Куда пропадают дети?

|

Генпрокуратура забила тревогу: каждый пятый пропавший без вести в стране — несовершеннолетний. Только за прошлый год пропали без вести около 18 тысяч несовершеннолетних, из них более пяти тысяч — малолетние.

Хуже всего то, что результативность розыска за последние десять лет упала на 11%. Не в последнюю очередь это связано с волокитой, сопровождающей любое розыскное дело. Бумагооборот затруднен до такой степени, что существует расхожее мнение, будто заявление о пропаже ребенка принимается только на третий день после его исчезновения. В реальности это не совсем так: заявление сотрудники правоохранительных органов обязаны принять в любом случае, а вот уголовное дело, действительно, чаще всего возбуждается, если возбуждается вообще, только на третьи сутки.

По предложению депутатов от «Единой России» в ходе осенней сессии Государственная Дума пересмотрит действующую схему розыска детей. В частности, согласно предлагаемым поправкам, правоохранительные органы обяжут возбуждать уголовное дело о пропаже ребенка в день обращения родственников.

Сейчас поисками пропавших детей занимаются не только следственные органы — на растущей в последние годы волне гражданских инициатив начало активно действовать волонтерское движение, занимающееся помощью в розыскных мероприятиях. О новом законопроекте, работе волонтеров, причинах исчезновения детей и способов обезопасить их с корреспондентом ПРАВМИРа беседует Дмитрий Викторович Второв, секретарь Ассоциации волонтерских организаций «Поиск пропавших детей» poiskdetei.ru.

Исчезновение детей: факторы риска

-Какого возраста дети чаще всего пропадают?

-В основном в переходном. Дети взрослеют дважды. Гормональное взросление ребенка происходит где-то в 11-13 лет (тогда особенно меняются девочки, но и мальчики тоже). Следующий период – 15-16 лет. Это, наверное, самые опасные возраста, когда дети не находят понимания среди родителей, хотят больше самостоятельности.

-Что говорит статистика: в каких ситуациях чаще всего пропадают дети?

-Абсолютное большинство случаев – это побеги детей из дома.

У нас были совершенно разные случаи. Например, недавний случай в Москве. Пропал мальчик, его искали, а как оказалось, он ушел из дома лишь потому, что занимался спортивным ориентированием, и у него не получалось работать с компасом. Он взял компас, фонарики, сухой паек из глазированных сырков и ушел в лес в Кузьминках, почему-то решив заниматься спортивным ориентированием именно ночью и именно в лесу.

Мальчик был быстро обнаружен и возвращен домой.

Были совсем странные случаи, когда родители заставляли ребенка кушать манную кашу, а он категорически не хотел, воспринимал ситуацию очень остро, хотя ни рукоприкладства, ни особых скандалов не было. И вот он в расстроенных чувствах, что заставляют есть манную кашу, берет и сбегает. Искали его тоже в течение длительного времени.

Таких случаев достаточно много.

Как правило, когда говорят: «Сбежал ребенок из дома», представляется некий отпетый хулиган, который прогуливает школу, плохо учится, родители его обижают, асоциальная семья. Совсем нет. Как показывает практика, нередко дети пропадают в весьма благополучных семьях. Всё, казалось бы, нормально внешне, но что-то такое происходит…

Случаи, когда в пропаже детей виноваты непосредственно родители — как правило, асоциальные. Родители пошли в кафе, пили, гуляли, общались, ребенок был предоставлен сам себе — а потом пропал.

Был вопиющий случай, когда пьяный отец потерял пятилетнего ребенка на улице и обнаружил, что его нет дома, только проспавшись.

Через нашу Ассоциацию с сентября 2010 года по май этого года прошло порядка пятисот случаев пропаж детей. Из них около пятидесяти погибли в силу тех или иных причин. Из них достоверно установлено, что двадцать пять – убиты или изнасилованы и убиты. Всего криминальных случаев около тридцати. Итого: около семи процентов криминальных случаев.

Кроме того, некоторых детей не находят вообще — в течение одного-трех лет, и нет никакой информации, живы ли они или здоровы. Как правило, такие дети безвозвратно потеряны, мы не знаем, что с ними произошло. Были ли они украдены? Были ли они вывезены из страны? Или же они погибли, и следы преступления были скрыты? Неизвестно.

Редкий хэппи-энд

-А бывали случаи, когда через достаточно продолжительный промежуток времени детей всё-таки находили?

-Мы работаем в рамках Международного центра по поиску пропавших детей, в том числе, работаем по Украине. У нас был такой случай: нашли информацию десятилетней давности о пропавшем ребенке. И вдруг через некоторое время оказалось, что ребенок найден. Девочку, уже подростка, нашли спустя десять лет.

Оказалось, девочка была похищена неизвестными лицами с неизвестными целями. Каким-то образом она прибилась к цыганскому табору, ее там воспитали. Она все время чувствовала себя в некоем смысле изгоем, потому что не была цыганкой.

Однажды, сбежав, она попала в приют. Там заинтересовались этой историей, стали выяснять, опросили цыган. Те охотно пошли на контакт, рассказали о девочке: как и где они ее нашли, в каком возрасте.

Подняли картотеки, установить пропавших в то время детей и с помощью анализа ДНК определили родителей – маму этой девочки.

Вот такая удивительная история. Так что, как показывает практика, истории, которые имеют большой такой срок давности, тоже иногда заканчиваются хорошо, хоть и в единичных случаях.

Как защитить ребенка?

-Как уберечь ребенка от беды? Есть ли какие-то простейшие правила?

-Криминальная история всегда происходит по-разному. Есть сайт – наше информационное агентство poiskdetei.info, он освещает события в жизни волонтерских организаций и поисковых мероприятий. И в ходе этого мы сделали большую подборку рекомендаций для родителей – что необходимо делать.

Как показывает практика, самое главное – это внушить ребенку не разговаривать на улице ни с кем чужим и всегда сообщать родителям о том, что ты куда-то идешь. Это должно отскакивать от зубов. Если тебя пригласил даже хороший, известный, нормальный сосед, если он зовет: «Зайди ко мне, я тебе марки покажу», – обязательно необходимо, чтобы ребенок позвонил и сказал: «Мам, я иду к соседу дяде Вите». Нередки случаи, когда преступления совершаются близким окружением и даже родственниками.

Необходимо давать детям правильные установки: семья – это папа, мама, бабушка, дедушка – всё, на этом семья заканчивается. Дальше – люди, о которых надо всегда сообщать родителям, куда бы ты ни пошел. К сожалению, мы живем в такое тревожное время.

Далеко ходить не надо. В Вологодской области малолетнюю девочку изнасиловали и убили — мужчина, который до этого приглашал другую девочку посмотреть хомячка возле зоомагазина, позвал ее попугайчиков посмотреть… Вторая девочка отказалась. Благодаря тому, что ребенок рассказал родителям о том, что к ней подходил дядя, предлагал посмотреть хомячков, преступник был установлен и арестован.

Еще одна проблема — большое количество детей погибает в системе канализации. Мы искали семилетнего мальчика — он провалился в канализационный люк и захлебнулся нечистотами. Мы сейчас начали активно работать, приготовили петицию, обращение в государственные органы по поводу системы водостоков и канализационных люков, часто бывающих открытыми.

Поэтому детям надо как можно чаще говорить: если гуляете, будьте аккуратны! На люки нельзя наступать, на них нельзя прыгать, их вообще надо обходить.

Ведите с детьми доверительные беседы и всегда участвуйте в их жизни.

Новый законопроект: противостояние с волокитой

-Как часто отказываются принимать заявления в первый день после пропажи ребенка?

-С тех пор, как мы наладили рабочие отношения с Главным управлением уголовного розыска, лично мы таких случаев, чтобы предлагали обратиться через три дня, не фиксировали. Но, конечно, где-то на местах еще подобные инциденты могут быть.

После подачи заявления сейчас возбуждается розыскное дело, а уголовное могут вообще не возбудить — для этого существуют определенные процессуальные нормы, основание для возбуждения по 105-й статье (убийство).

Однако, если в следственных органах понимают, что это не тот ребенок, который уже несколько раз сбегал из дома, а это неожиданное исчезновение, есть основание полагать, что это может быть похищение или ребенок находится в ситуации, где его жизни может угрожать опасность, то нам идут навстречу и сразу же возбуждают дело по 105-й статье.

-Что, в таком случае, дает новый законопроект?

-Сейчас в Государственной Думе начаты обсуждения по нему, организована рабочая группа. Недавно прошло первое заседание под председательством депутата Васильева.

Во-первых, новые поправки дадут больше прав и возможностей непосредственно самим следственным органам. Сейчас для того, чтобы следственные органы провели и сделали тот же биллинг (сбор информации об использовании телефонных услуг) или же провели пеленгацию (нашли, в какой точке находится телефон) в месте нахождения мобильного телефона, необходимо соблюсти определенные процессуальные нормы: получить разрешение у начальника отдела, после этого — разрешение в суде.

Это очень большая волокита со множеством шагов. А если возбуждено дело по 105-й статье (убийство) — возможности расширяются, мероприятия можно будет проводить более оперативно.

105-я статья: избирательный подход

Плюс ко всему – само дело по 105-й статье попадает на особый контроль: просто розыскное дело и дело по статье «убийство» имеют разный порядок процессуального ведения, и внимания следственный органов к ним тоже различаются.

Мы не можем обязать следственные органы возбуждать в случае исчезновения ребенка дела всегда по 105-й. Представьте себе, мы ищем ребенка, который сбегает в двадцатый раз из детского дома (такие случаи бывают). Если по всем таким случаям будут возбуждать дело об убийстве, возникнет ряд проблем. Представьте себе отдел, где лежит десяток подобных дел. Все службы будут ориентированы исключительно на них.

По этой причине здесь необходим избирательный подход.

Мы придерживаемся мнения, что должен быть определенный алгоритм: если пропал ребенок в возрасте до четырнадцати лет — желательно возбуждать дело по 105-й. Дети в возрасте двенадцати, десяти лет редко бегут из тех же детских домов самостоятельно и тем более многократно.

Кроме того, для ребенка младше четырнадцати лет нахождение на улице представляет большую опасность, чем для шестнадцатилетнего подростка (хотя и он рискует жизнью и здоровьем).

Волонтеры: когда полиция бессильна

-В каких случаях обращаются за помощью к волонтерам?

-Родители пропавших детей часто обращаются к нам в случаях, в которых полиция оказалась в силу каких-то причин бессильна. В 2009 году в городе Сарове – это Нижегородская область – пропала Лиза Тишкина, мы ищем ее до сих пор. Полиция тоже ищет очень активно, периодически информация об этом деле попадает в СМИ — но, к сожалению, никаких результатов вот уже третий год у нас нет.

-Как вообще ведутся поисковые работы? В чем отличие, как ведут поисковые работы волонтёры и правоохранительные органы?

-Наша Ассоциация волонтёрских организаций объединяет 35 организаций. По нашим оценкам, всего их действует в России около сорока. Сейчас волонтёрские организации находятся фактически вне юридического поля. Мы не являемся участниками оперативно-розыскных действий.

Мы ничем не связаны — мы можем предпринимать любые действия в рамках законов, в отличие от следственных органов.

Что подразумевается под «любыми действиями»? Например, мы знаем, что ребенок пропал на краю соседней области. Тогда мы можем оперативно оповестить посты полиции непосредственно возле железных дорог, крупных городов, подключить работающие там волонтёрские организации и о результатах работы сообщать местной полиции.

Следственным органам, которые находятся на границах областей, сложнее. Если, например, во Владимирской области на границе с Московской пропал ребёнок, необходимо сделать запрос, сформировать специальную бумагу, получить на неё разрешение, переслать ее непосредственно в Московскую область. Там она должна прийти, её должны будут спустить в территориальные отделы.

Все это занимает время: день, два, три.

Мы работаем гораздо оперативнее.

Мы не можем провести допрос, но можем найти свидетеля и направить его в следственные органы.

Но, с другой стороны, если мы имеем дело с явно криминальными преступлениями, где ребёнку угрожает какой-то преступник, то, безусловно, мы работаем исключительно под началом следственных органов, руководствуясь только их рекомендациями.

Эксперты отмечают высокую эффективность действий волонтёров, а в связи с этим и необходимость совместной работы.

Здесь надо понимать: волонтёры ни в коем случае не заменяют и не подменяют собой следственные органы, они только оказывают помощь и содействие, в некоторых случаях весьма эффективно.

Беседовала Мария Сеньчукова

Читайте также:

Как защитить детей?

Православие и мир
11 правил для родителей, чтобы ребенок не пропал

Мария Сеньчукова

Информационное агентство Ассоциации волонтерских организаций -Поиск пропавших детей- poiskdetei.info дает своим читателям ряд советов, выполнение которых позволит защитить ребенка от трагедии.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Полиции и волонтерам облегчат поиск пропавших детей

Предполагается, что для этого будет организован досудебный доступ к данным сотовых операторов

Пропавших детей в Москве будут искать с помощью такси

Ориентировки планируют печатать на прозрачной пленке и приклеивать на двери машин