Кто будет преподавать основы православной культуры?

Отец Андрей Кураев
Протодиакон Андрей Кураев, профессор Московской духовной академии, руководитель редакционной комиссии по подготовке учебника «Основы православной культуры», полагает, что за подготовку преподавателей будущего предмета должно отвечать Министерство образования, и у Церкви может быть лишь совещательный голос во всех вопросах, касающихся методики преподавания и личности учителя.
Он, в частности, сказал: «Предмет-то все же светский. И ответ на вопрос о подборе преподавателей есть лакмусовая бумажка, показывающая, светский все же планируется предмет или конфессиональный. Кроме того, если Церковь придет в школу в качестве цензора, решающего, кому из педагогов дать дополнительные подработку и заработок, а кому – нет, есть риск тихого бунта учителей против нас. Поэтому Церковь должна пойти на серьезные уступки. Она не должна рассматривать этот проект, как свою собственность».

Ректор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета протоиерей Владимир Воробьев убежден, что готовить преподавателей предмета “Основы православной культуры” (ОПК) для общеобразовательной школы должна Церковь. “Светские педагоги, если они имеют талант и надлежащую подготовку, могут преподавать не хуже, а лучше, чем неподготовленные и педагогически неспособные клирики, но кадры для преподавания Основ православной культуры должна готовить прежде всего Церковь”. Протоиерей Владимир убежден, что преподаватели должны закончить православные учебные заведения.

“Какова ваше позиция по этому вопросу? Как бы вы ее обосновали?” – с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям.

протоиерей Александр Кузин, зав. сектором отдела религиозного образования и катехизации Московской патриархии
Протоиерей Александр Кузин, клирик храма Косьмы и Дамиана в Шубине, с 2005 по 2009 гг. возглавлявший сектор по связи с епархиями синодального отдела по религиозному образованию и катехизации Московского Патриархата, считает, что нужно учитывать накопленный опыт преподавания ОПК.

“Как человек, который следил за происходящим в области ОПК и религиозного образования, скажу, что многие занимающиеся проблемой сегодня почему-то забывают, что уже несколько лет этот предмет преподают, что люди над этим работают. Мало кому приходит в голову спросить, как она велась эти годы. Многие, в том числе и отец Андрей, считают, что работа и не велась, а был только закамуфлированный Закон Божий”, – сказал он.

“Следует учитывать опыт преподавания ОПК которое осуществлялось практически во всех епархиях РПЦ в течение уже нескольких лет. Наработан большой потенциал и опыт. Перечеркивать его и начинать с нуля – значит опять все “разрушить до основанья, а затем…”, – добавил священник.

“Фактически все эти годы в основном преподавание вели педагоги, которые являлись прихожанами РПЦ, воцерковленные профессиональные педагоги. Этот опыт накоплен в епархиях, и они могут им поделиться. Но я не уверен, что к нему сейчас всерьез прислушаются”, – заключил он.

Протоиерей Александр Пелин
Протоиерей Александр Пелин, кандидат богословия, ректор Саранского духовного училища, член общественной палаты Республики Мордовия, отметил важность личности учителя в преподавании этически окрашенных предметов.

“Нам нужно отдавать себе отчет в том, что происходит сегодня в России и мире. Сегодня важно, что этот процесс начался”, – сказал он.

“А говорить, что у государства или Церкви нет кадров, чтобы вести данный предмет, конечно, можно, – и точно так же можно говорить, что нет кадров, чтобы вести основы информатики. Система информатизации обновляется каждый год не менее чем на 70 процентов, и те преподаватели, которые вели курс в 90-е, совершенно с других позиций преподавали, нежели сегодняшние”, – отметил священник.

“Полагаю, ПСТГУ, один из лучших университетов соответствующего профиля, в свете концепции, предложенной Дмитрием Медведевым, может поучаствовать в тендере по подготовке таких учителей. Естественно, предложив соответствующие программы переподготовки. Если этого сделано не будет, вполне возможно придется обходиться существующими центрами переподготовки в регионах”, – добавил он.

“Надо также понимать, что учитель, имеющий нагрузку, семью, вряд ли сможет достаточное время уделять переподготовке – разве что он молод и только что закончил педагогический вуз. В таком случае, дополнительное образование в ПСТГУ действительно будет актуально. Но и здесь важнее все же личный фактор – педагогические наклонности, харизма, духовная составляющая и многое другое. Роль учителя в российской школе – ещё один вопрос, который здесь нельзя обойти. Важно, чтобы в учителя пошли мужчины, чтобы учителями становились искренние патриоты”, – отметил протоиерей.

“Я склоняюсь к тому, что преподаватель все же должен быть носителем православной культуры. Не оспаривая противоположного утверждения, позволю себе задуматься об эффективности такого преподавания. Если человек не горит или недостаточно глубоко относится к тому, чем он занимается, это сразу ощущается. Успех педагогического воздействия в таком случае ослабевает”, – добавил священник.

“И при советской власти школа хранила основы гуманитарного знания, заложенного в царской России, сохраняла и передавала народу духовное наследие. Каждый урок литературы был возвращением к основам нормальной нравственности – и в человеческой жизни, и в государственной политике. Даже Жданов, идеолог партии, не посмел разрушить эту преемственность. Сегодняшние попытки внедрить нестандартные образовательные системы по западному образцу суть разрушение классической науки и школы. А введение “Духовно-нравственного воспитания” – позитивное усиление этой преемственности, возвращение современному человеку знания о себе самом”, – заключил он.

Отец Максим Козлов
Протоиерей Максим Козлов, настоятель домового храма МГУ, считает, что решить проблему кадров для преподавания ОПК во всероссийском масштабе Церковь не способна.

“Разумнее всего в данной ситуации учесть опыт тех стран, где преподавание религиозных дисциплин в высшей или средней школе существует. Как правило, там, где в европейской традиции есть теологический факультет, или где есть религиозное образование в школах, по отношению к ведущим эти предметы лицам применяется двойное лицензирование. Преподаватель должен, с одной стороны, удовлетворять требованиям образовательного органа (в нашей ситуации это Минобрнауки или департамент образования) с точки зрения профессионализма, наличия соответствующих дипломов и так далее. С другой стороны, человек должен отвечать требованиям той конфессии, которую он будет представлять”, – сказал он.

“Заострим ситуацию. Допустим, преподавать Основы православной или исламской культуры возьмется гомосексуалист: пусть даже прекрасный профессионал, но человек, нравственно совершенно не подходящий. Можно ли счесть это приемлемым? Поэтому, мне кажется, от ситуации двойного лицензирования нам не уйти”, – сказал он.

“Что касается подготовки кадров, то на данный момент я не вижу в Церкви такого количества институций, которые во всероссийском масштабе могли бы решить эту проблему. При всем уважении к деятельности ПСТГУ, я не думаю, что его выпускников хватит на все российские школы. Поэтому безусловно, нужно продумывать систему подготовки таких преподавателей в государственных учебных заведениях”, – заключил он.

протоиерей Борис Даниленко
Директор Синодальной библиотеки Московской Патриархии протоиерей Борис Даниленко считает, что само противопоставление светского и религиозного образования со временем сглаживается.

“Надо разобраться и в ситуации, сложившейся в средней школе и выяснить, о какой собственно учебной дисциплине идет речь. Допустим, преподавателей ОПК будут готовить по этой специальности в государственных педагогических вузах. Но смогут ли они тогда преподавать в негосударственных православных школах, имеющих государственную лицензию на преподавание всех предметов?” – сказал он.

“Надо также учесть, что уже несколько лет российские школы имеют право выбора учебных пособий и методик преподавания. Даже родители имеют право настаивать на использовании определенных пособий, а школы обязаны учитывать их мнение. Уже сейчас есть множество вариантов и в подаче материала, и в методике преподавания в той или иной мере православно ориентированных предметов в неправославной аудитории. Есть и возможность выбора наиболее подходящего для конкретных условий варианта. К тому же сейчас еще нет общепринятых критериев оценки знаний по этому предмету как общеобязательному”, – добавил протоиерей.

“Настаивать, что только государственные вузы должны готовить преподавателей ОПК, при том, что есть вузы, учрежденные Церковью, но выдающие дипломы государственного образца, я бы не стал. Я думаю, что постепенно мы придем к ситуации, которая давно уже сложилась во многих христианских европейских странах, где никого не удивляет человек с высшим богословским образованием, работающий учителем или психологом в светской школе. И в этой ситуации я ничего плохого не вижу”, – заключил он.

Настоятель храма святителя Митрофания Воронежского протоиерей Димитрий Смирнов
Настоятель храма святителя Митрофания Воронежского протоиерей Димитрий Смирнов считает, что разногласия вокруг преподавания ОПК суть отчасти плод недоразумения.

“Мне кажется, что разночтения во мнениях отца Андрея и отца Владимира проистекают из того, что они под одним и тем же понимают немножко разные вещи. Мне ближе позиция отца Владимира. Похоже, что отец Андрей давно не бывал в школе и уже немного подзабыл, что из себя представляет наша учительская корпорация”, – сказал он.

“Однако я считаю, что подготовка преподавателей ОПК возможна и в государственных вузах, но на специальных факультетах, курируемых Церковью. Иначе сам предмет утратит свою суть и превратится в очередную вульгарную и не соответствующую истине псевдонаучную доктрину”, – добавил протоиерей.

“В любом случае преподаватель ОПК должен быть человеком воцерковленным. Иначе ничего хорошего не получится”, – резюмировал он.

Отец Лука
Иеромонах Лука (Степанов), зав. кафедрой теологии Рязанского государственного университета им. С. Есенина, считает, что будущее сегодня за кафедрами теологии светских университетов.

“Сокровищницей православной культуры является матерь-Церковь, а за образование у нас в стране отвечает соответствующее министерство. Разумеется, только взаимное уважение и учет сильных сторон друг друга дадут добрый результат. Разумеется, Церковь не вправе что-либо диктовать. Разумеется, отец Андрей как мудрейший наш миссионер удерживает горячие головы от намерения, используя решение президента, ворваться в министерство образования и захватить там все руководящие рычаги и кнопки управления”, – сказал он.

“Сложно приобщать к культуре, если сам ты не приобщен. При этом нужно знание педагогики, методики, современных средств коммуникации, чтобы на высоком педагогическом уровне преподавать эти важнейшие дисциплины. Поэтому мне кажется, что для подготовки учителей по этому предмету нужно развивать факультеты теологии в светских вузах. Это даст возможность, сохраняя, приумножая, но никому не навязывая православную культуру, вооружаться всеми необходимыми технологиями современного образования, чтобы преподавать этот предмет, как и любой другой, на высоком духовном и педагогическом уровне”, – заключил иеромонах.

Отец Димитрий Карпенко
Священник Димитрий Карпенко, преподаватель Белгородской Православной Духовной семинарии (с миссионерской направленностью), отметил, что главное в преподавании – уметь передать любовь к предмету.

“Несомненно, что урокам православной культуры в школах быть. Столь же несомненно, что эти уроки должны вестись людьми образованными, профессионально знающими свое дело. Должен ли быть преподаватель ОПК верующим человеком или нет? Это вопрос сложный и здесь я скорее соглашусь с о. Андреем Кураевым: главное в преподавателе – это его профессионализм и умение передать любовь к преподаваемому им предмету. Даже если учитель не является “практикующим” христианином, но любит и знает свой предмет, умеет передавать эти любовь и знания своим ученикам, то несомненно, что этот преподаватель должен цениться больше того, кто внешне, может, и похож на православного, однако необходимые профессиональные качества у него отсутствуют”, – сказал он.

“Какую позицию должна занять Церковь? Конечно, мы не можем вмешиваться в образовательный процесс и менять в нем что бы то ни было: у нас нет таких полномочий. Однако это не означает, что мы никак не можем влиять на ситуацию. В тех регионах, где взаимоотношения с отделами образования складываются конструктивно, есть и положительный опыт сотрудничества, в котором преодолеваются многие трудности и проблемы. Там, где такого конструктивного опыта нет, гораздо сложнее и даже подчас невозможно что-либо изменить выпуская какие-либо инструкции и разъяснительные письма. Если мы будем идти этим путем созидания и соработничества, уважая друг друга, то будет и результат, если же мы не будем видеть никого, кроме самих себя, то тогда, боюсь, эта та ситуация, когда благие намерения в будущем обернутся чем-то противоположным”, – заключил священник.

Отец Алексий Козливсков
Священник Алексий Козливсков, клирик Богоявленского собора в Елохове, считает противопоставление “профессионалов” и “людей Церкви” отчасти надуманным.

“Сам отец Андрей много раз подчеркивал, что главным условием профессионального преподавания какого-либо предмета является не просто профессиональная компетентность, но любовь к этому предмету, к материалу. Так вот, преподавать предмет «Основы православной культуры» должен профессионально подготовленный человек, любящий свой предмет, то есть любящий православную культуру. Как правило, это люди Церкви”, – отметил он.

“И кому как не Церкви в первую очередь профессионально готовить таких людей? И человек, любящий православную культуру, сам будет стремиться к приобретению соответствующего образования у людей, тоже любящих эту культуру и навсегда связавших себя с нею, то есть в православном вузе. А невоцерковленный человек не способен привить любовь к этому предмету. Поэтому я однозначно поддерживаю позицию отца Владимира”, – заключил священник.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Учитель физкультуры: “Смертность будет только увеличиваться”

Нет оптимизма у педагога, когда он в 3 классе учит завязывать шнурки

9 типичных проблем детей в старшей школе

Выбрать профессию, когда ничего не интересно, а мысли только о любви

Леонид Кацва: Я бы не гордился успехами московского образования

Невыносимая трудность бытия на фоне блестящих отчетов чиновников

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: