“Курс православной культуры в школах нацелили на смирение с бедностью?”

|
«Это власти хотят научить вас быть “терпеливым в испытаниях и благодарным в процветании”, в своих целях. А вам самому это ни в коем случае не нужно». Публицист Сергей Худиев о либеральной картине мира.

«Терпеть-смиряться» – что вызывает протест?

Сергей Худиев

Сергей Худиев

«Курс православной культуры в школах нацелили на смирение с бедностью» – сообщает заголовок. Заголовки вообще дело великое; кто в наши дни читает дальше заголовков, тот совершает великий духовный подвиг. Собравшись с силами, прочтем, о чем идет речь. Оказывается, согласно предлагаемому курсу православной культуры, у школьников должна «формироваться готовность к сознательному самоограничению в потреблении жизненных благ».

Автор выражает с этим несогласие и видит в этом часть государственной политики, направленной на то, чтобы заставить людей терпеть-смиряться. Призыв к самоограничению не первый раз вызывает неприятие, поэтому его стоит рассмотреть подробно.

Вообще говоря, требование самоограничения – это требование любой этической системы. Хоть христианства, хоть ислама, хоть даже светских этических систем вроде утилитаризма.

Любовь – это вообще неизбежное самоограничение, готовность тратить ресурсы на других, в чем-то себе ради других отказывать.

Любые этические требования – это требования самоограничения. Государственные чиновники должны ограничиться своей зарплатой и отказаться от гораздо более высокого уровня жизни, который могли бы себе позволить, собирая взятки и расхищая государственные средства. Учителя не должны домогаться учениц – а вместо этого жестко ограничивать свои аппетиты.

Самоограничение – большая услуга обществу

Все должны соблюдать ваши права – особенно в ситуациях, когда нарушить их послужило бы к их росту их власти, богатства или удовольствий. Юноша, который мог бы просто вырвать вашу сумку со всей наличностью, должен вместо этого упорно учиться и усердно работать – что требует большого самоограничения, особенно в начале карьеры, когда денег мало, а желаний много.

Полицейский, который мог бы брать с этого юноши процент от награбленного, должен вместо этого защищать вас, рискуя нарваться на пулю и нож. Любая этика – это самоограничение. Оказаться в окружении людей, неспособных к «сознательному самоограничению в потреблении жизненных благ», было бы довольно пугающим опытом.

Поэтому любое вообще воспитание, готовящее детей к жизни в человеческом обществе, будь оно православным или нет, будет «формировать готовность к сознательному самоограничению в потреблении жизненных благ». Это неизбежно.

Более того, эта самая готовность к самоограничению является необходимым условием процветания. Богатство – как людей, так и народов – в общем случае не приобретается претензиями на обладание благами. Оно приобретается трудолюбием и рачительностью, готовностью откладывать потребление, отказывать себе в чем-то сегодня – и завтра, и послезавтра – чтобы добиться каких-то долговременных целей. Готовностью проявлять терпение и упорство, учиться, вместо того чтобы развлекаться, трудиться, вместо того чтобы гулять, терпеливо выстраивать карьеру и беречь репутацию – вместо того чтобы хапнуть и убежать.

Да, в каких-то условиях – когда имеет место социальный хаос – может быть намного выгоднее, с точки зрения приобретения личного богатства, именно хапнуть и убежать. Но эти времена остались позади – и будем надеяться, не вернутся.

Научить ребенка самоограничению – значит оказать и ему, и обществу в целом большую услугу.

Фото: VK / Симбирская митрополия

Фото: VK / Симбирская митрополия

Нравственность как средство манипуляции

Почему это вызывает такой протест? Возможно, дело в том, что консервативный и либеральный подход к миру видят нравственность в принципе по-разному. В консервативном контексте нравственность – это то, что нужно мне самому, достойный характер и достойное поведение соответствует моему подлинному благу и предназначению, чтобы я жил счастливо и достойно и наследовал вечное спасение. Добродетель напрямую связана со счастьем, временным и вечным – в том числе именно моим. Воспитать ребенка (или взрослого) нравственным – значит помочь, прежде всего, ему самому.

Это связано с общим взглядом на мироздание – в котором есть объективный моральный закон, объективные обязательства, и есть надежда за гробом.

В либеральном контексте нравственность есть средство манипуляции, при помощи которого одни группы людей навязывают свою волю другим, в своих узкогрупповых интересах, поэтому за любыми разговорами о нравственности всегда стоит чей-то чужой интерес. Это власти хотят научить вас быть «терпеливым в испытаниях и благодарным в процветании», в своих целях.

А вам самому это ни в коем случае не нужно. Потому что в этой картине мира добродетель никак не связана со счастьем – как говорит Васька Пепел в пьесе Горького «На дне», «всякий человек хочет, чтобы сосед его совесть имел, да никому, видишь, не выгодно иметь-то ее самому». Вас просто хотят заставить смиряться с бедностью, чтобы самим все захапать.

Проблема в том, что такое отношение к нравственности порождает глубоко несчастного человека в глубоко дисфункциональном обществе. Цельные, созидательные личности, которые способны на труд и достижения – это именно те, кто, среди прочего, «готов к сознательному самоограничению в потреблении жизненных благ».

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Запись в первый класс: простоять три дня и три ночи

Дефицит мест в российских школах оценили в 6 миллионов

Слово пастыря. Должен ли Патриарх быть смиренным? (+видео)

К 70- летию Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла. Избранное

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!