Латвия: второй как государственный?

|

В самом начале осени 2011 года Латвия с удивлением обнаружила, что 18 февраля ей предстоит референдум о признании русского языка в Латвии вторым государственным. Удивлены были не только латыши, но и русские: ни те, ни другие не были готовы к тому, чтобы в стране стало два официальных государственных языка.

Урок истории

Латвийским государством было совершено немало ошибок в политике, проводимой по отношению к национальным меньшинствам. Пока в 1991 году люди стояли на баррикадах, противостоя ОМОНу и защищая родное государство, на стороне латышей было очень много русских и русскоговорящих. Тогда не было деления по нацпризнаку, люди шли либо под лозунгом Народного фронта “За нашу и вашу свободу”, либо против него. А лидеры Фронта говорили о том, что основная их цель – независимость Латвии, и, вслед за этим, звучали обещания, что все получат гражданство.

Обещания выполнено не было, и скоро началось разделение по нацпризнаку, как говорят в Латвии, стало “бесконечным хлебом политикам”. В результате латышские партии, позиционировавшие себя как партии, представляющие латышей (не латвийцев – граждан страны, а отдельную нацию, латышей), начали закручивать гайки. Сначала русскоязычных лишили гражданства, и условия для его получения были крайне жестко очерчены: надо было выучить латышский (хотя бы до 3-ей, низшей категории), сдать экзамен по истории письменно или устно. Потом ввели “натурализацию” и паспорта не-граждан, которые по-английски именовались “паспорта инопланетян”: на Западе глазам своим не поверили, когда увидели эти паспорта. К “русским”, а, по сути, к тем, кто въехал в Латвию в советское время, отнеслись не как к людям, здесь родившимся и выросшим (несмотря на то, что здесь родилось уже 2 поколения), а как к эмигрантам…

Одновременно те самые “русскоязычные” расслабленно верили, что за спиной Великая Россия, которая постарается сделать все возможное, чтобы изменить ситуацию в Латвии. И они очень долго тянули с принятием гражданства, надеясь на Родину-Мать, но у власти был лояльный к Латвии Ельцин, очевидно не торопившийся приходить на помощь согражданам.

Русский как иностранный

Под давлением ЕС Латвия была вынуждена смягчить условия получения гражданства, но впереди был 2003 год, когда на улицы вышли многотысячные демонстрации русскоязычной молодежи. Связано это было с тем, что министерство образования решило перевести русские школы на латышский язык обучения на 90%. В результате переговоров было принято решение взять пример с Эстонии и обязать преподавание 60% предметов на иностранном для русских латышском языке. То есть в школах с русским языком преподавания 40% времени дети обучались на русском, а остальные 60% – на латышском. Но, поскольку ни учителя, ни сама система образования не была готова к столь решительному шагу, переход был более, чем постепенным: с 2004 года стали вводить отдельные предметы, такие как физика или химия.

Стоит отметить, что действие данного закона распространяется только на государственные школы. Частные учебные заведения, коих в Латвии немало, по сей день преподают все предметы на русском. Однако русский язык в Латвии официально получил статус иностранного, что никак не устраивает русскоязычных, проживающих в этой стране. И даже в латышских школах, где один из иностранных языков можно выбрать как факультатив, помимо английского и немецкого обозначен русский язык, что никак не способствует улучшению отношений.

Чаша терпения переполнилась, когда в парламенте оказались латышские националисты Visu Latvijai! – «ТБ»/ДННЛ: они начали сбор подписей за то, чтобы русские школы целиком перевести на латышский язык обучения. Аргумент был жестким: нечего за государственный счет обучать на иностранном языке. Но время шло, напряжение то нарастало, то убывало, но в 2011 года стало ясно, что нацблок не сможет собрать достаточного количества голосов (150 тысяч), чтобы инициировать референдум а Латвии.

Идеолог

Сама идея провалилась, но народ, возмущенный тем, как наглым образом было в очередной раз совершено покушение на русское образование, подогрело. Ситуацией воспользовался и заместитель председателя Национал-большевистской партии Латвии Владимир Линдерман.

Глава общества «Русский язык» Владимир Линдерман. Фото: АР

Глава общества «Русский язык» Владимир Линдерман. Фото: АР

Владимир Ильич (Линдерман) хорошо известен тем, что на заре песенной революции Латвии сначала издавал русскую версию газеты Atmoda, принадлежащей “Народному фронту”. А когда революция свершилась, он стал издавать порнографическую газетку “Ещё” (в названии газеты, в середине буквы “ща” отчетливо проглядывала женская ножка). Продавалась она только подземных переходах – киоски ее брать отказывались. В какой-то момент Линдерман уехал в Россию попытать счастья, но был вынужден вернуться в Латвию, где, оставаясь не-гражданином, полностью погрузился в политическую борьбу, став профессиональным революционером.

Линдерману повезло, когда евродепутат от “Единства”, американский латыш Кришьянис Кариньш высказал в интервью журналу Playboy гениальную мысль: “Нам нужно, чтобы те русские, которые здесь растут, выросли латышами”. И Владимир Ильич понял, что время настало. Тем более, что латышские чиновники, с присущей им надменностью, отмахивались от “провокаций”, уверенные, что дело дальше разговоров не двинется. Посмеивались они до тех пор, пока в сентябре не выяснилось, что собрано 180 тысяч подписей граждан страны. Тех, кто имеет право голосовать, тех, кто имеет паспорт стандартного образца. Проверив собранные с запасом голоса, государство было вынуждено признать, и к ноябрю стало понятно, что дело обернется референдумом по вопросу о предоставлении русскому языку статуса второго государственного, стоимостью в 3 млн. лат и огромные репутационные потери для страны. Время “че” было заявлено как 18 февраля.

Обреченный референдум

Латышские политики попробовали обратиться в КС страны с претензией о незаконности референдума, поскольку согласно Конституции страны, государственный язык только один – латышский. Когда суд им отказал, политические фракции стали требовать изменений в Конституцию…

Страна подходила к референдуму спокойно, в полной уверенности в его результатах. Конечно, никто не мог предугадать точных цифр, которые обнародованы были в воскресенье после подсчета голосов: всего в референдуме приняли участие 70,73% граждан – это 1092908 человек. За предоставление русскому языку статуса второго государственного в Латвии проголосовали 24,88% граждан. Большинство проголосовавших – 74,8% – высказались против соответствующих поправок в конституцию страны. Еще 0,32% бюллетеней признаны недействительными.

Тем не менее, и русские и латыши были уверены, что референдум необходим, чтобы определить некоторое болевые точки. Так, например, только в связи с референдумом определенные структуры Латвии стали задумываться о том, кто финансирует организацию Либермана “За родной язык”. Проблема не в том, чтобы проследить, насколько честно он платит налоги. В последнее время стало особенно понятно, что русскоязычное население Латвии (как, впрочем, и латышское) подвергается определенной информационной обработке. В стране сложились два абсолютно непересекающихся медийных пространства: и русская и латышская пресса нагнетали обстановку даже в тех случаях, когда можно было, не обостряя обстановку, консолидироваться. Психологические проблемы и с той и с другой стороны выросли немаленькие.

Вводить нельзя оставить

Латвия уверена, что, как только будет введен второй язык (русский), страна вернется в состояние “совка”, где каждый латыш был обязан изучать русский язык. Для каждого латыша язык – это этносообразующий компонент, который он впитывает с молоком матери, но так как государственных языков становится два, ему придется выучить еще один язык. Особенно это будет затрагивать тех, кто работает в госструктурах. Конечно, точно так же закон будет касаться и русских, но лишь тех, кто захочет сделать политическую карьеру. Всем остальным будет достаточно минимального разговорного, в остальном они будут (и уже образовывают) анклавы не связанные ни с историей этой страны, ни с ее культурой, ни с коренной нацией. Политическое и национальное противостояние привело к неприятному для латышей, но закономерному результату: у современной русскоязычной молодежи нет никаких проблем с изучением латышского, в то время как латыши стали гораздо менее конкурентоспособны. В частности из-за того, что не владеют русским (хотя бы потому, что весь частный бизнес выходит на рынок труда с требованием латышского, русского и английского). С другой стороны, нельзя забывать, что они находятся на своей территории и вынуждать их жить в постоянной конкуренции с нацменьшинством по меньшей мере неэтично. Для латышей попытка их подвинуть на их собственной территории очень болезненная травма. Тем более, что в шаговой доступности от них яркий пример – Финляндия. И они прекрасно знают, в какую бессильную ярость приводит финнов тот факт, что их вынуждают учить шведский как второй государственный.

Стоит также учитывать, что в случае, если русский станет государственным, все делопроизводство можно будет вести на нем, в страну хлынет огромное количество представителей “теневой экономики”, объединенных умением говорить и понимать русский язык и мечтающих о распространении своего “бизнеса” в Европу. Не только российского, но также китайского и вьетнамского, давно стремящегося через Россию попасть в Латвию. В качестве дешевой рабочей силы они будут привлекать низкооплачиваемых таджиков и узбеков. И большинство латышей к подобной перспективе относится неодобрительно.

Что касается ущемления прав “русскоговорящих” сегодня, этой проблемы в стране не существует. Конечно, можно встретиться с бытовым хамством, но в целом, начиная с возможности образования и заканчивая тем, что во всех госучреждениях есть готовый прийти на помощь, владеющий русским чиновник, большая их часть представляется надуманными.

Что говорят

О несвоевременности и неуместности признания русского вторым государственным, но необходимости референдума и возможности обратить особо пристальное внимание на проблемы заявили многие политики Латвии.

Один из самых известных политиков Риги, мэр города и лидер “Центра согласия” Нил Ушаков заранее сообщил, что примет участие в предстоящем референдуме и проголосует за введение в Латвии второго государственного языка. “Скажу свою позицию – я пойду и проголосую на этом референдуме. Можно обвинять, что мои мысли разделились, но у меня сейчас есть лишь один инструмент, как показать (не латышам, а правым политикам), что существуют проблемы и их надо решать. Единственный инструмент – референдум. Другого нет”. По словам мэра, очевидно, что референдум не угрожает латышскому языку, однако все равно важно продемонстрировать, “как много людей не довольны этнической политикой”. Ушаков подчеркнул, что не выступает за два государственных языка, однако русский язык заслуживает особого статуса.

И вот еще звуковое интервью Нила Ушакова – Там между третьей и четвёртой минутой проскочило, что он, в общем-то за то, чтобы русский имел статус языка нацменьшинства. Понимает, что второй государственный – это перебор.

В свою очередь Комиссар Совета Европы по правам человека Нил Муйжниекс заявил: “Ясно, что для латышей статус латышского языка является важной вещью, и два официальных языка у всех ассоциируются с несправедливыми советскими временами, когда было асимметричное двуязычие. И я присоединяюсь к ним.

Как гражданин Латвии, я пойду и проголосую против двух госязыков. Но при этом спрашивается — почему мне вообще задают такие вопросы? Меня злит, что старые провокаторы, Линдерман и Осипов, могут разбередить психологические раны латышей, протолкнуться с фланга в центр политики и добиться, чтобы их поддержали лидеры «Центра согласия», а латышская политическая элита в своей реакции была расколотой и злой. Меня злит, что эти несколько активистов способны довести ситуацию до такого, и что мы это допустили. Я проголосую против и буду надеяться, что мне больше не будут задавать таких глупых вопросов.

Русский язык в Латвии может развиваться в сфере образования, СМИ и культуре. В свою очередь изменение его статуса создаст напряженность среди латышей, которые «это никогда не примут». При этом через какое-то время следует обсудить возможности расширения использования языков национальных меньшинств, но это надо делать, когда «все успокоится”.

“Русский язык должен сохранить свою социальную значимость, чтобы люди, которые не знают латышского языка, в больницах и других учреждениях всегда могли получить ответ на русском языке”, отметил митрополит Рижский и всея Латвии Александр, комментируя ситуацию вокруг референдума по приданию русскому языку статуса государственного.

Митрополит Александр считает, что “каждое меньшинство должно сохранить свой язык и культуру. Нельзя забывать, что русский язык также является частью латышской культуры и традиций. Это должны быть очень осторожные действия, тут нельзя играть в политические игры, чтобы не вызвать у людей ненависть друг к другу. Главное – сохранить мир и взаимопонимание, также, как в семье, когда муж сердится, жена должна помолчать. Ведь назавтра жена будет рассержена, а помолчать придется мужу. Должно быть взаимное понимание, всегда нужно искать общий язык. Когда спрашивают на русском языке, то и ответ нужно давать на русском, а когда спрашивают на латышском языке – то отвечать на латышском. Главное, чтобы наше общество не раскололось еще больше, вместо дальнейшего отдаления друг от друга нам нужно добиться сближения. Жизнь и без того сложная и, кажется, легче не станет. Мы здесь никому не нужны, поэтому сами должны позаботиться о том, чтобы Латвия стала нашим общим домом, где как одним, так и другим нужно искать общие решения, золотую середину во всех вопросах. Необходимо укреплять наше единение, взаимопонимание и уважение между народами”.

Он напомнил, что русский язык имеет большое значение не только для русских, но и для других меньшинств, проживающих в Латвии. И призвал жить по христианским правилам, не уничтожать русский язык, так как он имеет большое значение в культуре и науке, ведь на него переведены все самые значимые в мире работы и книги.

Каждый житель Латвии заслуживает уважения, однако необходимо признать, что сохранение латышского языка как единственного государственного – это вопрос справедливости. Об этом сказано в заявлении епископов Римско-католической Церкви Латвии, опубликованном на портале terramariana.org.

“Языком основной нации Латвии является язык, вокруг которого объединены все живущие здесь нацменьшинства. Латышский язык как единственный государственный язык в Латвии – это является и вопросом справедливости. Принцип справедливости требует, чтобы среди обширного форума народов мира у латышей в Латвии, так же, как и у русских в России, было бы свое пространство, где не было бы угрозы идентичности нации, ее языку и культуре. Поэтому нашей обязанностью, как граждан Латвии, является защищать величайшую ценность основной нации Латвии – латышский язык, ибо народ не может существовать без своего языка”, – сказано в обращении.

При этом епископы подчеркивают, что Католическая церковь толерантна и уважает культуру, язык любого народа, проповедует Христово Евангелие на языке конкретного народа и выступает за мир, понимание, взаимное уважение и благоволение. В приходах есть люди разных национальностей, поэтому произносятся проповеди, происходят богослужения, свадьбы, похороны как на польском, так и на русском, на литовском, а также и на других языках, если того требуют обстоятельства, отмечают они.

“Так это будет продолжаться и впредь, однако мы живем в Латвии, поэтому призываем верующих и всех людей доброй воли в столь важный для Латвии момент выступить за сохранение латвийской государственности и латышского языка, участвовать в референдуме и голосовать против поправок в Сатверсме, в том числе голосовать против присвоения русскому языку статуса государственного языка”.

Заявление подписали кардинал Янис Пуятс, Рижский архиепископ-митрополит Збигнев Станкевич, Резекненско-аглонский епископ Янис Булис, епископ Лиепайской епархии Вильхельм Лапелис, епископ Елгавской епархии Эдвард Павловскис, а также епископы Янис Цакулс, Антон Юстс и Арвалдис Андрейс Бруманис.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
К доске! Тест от Мариванны по русскому языку

Проверьте, а голову вы дома не забыли?

Ольга Васильева выступила за изучение в школах одного иностранного языка

Российские школы не справляются с обучением учеников двум иностранным языкам

Откуда берется «жЕвачка» и другие лишние буквы (тест)

Проверьте себя в честь дня рождения жевательной резинки

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: