теорию автономизации, по которой эти новые национальные образования должны войти в РСФСР – Российскую Советскую Федеративную Социалистическую Республику – войти на правах автономий, без права выхода. В общем-то, все с этим более-менее согласились. «Против» были некоторые грузинские националисты-большевики, на Украине был «против» Раковский, это правительственный деятель. Но даже на Украине к этому относились как-то терпимо.

Ленин – «против». Он узнал об этом не первый, у него уже был удар, и он не лучшим образом себя чувствовал. Для него сведения об этой сталинской инициативе дошли осенью. Ленин категорически «против», категорически. И в противоборстве со Сталиным, естественно, стал брать верх: Ленин как создатель партии, ее теоретик, человек с огромным авторитетом в большевистской партии. И Сталин, как он делал неоднократно в таких моментах, пошел за сильным. Пошел за Лениным, принял точку зрения Ленина. Что это за точка зрения? СССР – это национальные республики с правом свободного выхода. В Договоре, Конституции, во всех советских Конституциях.

Конечно, ни Ленин, ни Сталин не собирались давать право свободного выхода. Если кто-то из националистов начинал говорить о свободном выходе, он оказывался за решеткой, оказывался в ГУЛАГе. То есть, это была такая пропаганда, такая уступка опять же националистическим чувствам. Вот на бумаге написано, а в жизни этого нет. И ни у Ленина, ни у Сталина не было даже мысли о том, что может наступить момент в истории нашей страны, когда вдруг Конституция начнет действовать, что вдруг наступят такие демократические времена, когда Основной Закон из агитки превратится в то, на основании чего эти республики стали требовать независимости. И добились ее в 1991 году.

wv_Picture_file_path_6516

Новороссия  после Февральской революции в Киеве

И в результате границы, пусть они исторически спорные, несправедливые, но это были только административные границы. В общем-то обычный человек не очень-то ощущал эти границы. Но когда вдруг эта республика Украинская оказалась за границей, оказалась другим государством, то стало постепенно обнаруживаться, что, собственно, она разная. Одно дело – восточная Украина, другое дело – западная, третье дело – Галиция, четвертое дело – Крым. Разные менталитеты, разные настроения, разный уровень развития, разная даже в чем-то история, поскольку в разных государствах находились.

Это было потенциально опасно. Это сейчас рвануло. Могло рвануть позже, но рвануло в связи с Февральской революцией в Киеве. И эта революция еще не закончена. Ведь мы не знаем, какие будут события в Новороссии, – сейчас употребляется термин «юго-восток», коммунисты запретили употреблять термин «Новороссия». Но реально Юго-восток исторически назывался Новороссией.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Потому что он возник в составе Российской империи в XVIII веке.

Профессор Владимир Лавров:
Одесса, Херсон, Николаев – все это Новороссия. И, конечно, мы не знаем, какие будут там события, можем только предполагать. Мы не знаем, какие события будут в Киеве. Одна из наших бесед была посвящена Февральской революции в Петрограде. Тогда мы с Вами говорили о том, что могли быть претензии к царскому правительству, но все-таки правительство было успешное, первое место в мире по темпам развития, на пороге военной победы.

февральская революция

Стоило обрушить законную власть – и началось сползание в беззаконие вплоть до гражданской войны. И сейчас мы что-то похожее видим. Масса может быть претензий к Януковичу, есть за что критиковать. Но все-таки он победил на законных демократических свободных выборах. Причем пришел в президентское кресло из оппозиции. И все признали. И вот законный президент, – пускай не лучший, но все-таки он как-то удерживал страну, сбалансировал ситуацию. А свергнута законная власть, и что мы имеем? Кто сейчас, что это за новое Временное правительство? Термина этого – «Временное правительство» нет, но реально мы понимаем, что власть-то временная.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
И не понятно, на кого она опирается, не понятно, чьи интересы она выражает. Может быть, даже и понятно, но это очень узкая кучка людей. А, главное, имеет ли она широкую народную поддержку или нет? Я думаю, не имеет.

Профессор Владимир Лавров:
И мы не знаем, какие будут результаты президентских выборов, вообще, как это все пройдет. Как будут голосовать, сколько народа будет голосовать. Конечно, желательно избегать таких потрясений. К тому же, какого-то безусловного повода к этой революции все-таки не было. То есть, можно понять, что молодым энергичным людям было неприятно, что такое совковое коррумпированное руководство. Но все-таки если ты недоволен, это не повод свергать законную власть.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Главное, что из этого, как показывает опыт истории, ничего хорошего не получается.

Глобальная стратегическая задача

Профессор Владимир Лавров:
Не получается – мы имеем сегодняшнюю ситуацию. Я думаю, что наши действия в Крыму были очень профессиональными и решительными, и быстрыми. И хочется надеяться на то, чтобы сложилось. Чтобы мы и добрые отношения сохранили.

И вот еще о чем должно сказать. Мне кажется, наша стратегическая задача – воссоединение России с Украиной. Не только с Крымом – с Украиной, с Белоруссией, с Казахстаном – мирное, добровольное. Для этого мы должны быть примером.

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Вот вы, говоря о соединении Украины и России при царе Алексее Михайловиче, сказали, что было проявлено мудрое руководство сверху и народная поддержка снизу. И мне кажется, что сейчас история в лучшем смысле повторилась. Очень мудро, очень грамотно, просто блестяще, я бы сказал, подготовлен этот сложнейший процесс соединения, и не просто при поддержке, а при энтузиазме крымчан. Я читал несколько впечатлений самих жителей Крыма – просто все со слезами на глазах говорят: «Сколько лет мы ждали этого момента».

Мне только хочется обратить внимание на то, что, конечно, есть люди, и простые люди, не корыстные какие-то, которые, может быть, живут западнее, для которых этот процесс звучит болезненно. Я думаю, что если бы я жил в Киеве, может быть, и для меня это было как-то болезненно. Мне хочется сказать, что я могу это представить. Но все-таки, мне кажется, несмотря на то, что есть какое-то недовольство, а оно неизбежно, когда свершаются какие-то значительные исторические события, нельзя удовлетворить всех, но вот мы начали с того, что это событие имеет значение не просто историческое, но и позитивное. Все-таки в целом это позитив.

Профессор Владимир Лавров:

Созидательное.

Диалог

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Да. И очень бы хотелось, чтобы наш народ, ведь очень много зависит от нашего отношения, понял, что нужно проявить братскую любовь, пусть старшего брата, но любовь должна быть бережной. Нельзя … «унижать» – даже не то слово, но просто нельзя пренебрегать. Очень бережно надо отнестись, с пониманием, к тем людям, которые сейчас, в настоящий момент, с тобой, допустим, не согласны. Вот я с ними тоже не согласен, но все-таки нужно стараться, чтобы со временем они с нами согласились, сблизились.

Чтобы это не стало каким-то разделом, а наоборот, это процесс собирания, о котором вы говорите, как бы набирал ход. Потому что это удивительно, что в последние годы Россия начинает восстанавливаться, начинает консолидироваться, начинает воссоединяться с утраченными территориями, а главное – с людьми. Ведь дело же не в территории, а в тех людях, которые там живут. И они чувствуют радость. И мы – взаимную радость от того, что этот процесс идет.

Мне кажется, что можно призвать наших соотечественников поддержать Крым и морально, и материально. Потому что, конечно, нужны большие экономические вливания, и если люди сочтут возможным поехать на летний отдых, например, в Крым, – это как раз и будет поддержкой одновременно и моральной, и материальной населения Крыма и этого процесса консолидации.

Профессор Владимир Лавров:
Здравствуй, Крым! С возвращением!

Протоиерей Александр Ильяшенко:
Мы хотим вас поблагодарить, наши дорогие друзья и слушатели, за внимание, и еще раз поздравить с удивительным событием, свидетелями которого Господь нам судил быть. Всего самого доброго, до новых встреч. До свидания.

Профессор Владимир Лавров:
До свидания!

 

Подготовила Тамара Амелина

 

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Архимандрит Тихон (Шевкунов) считает присоединение Крыма «победой над порочным кругом исторического абсурда»

Наступает сложнейший период, потому что чада Русской православной церкви совершенно искренне были и по ту сторону…

Митрополит Симферопольский Лазарь призывает сохранять мир в Крыму

Священнослужители в очередной раз призывают всех людей к молитве во имя сохранения мира.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!