Легенда о пианисте

|

Сколько раз такое случалось. Кто-то задирал голову вверх и вдруг видел статую свободы. Что-то непостижимое. На корабле нас собиралось больше тысячи. Праздные богачи, эмигранты, иностранцы и мы обслуга. И всегда был один. Один счастливчик. Кто видел ее первой. Он мог сидеть и подкрепляться или сидеть на палубе. Но на секунду поднимал голову, бросая взгляд на океан. И видел ее. Он застывал на месте. Его сердце пускалось в галоп. И каждый раз, клянусь, каждый раз он поворачивался и всему кораблю, всем нам кричал: «Америка, статуя свободы!»

Казалось бы, эти начальные слова картины: «Америка, статуя свободы!», предопределяют дальнейшее ее действие, мы видим небоскребы Манхеттена и думаем о том, что этот бесконечный город поглотит нас, зрителей, вместе с героями фильма.

Но, автор книги «Новый век» – Алессандро Барикко, а вместе с ним и режиссер картины «Легенда о пианисте» – Джузеппе Торнаторе, оставляют нас на судне, на огромном океанском лайнере «Вирджиния». И весь фильм, мы будем находиться с героями в этом узком пространстве, и лишь изредка перед нами будет открываться, бескрайни просторы океана.

Каждая книга и фильм, по которой он снимается – это тайна. Редко кто из писателей и режиссеров делится с нами самым сокровенным. Ведь если мы узнаем обо всем, что нам хотел сказать автор, то мы потеряем возможность додумывать и домысливать сами. И это уже не будет свободным выбором. А фильм, о котором пойдет речь, именно о свободе, которую выбирает человек. Нет, это не свобода творить беззаконие, не свобода жить одними только своими желаниями, это свобода внутренняя.

Поэтому не зря мы оказались в замкнутом пространстве, все это для того, чтобы мы сильнее смогли почувствовать свободу человеческого Духа, для которого не существует границ.

Герой фильма это человек необыкновенный, опять же автор не выбрал человека с простой судьбой. Мы видим его сначала младенцем, потом отроком, а потом уже и взрослым мужчиной, но вся его жизнь проходит на судне. Главного героя, которого сыграл талантливый английский актер Тим Рот, зовут – Дэнни Будман Т.Д. Лимон Тысячадевятисотый.

В одном из своих интервью, Алессандро Барикко, прокомментирует это так: В “Новом веке” есть своеобразное преклонение перед писательской работой по изобретению имен. Помните, когда нашедший ребенка негр подыскивает ему имя вместе с корабельной командой? Идея имени приходит из нескольких источников… Вначале найденышу дают имя обнаружившего его человека, приемного отца Дэнни Будмана, а затем, поскольку младенец был подобран на ящике с лимонами, ему дают имя Т.Д. Лимон (это название компании по продаже лимонов). Потом они понимают, что на слух все равно чего-то недостает, и в результате герой получает имя Дэнни Будман Т.Д. Лимон Тысячадевятисотый, ибо он родился в тысяча девятисотом году.

Итак, перед нами человек с необычным именем, найденный необычным образом и мы уже понимаем, что дальнейшая его судьба будет выходить за рамки жизни обычного человека.

Почему легенда? Потому что о судьбе этого человека, имя которого не значится ни в одном документе, знаю лишь те, кто однажды столкнулся с ним. Один из таких людей был его единственный друг – Макс, с которым они познакомились на корабле, выступая в одном джазовом оркестре. Мы мало знаем о Максе, он не рассказывает нам о своей жизни, о своем детстве, но мы понимаем, что вся его жизнь связанна со встречей с этим удивительным человеком – Тысячадевятисотым.

Именно Макс рассказывает нам историю гениального пианиста, отказывающегося от земной славы, почестей и избирающего другой путь, путь свободы Духа, ведущий к Богу.

Вначале Макс не понимает своего друга и даже где-то считает его трусом и только в конце осознает его величие и отвагу.

«Мир будет ловить каждое твое слово и сходить с ума от твоей музыки» – говорит он другу, не понимая, что тот обрел больше, чем человеческую славу.

Но, все-таки Макс второстепенный персонаж, он лишь рассказчик, он повторяет слова своего друга: «Ничего не потеряно и не кончено, когда у тебя есть история и друг, чтобы ее рассказать».

А вторым главным героем картины, становится музыка.

Эннио Морриконе – итальянский музыкант и композитор, судьба которого чем-то напоминает жизнь главного героя (он родился и вырос в семье трубача и с детства рос в атмосфере безграничной любви к музыке), сочинил для этого фильма несколько прекрасных композиций.

И от начала до конца фильма, мы переживаем вместе с героем эту особую любовь к творчеству, но не как слепому поклонению идолу, а лишь средство в поисках Бога.

Весь фильм перед героем стоит выбор, сделав который он, возможно, перевернет не только свою жизнь, но и жизнь миллионов людей, но что-то его все время останавливает.

«Вот пианино. Клавиатура начинается и кончается, клавиш всего 88. Они не бесконечные. Ты бесконечен» – говорит главный герой Максу – «И бесконечна та музыка, что извлекаешь из клавиш. Мне это нравится. Только так я могу жить. И вот спускаюсь я по трапу, а перед моими глазами клавиатура и миллионы клавиш. Миллионы и миллиарды. И нет им ни конца и ни края. Макс, они бесконечны. А если клавиши бесконечны, ты не сможешь творить на них музыку. Ты сел не за свой рояль. Это рояль Бога».

Главный герой понимает, что его гениальность, лишь Божий дар.

  «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее.

Ибо что пользы человеку приобресть весь мир, а себя самого погубить, или повредить себе?» Евангелие от Луки. Гл.9 23-24

Эти слова из Евангелия, как нельзя лучше передают нам тот вопрос, который встает перед главным героем, а вместе с тем и пред нами. И вместе с героем мы будем размышлять о бесконечности и о границах, в которые мы себя добровольно загоняем, тем самым отдаляясь от Бога.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!