Кшиштоф Занусси: «Если вера не ведет к любви, то это не та вера»

|
В рамках нового проекта, реализуемого Фондом развития Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета совместно с компанией «Русгидро», в Английском клубе Музея современной истории России прошел закрытый показ нового фильма всемирно известного польского режиссера Кшиштофа Занусси «Инородное тело» («Obce ciało»), после которого прошла большая искренняя беседа с мастером кино. Фильм снят компанией TORFilmProduction (Польша) в рамках Общенациональной программы «В кругу семьи», при поддержке Государственной корпорации «Ростех».

«Инородное тело» – совместный проект кинематографистов Польши, Италии и России. С российской стороны на площадке работали Чулпан Хаматова, Михаил Ефремов и Александр Ковтунец, являющийся одним из продюсеров проекта.

Занусси, один из больших художников интеллектуального европейского кино, в своих фильмах всегда задает неудобные вопросы, оставляя зрителю свободу выбора для личного ответа. В картине «Инородное тело» режиссер еще и еще раз затевает со зрителем сложный разговор о самом главном – о жизни и смерти, о вере и любви. Развивая темы, поднятые им в лентах, которые он создавал на протяжении большой творческой жизни, он снова находится в поиске истины и сути бытия. Его герои – наши современники, молодые, но уже зрелые люди Италии, Польши, России. Они живут, работают, но кто-то ради карьеры готов пойти на подлость, а кто-то ради любви и веры готов пойти на самопожертвование…

Фото: kinopoisk.ru

Главный герой – итальянец Анджело. В его сердце горячая вера и любовь к жизни и своей девушке, польке Касе, удивительной по глубине какой-то неземной, духовной красоты. Фильм начинается с полных счастья и солнца кадров: море, золотой песок, красивая пара, красное вино… Но оказывается, его невеста опалена другой, высшей любовью. Следующий эпизод: мы видим пару в костеле. Кася чувствует в себе призвание стать невестой Христовой. Она уезжает из Италии на родину, в Польшу, поступает  в монастырь, где проходит испытательный срок перед постригом. Анджело едет вслед за ней, устраивается на работу в крупную международную энергетическую корпорацию, где его вере предстояло пройти очень и очень жесткие испытания…

Фото: kinopoisk.ru

Фото: kinopoisk.ru

Пускаясь в обдающие холодом стекла и металла коридоры современного бизнеса, погружаясь в инфернальное пространство цинизма и алчности, Анджело, с его благородной теплой южной душой, горячим открытым сердцем и католическим целомудрием, погружается в пространство инфернального цинизма и прагматизма, где он становится «инородным телом». Герои Занусси часто оказывались такими «белыми воронами» и Дон Кихотам, не вписывающимися в правила и законы  жесткого современного мира. Анджело предстояло пройти несколько кругов ада, пройти через искушение плоти, души, духа, предстояло упасть на самое дно богооставленности. Его начальница, глава польского отделения всемирной корпорации Крис, кажется, само воплощение зла, порока, разврата, нечестия. И все же у этой девушки, воспитанной мачехой, бывшей прокурором в сталинские времена, несчастные глаза… Раскрытие подлинной деятельности польской партократии – еще одна сквозная тема в творчестве Кшиштофа Занусси. Но теперь, когда уходят «последние из могикан», автор наблюдает за плодами их жизни, за тем ядовитым следом, который влачится за ними, оставляя черные метки на тех, кто был рядом. Но в главах автора не осуждение, а горечь и жалость.

«Инородное тело» – новое кино «морального беспокойства». В середине 10-х XXI века, времени комфорта и устроенности, Занусси снова будирует засыпающую совесть общества, снова ставит своих героев в сложную ситуацию выбора, выбора между неведомыми миру сему, высшими, духовными ценностями и прагматичностью, между простой человеческой порядочностью и карьеризмом.

Фото Юлии Маковейчук

Стилистически Занусси верен себе: «Инородное тело» выдержан в жанре повествовательного рассказа, происходящего в современном, совершенно невымышленном пространстве, в ткань которого через тонкие метафоры вплетены темы жизни и смерти, веры и порока, чуда и цинизма. Образный ряд лаконичен и строг, из выдержанной цветовой палитры вырывается красный, несущий явное знаковое содержание: тревога.  А еще есть золотой: золото волос возлюбленной героя покрывают белоснежным платом при монашеском облачении… Из плоскости реализма картина постепенно поднимается в пространство иносказания, притчи, метафоры. Что бы ни происходило в мире, каких бы результатов не достигла цивилизация, каких бы жертв ни требовал новый молох, человек не может жить без веры, не может не стремиться к небу… 

Кшиштоф Занусси:

«Инородное тело» – картина совместного производства Италии Польши и России. Картина еще не вышла на экраны ни в одной стране, ждет фестивалей. То, что первый просмотр для публики происходит здесь, в Москве, в Английском клубе, – это очень неожиданно и приятно.

Я хотел бы сказать несколько слов о том, что значит сегодня для художника, для артиста, для человека слова быть христианином в современном мире, который не принимает ценности иудео-христианской традиции, лежащих в основе мировой культуры. В средствах массовой информации христианства не так много. Я часто слышу от зрителей пожелание, чтобы в кино создавались образы святых и хороших людей, чтобы рассказывались истории, где бы добро было вознаграждено, а зло получало наказание. Но это, к сожалению, не искусство, это только дидактика. А искусство рождается с момента, когда мы делимся нашими сомнениями, нашей слабостью, когда мы показываем наши недостатки и нашу искреннюю веру. Да, люди совершают ошибки, мы знаем много таких примеров. Если, несмотря ни на что, у нас есть наша вера, значит,наша жизньсовпадает с принципом христианства.

В фильме «Инородное тело» отражено столкновение мира великих корпораций, где карьера и деньги превыше всего, и мира вечных ценностей. В этом основной конфликт фильма.  И сама история создания этой картины имеет такой конфликт. В Польше я полтора года потерял в поисках средств на создание фильма, потому что наш Институт киноискусства, отвечающий в Польше за финансирование кинопроектов, отказал в поддержке этой картине голосом наших феминисток, которые сказали, что главная героиня должна быть показана положительной личностью, а я отношусь к ней критично. Я не стал бороться с комиссией, которая решает, на какое кино будет отпущены деньги из нашего общего фонда… Любому художнику, который признается в связи с христианством, в этой реальности нелегко. Сегодня в зале присутствуют российские продюсеры, которые спасли картину, и я им очень за это благодарен.

Фото: kinopoisk.ru

Фото: kinopoisk.ru

Да, это фильм о вере и любви. Но, например, в Японии, в Китае очень трудно объяснить, что мы, христиане, понимаем под словом любовь. Что это не только чувство, что это труд, что это  подход к жизни, а не один лишь момент. Так же трудно поделиться тем пониманием, что вера – это дар, благо. Бывает, она отходит, но человек ждет и надеется, что она снова вернется в его сердце.

– Скажите, на Ваш взгляд, пришло время открытого, прямого разговора о главном? В картине «Инородное тело» очень четкие, контрастные персонажи, даже с точки зрения образного решения… 

– В наш век постмодернизма, где все нелинейно, где все смешано, чистого добра нет, правды нет, красоты нет. Когда все смешано, тогда и герои не горячие и не холодные, не хорошие не плохие – сильных контрастов не  видно. Но на самом-то деле добро и зло существуют, и вовсе не так все смешано. Я вижу в жизни контрасты, и мне хотелось в фильме расставить более четкие акценты. Но и здесь есть сложные вещи: человек верующий почувствовал «темную ночь» в своей душе, человек неверующий затосковал о вере, а совсем неверующий удостоился чуда: один из героев фильма, сын, ухаживающий за больным отцом, не просил, не верил, а получил чудо. Мир загадочный и необъяснимый…

– Пан Кшиштоф, кажется, Вы любите нашу страну, часто здесь бываете, а в фильме Россия показана в некоем негативе… 

– Если вы заметили, первая сцена в России – это сцена в храме, и она – о духовности. А все остальное мы прекрасно знаем, что в здесь довольно легко сломать закон. Во Франции, например, не так легко посадить человека в тюрьму. Такое с героем могло произойти и в любой другой стране, но такие события в России были нужны для истории…

Фото Юлии Маковейчук

– Делясь сомнениями, вы показали грани добра зла. И это не дидактика.…

– Я надеюсь, что так и есть, но не напрямую. Мне очень неловко смотреть по американскому телевидению, когда в воскресенье утром на экране появляются проповедники и говорят: «Вот, у Джона украли велосипед, братья и сестры, давайте помолимся!» Все помолились и велосипед нашелся, значит, нужно молиться. Если мы на такой основе будем строить свою веру, она не будет благой. Не может быть между душой и Богом такого простого обмена. Не на этой земле нам обещана награда. Нас очень удивляет, когда мы видим, что хорошие люди страдают, что есть несправедливость, что есть больные дети. Мы никак не можем с этим согласиться. Почему это происходит, мы не понимаем. Не надо судить, не надо просто помнить об обетованиях… 

– Интересно, что у главной героини, Крис, которая совершает ужасные поступки, творит страшное зло, лицо на самом деле хорошее…

– Вы совершенно верно заметили. Исполнительница роли Крис, Агнешка Гроховска, всю жизнь играла только положительные роли. Она в Польше – одна из самых известных актрис, и первый раз сыграла отрицательную роль. Гримеры предложили под глазом поставить маленькую черную точку, сделать родинку, им хотелось, чтобы ее лицо было чуть-чуть искажено. В телеинтервью Агнешка с иронией сказала, что никогда не играла отвратительных личностей, и это так интересно – быть плохим без наказания. Да, у ее героини не было детства, тепла, семьи,  а только лишь мать, которая была прокурором в сталинские времена. Зло переходит из поколение в поколение, когда нет покаяния. Если есть покаяние, признание вины, то все можно простить, исправить, а что делать, когда человек не хочет признать свою вину пред Богом. Для меня это очень тяжелая вещь.  И я вижу что много людей современного бизнеса, не все, но многие, – люди без совести, которые очень часто продолжают бессовестность предыдущего поколения, хотя сейчас в мире совсем другие условия.

– «Инородное тело» – драма о борьбе Бога и зверя внутри человека…

– Да, и борьба эта ведется от века. Зло, дьявольская сила – динамичная, активная сила. Бывает, что люди выбирают зло. Когда это происходит сознательно, – это самое страшное.

Но на этой земле никто пока не победил до конца, поэтому наша жизнь продолжается. Я надеюсь, что моя героиня дождется часа, когда она примет благое решение, в мечтах о котором она признается в последних эпизодах фильма. Анджело в финале он поет реплику из арии «Винчеро» («Я обрету победу»), хотя поет фальшиво, но это было специально – я попросил, чтобы он так спел. Я хотел, чтобы это был такой крик: «Я хочу победить, я буду победителем». И наконец, мы видим чудо, когда больной отец смог дышать без аппарата, это чудо, данное неверующему сыну как свидетельство о том, что его спор с Богом не имел оснований…

– С первых кадров возникла ассоциация с рассказом Бунина «Чистый понедельник». Вы думали об этом произведении, когда писали сценарий фильма?

– Даже если не было сознательной отсылки, сознательной ассоциации с этим рассказом, то подсознательно эти ассоциации всегда живут в голове. Я всегда с интересом наблюдаю, сколько разных мыслей рождается во мне благодаря произведениям мировой литературы, которые я прочитал.

Я считаю Бунина одним из великих писателей, и он мне симпатичен. Есть великие, которых я оцениваю высоко, но они мне не близки. А Бунин мне близок. Работая над фильмом, я напрямую не думал об том произведении, но оно живет в моем подсознании… 

– Страх рождает веру или любовь рождает веру?

– Это неверующий отец говорит своей дочери перед постригом, что страх рождает веру, а я с ним не согласен. Но вера – это загадка. Она к нам приходит. Вера – это дар. Мы ее получаем. Но ее просто так не сохранишь, не спрячешь, не заморозишь, это активный процесс. Иногда даже бывает, возникает страх, который необходимо преодолеть. Но вообще, вера ведет к любви. Если она не ведет к любви, то это не та вера.

Вера главного героя, Анджело, как часто бывает, просто застыла, застряла, как лифт между этажами. Он сам это понимает и надеется, что не это не навсегда, что он преодолеет эту «темную ночь». Я и сам этого всегда боюсь. Если человек слишком уверен в своей вере, то он уже в опасности. О своей вере надо молиться постоянно, потому что она может отойти, и тогда в мысли в сердце появится состояние «черной ночи», «мистической ночи», о которой говорили христианские мистики.

Герой знает о том, что такое бывает. Анджело переживает страшный удар, он настолько сильно связывал свою любовь с этой девушкой, что не может согласиться с тем, что Бог ее взял. И после смерти любимых часто бывает такая «черная ночь», люди не могут согласиться с таким решением Бога.

Фото: kinopoisk.ru

Фото: kinopoisk.ru

– Но, казалось, что между Анджело и  Касей – настоящая, подлинная любовь, которая может найти воплощение в благословенном браке. В начале фильма мы видим прекрасные картины такой любви между мужчиной и женщиной, которая часто является образом любви божественной…

– Да, любовь выражается через человека, такая фраза тоже есть в картине. Анджело хотел, чтобы его вера выразилась в его земной любви. Но Кася нашла любовь еще высшего уровня. Бывает любовь к Богу, которая выше человеческой любви, которая выше всего… Я удивляюсь и наслаждаюсь, когда вижу людей, которым дана такая любовь.

Фото: kinopoisk.ru

Фото: kinopoisk.ru

– Как Вы понимаете название картины – «Инородное тело»?

– Я хотел назвать картину «Темная ночь», но мне сказали, что критики будут издеваться, кино не любит «темных ночей».

Быть может, наш герой, верующий итальянец, попав на работу международную корпорацию, оказывается там инородным телом… Но, мне кажется, есть и другие смыслы.

У матери главной героини в душе лежит огромная ложь. Когда она спит под гипнозом, мы видим, что она мучается: она задушила свою совесть, но в ее подсознании совесть жива. Я глубоко уверен, что она чувствует, что совершала зло, только гордыня не позволяет ей признаться и покаяться. Но мне не хочется быть судьей.

Наша профессия очень опасна. Режиссер создает персонажей, ими манипулирует, а потом судит. Мы часто  забываем, что на самом деле мы таких прав не имеем. Есть такая ловушка для режиссера –  власть над персонажем.

Эти вопросы касаются мировоззрения, потому что я не допускаю мысли, что время, в которое мы живем, полностью трансформирует человека и лишает его свободы и ответственности. Конечно, Крис очень не достает любви. Ее вырастила не настоящая мать, которой хотелось взять на воспитание девочку, но она не заботилась о ее чувствах. Да, я в чем-то оправдываю Крис, конечно, не случайно, не из ниоткуда в жизни появляются такие люди, как она. Но все-таки Крис несет ответственность за свои дела.

А, может быть, она в лице Анджело в первый раз в жизни встретила порядочного человека, и это ее очень раздражает. Она хочет проверить, бывают ли на самом деле порядочные люди, или это все ложь. Может быть, она его испытывает: справишься или не справишься. И «инородное тело» здесь может пониматься совсем в другом смысле.

Есть момент чуда, когда на моем мониторе появляются персонажи и начинают жить своей жизнью. Иногда случаются моменты огорчения, но и награда бывает невероятная, если зритель видит, принимает мой рассказ.

Я не могу объяснить всего, что происходит с моими героями. Теперь они уже существуют и в вашем сознании, в вашем сердце, где я уже не волен распоряжаться. Я благодарю всех за эту беседу.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!