Кто сказал, что ДНК – это святая святых?

Новость о том, что британское Управление по оплодотворению и эмбриологии человека разрешило группе ученых проводить эксперименты по редактированию человеческих генов, вызвала традиционную реакцию в православной блогосфере. О том, насколько эта реакция адекватна, и об отношении к генной инженерии – священник Александр Пикалев.

Открытия и разработки ученых-генетиков всегда привлекают к себе внимание широкой общественности по вполне понятным причинам. Во-первых, результаты их работы в большей или меньшей степени касаются каждого из нас, и потому очень трудно оставаться равнодушным, когда речь идет о клонировании, генных модификациях, открытиях генов, которые отвечают за врожденные способности, тяжелые болезни, процессы роста и старения.

Священник Александр Пикалев

Священник Александр Пикалев

Во-вторых, уровень осведомленности среднестатистического обывателя в вопросах генетики обратно пропорционален интересу. А там, где нет знаний, работает воображение. А если это воображение подкреплено яркой мистической картиной мира, то в головы таких доморощенных «генетиков» плотно набиваются всяческие монстры, клоны, мутанты, которые непременно возглавляются самим антихристом и приближают апокалипсис.

Тому, что научные открытия и разработки активно обсуждаются и рождают дискуссии, можно только радоваться. Спор на научные темы часто помогает узнать что-то новое, прочесть пару умных книг на дискутируемую тему.

Но это в идеале. На самом же деле первые голоса, прозвучавшие среди верующих людей в ответ на эту новость – это голоса гнева, паники, проклятий в адрес исследователей. Тут же подключились православные активисты во главе с Энтео, который заявил, что лучше умереть, но не допустить этих экспериментов, и что теперь будут созданы какие-то «подвиды людей», которые не смогут иметь общее потомство, и вообще британские ученые – слуги дьявола и двух мнений тут быть не может.

Если говорить спокойно, без лишних эмоций, то суть претензий к генетикам сводится к тому, что в их экспериментах человек становится на место Бога и проникает своими несовершенными руками и таким же несовершенным и падшим умом в святая святых творения – в человеческий геном, и по своему усмотрению начинает вносить в него свои коррективы, а это, по определению, плохо кончится, потому что нечего падшему человеку вторгаться в такие сферы, где действует только Творец.

Вот именно об адекватности такой аргументации и стоит поговорить.

Не дьявол, а вирус

Давайте просто окинем беглым взглядом историю науки и вообще историю человеческой цивилизации, и честно спросим себя: а как часто в истории происходило так, что человек вмешивался в то, что считалось до этого исключительно сферой божественного влияния, и не просто вмешивался, а извлекал из этого объективную пользу, преобразовывал и улучшал качество жизни на многие века вперед.

Прекрасный тому пример – домашние животные и культурные растения. Это дикие виды, которые были взяты из природы и модифицированы путем искусственного отбора. Именно стараниями человека этим видам были приданы те качества и свойства, которых не было изначально, но которые оказались очень нужны человеку. Человек может взять из природы волка и превратить его или в огромного мастифа, или в карликовую болонку, по своей прихоти. Может взять дикую кукурузу и пшеницу, которые съедобны только для того, кто умирает с голоду, и произвести из них сотни вкуснейших урожайных сортов, научить эти сорта расти там, где этих растений отродясь не было. И всё это потому, что мы можем постигать законы биологической изменчивости, влиять на них и управлять ими.

В результате человек практически на 100% исключил из своей пищи дикие виды животных и растений, заменив их собственными селекционными творениями.

Ну, можно, конечно, попробовать питаться только дикими грибочками из леса или собственноручно собранными травками, но сомневаюсь, что на это способны даже самые радикальные веганы.

Другой пример. На протяжении многих тысяч лет массовые инфекционные заболевания прямо и непосредственно приписывались божественному вмешательству в жизнь человеческого рода. Бог через эпидемии «предостерегал», «наказывал», «вразумлял»… пока не пришел Пастер со своими колбами и не объяснил всему миру природу заразных болезней и методы борьбы с ними путем вакцинации.

Работа Пастера в домашней лаборатории

Работа Пастера в домашней лаборатории

Оказалось, больные бешенством одержимы не дьяволом, а вирусом, который можно выделить, ослабить и научить человеческий иммунитет с ним справляться. Оказалось, что для того, чтобы не умереть от холеры, нужно не больше молиться, а просто мыть руки и не пить сырую воду, а женщины умирали от родильной горячки не потому, что зачинали детей во грехе, а потому, что акушеры не имели представления об элементарной гигиене. Как только они стали подходить к роженицам с обработанными спиртом руками, «божественное наказание» отступило.

Так что ж получается: Пастер и карболка оказались сильнее Бога?

Не думаю. Скорее напрашивается другой ответ: люди не там и не в том видели промысел Божий. Совсем не обязательно было устраивать крестный ход там, где достаточно хорошенько вымыть руки и прокипятить воду. Но знание банальных истин, которые сейчас, в XXI веке, кажутся нам простыми и понятными, приходилось завоевывать десятилетиями, путем бесчисленных экспериментов и настоящего научного, человеческого и гражданского подвига.

Именно благодаря этому подвигу ваш ребеночек уже с роддома гарантированно получает необходимые прививки, и не будет болеть ни оспой, ни полиомиелитом, ни краснухой. Конечно, никто и никогда не даст ему 100%-й гарантии здоровья, но шансы выжить и дожить до взрослого возраста у человека в XXI веке в сотни, если не в тысячи раз выше, чем у человека 200 лет назад.

Нож убийцы и нож хирурга

А что такое прививки? Это не что иное, как искусственная модификация человеческого иммунитета, его дрессировка и целенаправленное натаскивание на борьбу с конкретными опасными вирусами и бактериями. Это тоже изменение природы человека. С прививкой мы можем выжить там, где гарантированно погибнем без нее. Как это ни пафосно звучит, человек привитый – это человек, искусственно и целенаправленно модифицированный современными научными средствами.

Далее: пересадка органов и искусственные органы. Что это, если не искусственная модификация человека, когда на место родного и больного подсаживается чужое, но здоровое? Но и тут дело не кончается: оказывается, что организм не хочет новое и здоровое, ему нравится старое и больное, иммунитет начинает отторгать здоровый, но такой чужой для него орган, и поэтому иммунитет надо подавить, то есть опять же искусственно модифицировать человека, чтобы он смог жить с чужим сердцем или почкой, потому что сам по себе глупый иммунитет обязательно убьет своего хозяина.

Человек, живущий с сердцем от другого человека, предусмотрен природой?

Он является чем-то естественным? Не думаю. Но мы можем это сделать и спасти жизнь, и потому игра стоит свеч, и природа должна уступить и уступает человеческому интеллекту. Недалек тот день, когда ткани и органы можно будет выращивать искусственно под конкретного клиента, а отдельно растущие сердца, легкие и печенки уж никак природой нигде даже теоретически не предусмотрены.

Кроме того, люди научились делать протезы, которые управляются через электронный чип, внедренный непосредственно в мозг, и искусственные руки и ноги, которые работают от усилия мысли, стали реальностью. А человек с такими протезами – это уже практически киборг из фантастической книжки. Но эти технологии дают людям возможность нормально жить, самим заботиться о себе, и потому такая вынужденная модификация человеческого тела – это безусловное благо, хотя в ней нет совершенно ничего естественного.

Поэтому, по трезвом рассуждении, нужно признать, что нет технологий, которые были бы хороши или плохи сами по себе. Технология – это нож, который может оказаться в руках и убийцы, и хирурга.

Современный киберпротез

Современный киберпротез

Не паниковать, а разобраться

Но как бы успехи современной медицины нас ни радовали, у них есть и оборотная и не очень радостная сторона. И связана она с главной биологической победой человека как вида: мы преодолели давление естественного отбора. Выражается это в том, что при современном развитии науки и медицины люди, которые по всем естественным законам были обречены на смерть, благополучно выживают, доживают до зрелости и заводят своих детей. И совершенно естественно их дети оказываются совсем не здоровее родителей. А напротив, к генетическим проблемам своих предков добавляют и свои собственные дефекты и мутации, потом они сами рожают детей, этих детей также выхаживают путем прививок, антибиотиков, специального питания – и всё повторяется снова.

Получается замкнутый круг: чем лучше медицина, чем больше человеческих жизней она может спасти, тем больше хронически больных людей и людей с генетическими проблемами получают шанс на выживание, которого бы они никогда не получили без современных технологий. Это суровая правда. И эта проблема может только нарастать. Как ее решить, оставаясь при этом людьми и не допуская того, что в свое время допустили нацисты в Германии, отправив инвалидов, психически больных и людей, страдающих уродствами, в газовые камеры с целью оздоровления нации?

Да, мы не можем, по вполне понятным мотивам, лишить больных людей семейного счастья и запретить им размножаться, мы обязаны сохранять беременность при угрозе выкидыша и выхаживать 6-7-месячных недоношенных. Мы люди, и ценность человеческой жизни для нас заключается в том, что это именно человеческая жизнь. Но можем ли мы сделать так, чтобы люди, рожденные от больных родителей, не несли в себе тех трагических проблем, которых не избежать естественным путем? Ответ: можем! Именно эту цель ставит перед собой генная инженерия.

Лечить генетические патологии обычными медицинскими средствами нельзя, потому что болезнь буквально прописана в каждой клетке человеческого тела, и у каждого гена, независимо от того, какую болезнь он в себе несет, есть только одна цель – скопировать себя в следующее поколение. Природа решает эту проблему путем выбраковывания больных особей – носитель генетической аномалии умирает раньше, чем дает потомство, таким образом опасный ген исключается из популяции. Именно так работает эволюция и естественный отбор.

Мы, люди, в значительной степени преодолели этот фактор благодаря технологиям и развитию медицины, получив в результате целую кучу бонусов в виде увеличения срока жизни и снижения детской смертности.

Но мы получили и кучу проблем, решить которые обычным путем нельзя.

И выход из этой, казалось бы, тупиковой ситуации в том, чтобы научиться исправлять генетические дефекты на самом базовом, молекулярном уровне.

Если говорить совсем просто: можно, зная, какой именно дефект какого именно гена несет в себе опасность конкретной патологии, внедриться в геном, изъять из него «плохой» ген и заменить его «правильным геном». Так же, как слепому человеку можно вернуть зрение путем пересадки искусственного хрусталика, только делаться это будет на самом тонком биохимическом уровне путем конкретных манипуляций с ДНК. Успех этого мероприятия целиком и полностью зависит от совершенства наших знаний и технологий. И если они достаточно совершенны, то обреченный естественным ходом вещей на страдания и раннюю смерть ребенок родится здоровым и полноценным. Этого и добиваются ученые-генетики.

И нам, обычным обывателям, чтобы разобраться в подлинной сущности этого вопроса, нужно не рефлексировать и не впадать в панику, а элементарно повышать свой уровень образования и получать новые знания о том, что такое человеческий геном, каковы механизмы наследственности и как на них можно влиять с пользой для человека. Знания эти доступны, осталось только перестать лениться.

Фото Andrew Brookes / Corbis

Фото Andrew Brookes / Corbis

Бог и ДНК

С биологической точки зрения, зачатие – это своего рода игра в «русскую рулетку», когда не знаешь, в каком именно гнезде вращающегося барабана затаилась пуля и в какой именно момент и в каком именно человеке выстрелит затаившаяся болезнь или смерть. Но можно открыть этот барабан еще до зачатия или непосредственно после него, убрать из него боевые патроны или заменить их на холостые, и человек останется жив.

Обывателю, не имеющему специальных знаний, просто невозможно представить себе, насколько это сложно и дорого. Но никто и не говорил, что будет легко. Факт в том, что работа с человеческим геномом, его модификация и исправление – это неизбежное будущее развитие биотехнологий. А роль этики состоит не в том, чтобы тотально всё запретить, а в том, чтобы сильнейшее оружие оказалось в добрых руках. Так же, как с атомной энергией – не допустить ее использование для убийства и террора.

Теперь пару слов о реакции религиозных людей на биотехнологии. Повторюсь: для правильной реакции необходимы знания в данной области, иначе это будет просто паническая реакция лошади на паровоз. Это самоочевидно.

Интересно другое: люди, протестующие против биотехнологий исключительно по религиозным причинам, сами того не понимая, попадают в одну очень каверзную логическую и богословскую ловушку. Мы верим в Бога, который есть Дух, следовательно, Бог нематериален и никакое материальное воздействие не может Ему навредить.

Но в сознании протестующих оказывается, что образ и подобие Бога в человеке, качества его бессмертной, нематериальной души попадают в полную зависимость от состояния абсолютно материального носителя человеческой наследственности – дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК). Они всерьез верят, что образ и подобие Бога в человеке можно исказить или уничтожить путем технических манипуляций с одной-единственной молекулой, и всесильный Бог окажется бессильным перед этим сугубо материальным воздействием.

Самое время спросить: а кто, когда и где сказал, что ДНК – это святая святых, которую нельзя ни в коем случае трогать? Где прописан такой догмат?

Что-то не могу припомнить. Неужто лишняя хромосома у ребенка с синдромом Дауна в большей степени соответствует Божественному плану о человеке, чем рождение полноценного, здорового ребенка?

Если мы с надеждой вырезаем у человека больное сердце, пересаживаем ему новое и радуемся успеху, который, кстати сказать, совсем не гарантирован, то почему мы не должны радоваться возможности ювелирным, точечным воздействием на геном исправить наследственные ошибки? Если мы принципиально отвергаем эту возможность исключительно по духовным, религиозным соображениям, то автоматически ставим Бога в зависимость от материальных факторов и, опираясь на мистику, парадоксальным образом превращаемся в полных материалистов.

У биотехнологий, конечно же, есть реальные проблемы и реальные опасности, но у них есть и великое будущее. Панацеи от всех болезней не будет всё равно, как бы кому ни мечталось. Но мы реально можем научиться лечить болезни, к которым до последнего времени не знали даже, с какой стороны подступиться. Поэтому нужен не запрет, а контроль, прозрачность исследований, но со стороны тех, кто является безусловными специалистами в данной области.

Нам же, обычным людям, нужно стремиться к главному – убить в себе страх перед неведомым, а чудовища, рожденные сном разума, уничтожаются только объективным знанием.


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Протоиерей Олег Мумриков: Ведущие ученые еще в 2015 году призывали запретить коррекцию генов

Манипуляции по принципу "цель оправдывает средства" с христианской точки зрения этически оправданы быть не могут

Редактирование генома эмбрионов – 5 вопросов микробиологу

Зачем нужны манипуляции с геномом человеческих эмбрионов и почему они запрещены во многих странах?

7 фактов о редактировании генома человеческих эмбрионов

Что это за технология и почему этим интересуются Google и Билл Гейтс?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: