Куличи против Пасхи

|

Румяные куличи и яркие крашеные яйца, кулинарное раздолье, воспоминания об уютной старине — все это имеет мало отношения к Пасхе, празднику тревожному, требовательному и даже страшному. Пасха не вмещается ни в какую традицию, ни в какой бытовой уклад. У нее совсем иные масштабы.

Перед тем как евреи вышли из Египта, страну постигла десятая, самая страшная казнь. Господь убил всех первенцев египетских. В каждой семье погиб старший из сыновей, даже у животных умерли все перворожденные. Бедствие не коснулось только домов евреев. По повелению Моисея они мазали косяки дверей кровью жертвенного ягненка, и все, кто был в доме, оставались невредимы. Это и была первая Пасха, когда смерть, бушевавшая по всей стране, прошла мимо избранного народа. Само слово «пасха» и происходит от слов «проходить мимо». Теперь египтяне были уже согласны на все и отпустили евреев в землю обетованную, даже не дожидаясь возврата драгоценностей и золота, предусмотрительно взятых в долг еврейскими женщинами. Масштаб «гуманитарной катастрофы» далеко превосходил даже избиение Вифлеемских младенцев после рождения Христа: тогда кто-то спасся бегством, кого-то воины Ирода могли не найти, в Египте же не уцелел никто, кроме избранных.

После такого жесткого и решительного разрыва с прошлым, со спокойной, оседлой жизнью, надо было уходить. В пустыню. Долгожданную свободу израильский народ обрел, не имея ни основательных запасов, ни путей к отступлению. Теперь евреев никто не угнетал, но не было и казенного пайка, при воспоминании о котором многие были готовы немедленно повернуть обратно. Беглецы оказались без какой-либо человеческой поддержки, только с Богом. С надеждой на великие обетования и на особый путь избранных, но без уверенности даже в завтрашнем дне. Но только так было возможно подлинное освобождение и подлинное начало новой жизни: через смерть, через веру, через подвиг сверх сил.

Память о том, как «Господь прошел мимо», жила у иудеев столетиями, это был их величайший праздник и центральное событие священной истории. Но пришло время, и оказалось, что то была только тень, только символ истинной пасхальной радости и истинной пасхальной боли, символ, без которого, впрочем, и само принятие Нового Завета было бы непосильным даже избранному народу.

Иисус Христос, Бог Слово вкушал со своими учениками пасхального агнца, которого каждый год евреи приносили в жертву, как тогда в Египте. И вот, древние прообразы наполняются новой жизнью. Сам Он пострадал на кресте, сделался Агнцем, которым спасаются принимающие Его Жертву. Некогда евреи, отметившие кровью ягненка вход в свои дома и съевшие мясо жертвенного животного, остались в живых. Теперь же принимающие Христа, причащающиеся животворящей Жертве, не боятся смерти, потому что она не имеет над ними власти. Христос принял смерть за нас, искупил нас, пожертвовав Себя, разрушил смертью смерть.

Радостное и страшное таинство! Как мог Богочеловек спасти нас, избавить от гибели и даровать вечное царство? Казалось бы, Христос — сам по себе, а мы — сами по себе, ведь каждый отвечает за себя сам. Как же мог Он обесценить нашу смерть? Да, действительно, каждый ответит за свои дела, и мысли, и слова, но Бог имеет отношение ко всем, Им каждый человек создан, Им он двигается, дышит, существует. Поэтому страдания, смерть и воскресение Бога близки всем и всех объединяют. Новозаветная Пасха доступна всем людям без ограничений, достаточно лишь решиться принять призыв Спасителя следовать за Ним.

Но не надо заблуждаться — победа Сына Божьего над смертью вовсе не означает, что за нас все уже сделано, что нам остается почить на лаврах и блаженствовать, созерцая свое избранничество. Бог вырвал нас из уютной неволи, разбил оковы и указал путь спасения. Но идти по нему нам придется самостоятельно.

Господь снова выводит свой народ из плена, и снова никто не обещает легких путей. Больше того, известно, что путь христиан будет узким и скорбным, наподобие сорокалетних скитаний евреев по пустыни: без уверенности в пище, в постоянной опасности, в полной неопределенности даже на ближайшее время. Мы не знаем, какие испытания ждут нас на пути веры. Известно лишь одно — скорбь наша будет не к смерти, а к жизни. Даже если весь мир ополчится на нас раскаленной враждой и ядовитым равнодушием, нам нечего бояться. Бог с нами!

Так что пасхальный крестный ход — это вовсе не дежурный ритуал перед праздничным застольем. Это выход из мира — с ярчайшей верой, с которой слабые побеждают полчища врагов и переходят море по суху, вопреки всем обстоятельствам и расчетам. Вспомним, как символично выглядел крестный ход в советское время — горстка христиан-мучеников среди враждебной толпы соплеменников-язычников. Сейчас картина несколько потеряла контрастность и выглядит более благополучной. И все-таки, любой человек, начинающий свой личный подвиг веры, неизбежно столкнется с серьезными испытаниями вплоть до непонимания со стороны самых близких.

Свет новой жизни среди мрака падений и смерти, солнечный луч среди темных грозовых облаков — вот что такое Пасха. Это высочайшая радость и надежда для «малого стада», выходящего из Египта и одновременно знамение гибели для равнодушного большинства. Это не конец, а начало долгого пути к Земле обетованной. Мы, подобно еврейскому народу, вышедшему из плена, радуемся обретенной свободе. Но так же, как и тогда, перед нами простирается пустыня, полная неизвестности и искушений. Стоит ли расслабляться на пасхальном застолье и увеселениях? Встаньте, проснитесь! Господь, не пощадивший не только тысячи египетских первенцев, но и Сына Единородного, проходит мимо. Почетно и страшно быть рядом. « Пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших… это — Пасха Господня».

 

См. также:

Пасхальные куличи: проверенные рецепты куличей

Об одной тайне пасхального стола

Куличи у Соколовых

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.