Лето с Великой княгиней Елизаветой Федоровной

|

Аполлинария ВолошунГоворя о летнем времяпрепровождении великой княгини, мы должны учитывать некоторые особенности того времени. Сезон остается прежним, его человеческое восприятие тоже. Времени подвластны лишь внешние изменения, да разнообразие, когда верховая езда сменяется автомобилями, а купание в реке – домашним бассейном. Все остальное остается прежним. Аристократия покидала свои городские резиденции до самой осени, кто-то предавался деревенской жизни, а кто-то отправлялся путешествовать или навещать заграничных родственников. Семья великой княгини Елизаветы Федоровны переезжала в свое загородное имение «Ильинское», прихватив с собой слуг и друзей.

Когда великие князья проезжали по деревням, принадлежащим им, дома были разукрашены флагами и подносились хлеб-соль[1]. Племянница Мария Павловна, рассказывает, что переезд в Ильинское походил на переселение целой деревни, если судить по количеству прислуги и свиты[2].

Добирались либо экипажами, либо по железной дороге от станций Одинцово (существует с 1870 года, Белорусское направление) и Химки (с 1851 года по Ленинградскому направлению). Я сама живу в Химках, и маршрут великой княгини знаю не по книгам. До Ильинского действительно недалеко, я была там несколько раз, то беседуя с местным настоятелем Ильинского храма (который мне сообщил, что Елизавету Федоровну здесь мало кто почитает), то помогая в развитии местному Елизаветинскому музею (громко сказано, поскольку из экспонатов там только пиджак Сергея Александровича и коробка из-под дамской шляпы). А территория бывшего имения закрыта для посетителей. Сейчас там исследователям делать нечего, и мне остается лишь проводить «лето с великой княгиней» на основании архивных материалов и фотографий.

Великая княгиня Елизавета Федоровна

Великая княгиня Елизавета Федоровна

Теперь туда ходят не экипажи, а маршрутки до остановки «Ильинское», мимо усадьбы Сумароковых-Эльстон (больше известных как Юсуповы) – Архангельское, которое, в отличие от Ильинского, сейчас восстановлено и превращено в пользующийся спросом музей.

К вопросу о храме и его настоятеле – надо отдать ему должное, ведь храм долго не хотели отдавать. Его, тогда еще молодого священника, целый год гоняли из кабинета в кабинет за мифическими согласованиями и разрешениями. Пока он не попал к одной даме (имя он мне не назвал), занимавшей пост в Министерстве культуры. Благодаря ее содействию, храм вернули в лоно РПЦ всего за две недели. Возможно совпадение, но произошло это во время очередных выборов.

Как бы то ни было, храм вернули, и, войдя внутрь, молодой священник почувствовал, как его энтузиазм угасает. От прежней церкви остались голые стены, в прямом смысле слова. До 1991 года здание пользовал Ильинский пансионат, и оно выполняло функции склада. От прежнего убранства не осталось даже фресок на стенах, которые были сбиты и вместе с иконостасами и утварью увезены неизвестно куда. Полностью отсутствовало электричество, и, несмотря на то, что здесь был склад, нигде не обнаружилось даже гвоздя.

Лично у меня впечатления от современного вида села Ильинское удручающие. Нет там ни ухоженности, ни природной красоты, ни душевности. Чуть дальше от него села Петрово-Дальнее и Усово, куда великие князья наведывались то в гости к Голицыным, то в собственные усовские владения. И все.

Засидевшаяся у ворот бывшего имения «Ильинское» охрана пошутила, предложив мне рассмотреть территорию с противоположной стороны – реки. Я знаю, что именно этот вид описывали и Степанов, и Шнейдер, и многие другие: «Село и усадьба раскинулись на крутом, левом берегу реки, которая здесь, при повороте, образует дугу»[3]. Однако увидеть это сейчас не представляется возможным, кроме как на фотографиях – «Ильинский парк тянется более версты вдоль крутого берега и, сквозь густую, роскошную его листву, выступает в центре, над самой рекой, длинной полоской, дворец»[4].

Зато на эту самую реку ходила купаться Елизавета Федоровна практически каждый день: «Каждый день я купаюсь в реке – вода такая чистая, теплая, одно удовольствие»[5]. И про других домочадцев она рассказывает: «Мы часто ходим купаться – освежающее удовольствие – погода жаркая, хотя недавно были сильные грозы с ливнями»[6]. Или: «Ксения пытается плавать со спасательным поясом, я со вчерашнего дня тоже, а сегодня я немножко пыталась плавать без поддержки пояса. Мы выходим за купальню, но далеко не заходим – из-за камней»[7]. Позднее, эту привычку переняли племянники Елизаветы Федоровны: «Освободившись, мы обычно устремлялись под тень деревьев или к воде, где играли, а когда стали постарше, то часто ходили в это время купаться». Мария Павловна вспоминала, что на берегу реки, в зарослях, была небольшая кабинка «с замшелыми и скользкими ступенями, уходящими в воду»[8]. «Мы по очереди раздевались там и спускались к реке, которая не была ни чистой, ни глубокой. Справа от кабины было подобие пляжа с мелким песком, здесь обычно располагалось на солнце деревенское стадо. Отсюда доносилось мычание коров, блеяние овец и крики деревенских ребятишек, пришедших купаться. И все это создавало особую атмосферу лета в Ильинском»[9].

В Ильинском

Часто великая княгиня с супругом и друзьями каталась на лодках по реке, и это доставляло всем массу удовольствия. Одно из таких катаний описывает Екатерина Адольфовна Шнейдер: «Утром собрались у пристани и поехали кататься в лодках. На пристани случилось маленькое несчастие. Мар<ия> Алек<сандровна (княгиня Васильчикова Мария Александровна была достаточно плотной женщиной – прим. А.) хотела попробовать сесть в байдарку, но лишь только она вошла в нее, как байдарка покачнулась и она наполовину осталась в воде [зачеркнуто автором – прим. А.] едва успела схватиться за пристань,… [неразборчиво – прим. А.] она сидела на пристани, а ноги над водою. Такой был хохот, когда ее вытаскивали»[10].

Помимо катания по реке, великокняжеское семейство выезжало верхом или в экипаже[11]. За каждым членом семьи были прикреплены определенные лошади или, в случае племянников, – пони и мулы[12]. Судя по фотографиям, которые есть в архивах, парк в имении был большим, и ровные дорожки отличались достаточной шириной, и по ним могли с легкостью проехать два всадника.

Днем Елизавета Федоровна часто проводила время в саду возле дома, где в поисках прохлады, «устраивалась в тени крытой террасы»[13]. Там она рисовала или вышивала с фрейлинами под чтение вслух. Если, конечно, не присоединялась к супругу в поисках грибов: «Мы ежедневно делаем чудесные походы за грибами, несколько раз набирали больше 300»[14]. Шнейдер замечала в своих записях: «Прогулки за грибами бывают каждый день, но всегда в какой-нибудь другой лес»[15].

Так, великая княжна Мария Александровна[16] «рассказывала очень комично, как она никак не может отличить поганки от хороших грибов, и у нее всегда в корзине оказываются эти поганки»[17].

Живые картины - игры в Ильинском

Живые картины - игры в Ильинском

Все обитатели Ильинского вспоминали об этих грибных походах, и можно смело назвать грибы одним из главных развлечений обитателей имения[18]. Великий князь всегда испытывал истинную радость, о чем писал в дневниках и письмах: «Грибов было пропасть, и весь сад наполнен белыми»[19]. Правда, не только великие князья были увлечены грибной охотой – парк приходилось охранять от селян. Племянники вспоминали, что, несмотря на строгий запрет, они «часто видели в зарослях цветастые косынки женщин», крестьянок, которые убегали при их приближении[20]. Продолжалось это грибное удовольствие до самой осени.

Помимо сбора грибов, обитатели Ильинского проводили время, играя в бильярд, бадминтон, жмурки[21] – как маленькие дети. Сергей Александрович шутил: «Все паслись в саду или играли в теннис»[22].

Очень часто навещали соседей, шли пешком к Юсуповым,[23] где «напившись чаю» возвращались обратно в имение[24]. Великий князь писал: «Благодаря чудной погоде мы ежедневно совершали прогулки со всем обществом и обыкновенно ездили пить чай к разным соседям»[25]. Елизавета Федоровна, только приехав в Россию, об этих посещениях рассказывала: «Со своими соседями мы видимся очень часто; все они такие приятные люди, что я сразу же почувствовала себя с ними как дома»[26]. Ключевое «как дома».

Прогулки в гости к соседям привели к созданию крепкой компании, настроенной весело проводить время[27]. То, что время проводилось действительно весело, свидетельствует упоминание о гостевой книге, куда записывались смешные случаи из жизни в Ильинском, а также «про выпивки, про пикники, и много всякой чепухи!».[28]

А вот солнечный загар в то время не приветствовался, и белизна кожи считалась отличительным признаком аристократии. Поскольку готовых средств по уходу за кожей тогда еще не было, да и вопрос считался щепетильным, Елизавета Федоровна сама готовила отбеливающий лосьон для лица, оберегая кожу от чрезмерного воздействия солнца[29]. Лосьон состоял из огуречного сока и сметаны, – это и сегодня самое действенное средство в косметологии. Оберегаясь от воздействия солнечных лучей, великая княгиня неизменно появлялась на свежем воздухе в шляпке и с зонтиком[30].

Вообще, как женщины того времени переносили жару – сегодня не понять. Достаточно представить их в белых летних платьях, затянутых в корсеты, слои юбок и ботильоны. Судя по фотографиям, сделанным в имении Ильинское, великая княгиня не носила турнюр и предпочитала ниспадающую юбку. Однако воротник и длинные рукава присутствовали неизменно, и, похоже, что единственное место, где позволялись декольте и обнаженные руки – была бальная зала во время сезона (это уже жизнь городская, а значит зимняя). С корсетами разобраться сложнее, поскольку на летних фотографиях талия великой княгини не затянута, однако если верить очевидцам, корсет обязательно присутствовал в вечернем туалете. Следует ли из этого, что летним днем женщинам позволялось не утягиваться во избежание теплового удара, и что корсет надевался только на приемы? Это косвенно подтверждает и то, что нигде не говориться о возне со шнуровкой корсета во время подготовки и после купания. Если эта наша версия подтверждается, то в таком случае Елизавета Федоровна наслаждалась в имении не только отсутствием дворцового протокола, и там ей дышалось свободней в буквальном смысле этого слова.

Московский климат неизменен даже спустя столетие, о чем я вижу подтверждение в переписке Елизаветы Федоровны. Грозы сменяются жарой, и описание будней в Ильинском начинаются и заканчиваются неизменной сводкой погоды.

Случались и хорошо знакомые москвичам ежегодные летние ураганы, о чем пишет в своих дневниках великий князь Сергей Александрович, пока они были с Елизаветой Федоровной в Ильинском: «Вчера над частью Москвы и губернии пронесся циклон – масса убытков, много убитых и раненых – одна деревня в 67 домов вся снесена!!» Радует, что нынешние циклоны либо стали слабее, либо мы более защищены от их ударов.

А вот про дым ни слова не встречала. Возможно, в то время эта проблема решалась лучше, чем сегодня.

Когда стояла сухая погода, и дороги позволяли проехать большим экипажам, великокняжеское семейство и ее окружение ездили кататься: «Летом такие поездки предпринимались часто»[31].

Однако что оставалось неизменным, в любую погоду[32], так это прогулки пешком[33]. Порой длились они по несколько часов[34]. В жару, хозяева и гости имения одевались в белые и ситцевые платья[35], и уходили на луг или лес, где устраивали чаепития[36].

Баронесса Буксгевден писала в своей книге: «Великий князь Сергей Александрович и его жена жили простой сельской жизнью, вместе со своими слугами и немногими избранными друзьями, которые – по принятой в России традиции – подолгу гостили у них в имении. Все это необычайно нравилось великой княгине»[37]. Действительно нравилось, если судить по настроению Елизаветы Федоровны, описывающей летние дни в имении.

Как давно мы сами, в наш 21 век, живя в тех же местах и имея все возможности повторить повседневные занятия столетней давности, катались на лодках и ходили за грибами? Или, может, устраивали пикники в лесу и игры в жмурки? Любовь к лету и к Ильинскому во многом основывалась на хорошей компании и веселых занятиях. И это во многом благодаря характеру самой великой княгини, лето с которой становилось по-детски активным и радостным.

Читайте также:

Санатория Елизаветы Феодоровны в Новороссийске


[1] Дневниковая запись Шнейдер Е.А. в Ильинском. 1887. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 1115. Оп. 1, Д. 7, Л. 1-4 об.

[2] Воспоминания великой княгини Марии Павловны.  Education of a Princess, a memoir by Marie, Grand Duchess of Russia. (New York. Viking Press. 1931). М., 2004. С. 23.

[3] М. Степанов. Село Ильинское. Исторический очерк. М.: Синодальная Типография. 1900. РГБ. С. 10.

[4] Там же. С. 11.

[5] Письмо имп. Марии Федоровне от 21 августа 1888. Ильинское. ГАРФ. Ф.642. Оп. 1. Д. 1581. Л. 25-26 об. Англ.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С. 99.

[6] Письмо имп. Марии Федоровне от 14 июля 1884. Ильинское. Англ.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун.  С.51.

[7] Письмо имп. Марии Федоровне от 26 июня 1885. Петербург. ГАРФ. Ф.642. Оп. 1. Д. 1580. Л. 37-42 об. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С. 61.

[8] Воспоминания великой княгини Марии Павловны.  Education of a Princess, a memoir by Marie, Grand Duchess of Russia. (New York. Viking Press. 1931). М., 2004. С. 26.

[9] «Когда в жаркий июльский день я прикрываю глаза, мне кажется, что я снова слышу их». Воспоминания великой княгини Марии Павловны.  Education of a Princess, a memoir by Marie, Grand Duchess of Russia. (New York. Viking Press. 1931). М., 2004. С. 26.

[10] Дневниковая запись Шнейдер Е.А. в Ильинском. 1887. Ф. 1115. Оп. 1, Д. 7, Л. 1-4 об.

[11] См. Письмо имп. Марии Федоровне от 14 июля 1884. Ильинское. Англ.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С.50. А также Письмо имп. Марии Федоровне от 27 августа 1885. Ильинское. ГАРФ. Ф.642. Оп. 1. Д. 1580. Л. 44-48. Там же. С. 64.

[12] Воспоминания великой княгини Марии Павловны.  Education of a Princess, a memoir by Marie, Grand Duchess of Russia. (New York. Viking Press. 1931). М., 2004. С. 27.

[13] См.: Воспоминания великой княгини Марии Павловны… С. 26.

[14] Письмо цесар. Николаю Александровичу от 9 августа 1889. Ильинское. ГАРФ. Ф.601. Оп. 1. Д. 1253. Л. 11-12 об. Англ.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С. 135.

[15] Дневниковая запись Шнейдер Е.А. в Ильинском. 1887. ГАРФ. Ф. 1115. Оп. 1, Д. 7, Л. 1-4 об.

[16] Великая княжна Мария Александровна, сестра вел.кн. Сергея Александровича, герцогиня Эдинбургская и герцогиня Саксен-Кобург-Готская.

[17] Воспоминания Джунковского. ГАРФ. Ф. 826. Оп. 1. Д. 41. Л. 39-46.

[18] «Мы хорошо знали, где они росли». Воспоминания великой княгини Марии Павловны.  Education of a Princess, a memoir by Marie, Grand Duchess of Russia. (New York. Viking Press. 1931). М., 2004. С. 27.

[19] Письмо вел.кн. Сергея Александровича цесар. Николаю Александровичу от 22 сентября 1887. Ильинское. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1340. Л. 21-24 об. Русс.яз.

[20] Воспоминания великой княгини Марии Павловны.  Education of a Princess, a memoir by Marie, Grand Duchess of Russia. (New York. Viking Press. 1931). М., 2004. С. 28.

[21] Письмо имп. Марии Федоровне от 3 октября 1887. Ильинское. ГАРФ. Ф.642. Оп. 1. Д. 1581. Л. 11-12 об.  Англ.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С. 88.

[22] Дневники вел.кн. Сергея Александровича. ГАРФ. Ф. 648. Оп. 1. Д. 32. Л. 81-84.

[23] См.: Воспоминания великой княгини Марии Павловны… С. 27.

[24] См.: Воспоминания В.Ф. Джунковского… Л. 39-46.

[25] Письмо вел.кн. Сергея Александровича цесар. Николаю Александровичу от 22 сентября 1887. Ильинское. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1340. Л. 21-24 об. Русс.яз.

[26] Письмо имп. Марии Федоровне от 14 июля 1884. Ильинское. Англ.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С.51.

[27] «Мы сочинили одеться «русскими мужичками» – большое общество – и в таком виде танцевать у наших соседей – я думаю, будет очень забавно». Письмо вел.кн. Сергея Александровича цесар. Николаю Александровичу от 22 сентября 1887. Ильинское. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. 1340. Л. 1-2 об. Русс.яз. В тот же день Елизавета Федоровна писала имп. Марии Федоровне: «В среду мы едем к Сумароковым-Эльстон; все дамы и кавалеры нарядятся в крестьянскую одежду – очень простую, но ярких тонов». Письмо имп. Марии Федоровне от 14 июля 1884. Ильинское. Англ.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С.51. В итоге, такие постановки вошли в жизнь Ильинского и близлежащих имений: «Последние дни мы очень приятно проводим время в театральных постановках». Письмо имп. Марии Федоровне от 24 сентября 1884. Ильинское. // Там же.: С.54-55.

[28] М. Степанов. Отрывок из воспоминаний об Ильинском. ГАРФ. Ф. 1115. Оп. 1. Д. 7. Л. 5 – 7 об.

[29] См.: Воспоминания великой княгини Марии Павловны… С. 20.

[30] См.: Воспоминания великой княгини Марии Павловны… С. 20.

[31] Воспоминания великой княгини Марии Павловны… С. 19. И еще: «Но даже близкие друзья побаивались его, и мы с Дмитрием тоже». Там же. С. 27.

[32] «Каждый день, несмотря на дождь, мы подолгу гуляем пешком, более двух часов, и я вполне осилила такую нагрузку, ведь в Петергофе, надо сказать, я была ужасно ленива». Письмо имп. Марии Федоровне от 27 августа 1885. Ильинское. ГАРФ. Ф.642. Оп. 1. Д. 1580. Л. 44-48. Анг.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С.64.

[33] «Погода у нас хорошая, но прохладная, мы много гуляем пешком». Письмо имп. Марии Федоровне от 24 сентября 1886. Ильинское. ГАРФ. Ф.642. Оп. 1. Д. 1581. Л. 6-10 об. Анг.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С.78.

[34] «Сегодня мы ездили по окрестностям и ходили пешком 2 часа». Письмо имп. Александра III имп. Марии Федоровне от 16 августа 1888. Ильинское. Император Александр III и императрица Мария Федоровна. Переписка. 1884-1894 годы. М., 2005. С. 103-104.

[35] См. письма вел.кн. Елизаветы Федоровны и имп. Александра III – к имп. Марии Федоровне.

[36] «У нас туманно, но тепло, мы много гуляем, на днях устраивали пикник, пили чай и готовили всякую снедь». Письмо цесар. Николаю Александровичу от 6 отября 1886. Ильинское. ГАРФ. Ф. 601. Оп. 1. Д. т1253. Л. 1-2 об. Анг.яз. // Вел.кн. Елизавета Федоровна и император Николай II. Документы и материалы (1884-1909 гг.). Подготовка текстов П.В. Волошун. С. 79.

[37] Баронесса София Буксгевден. Венценосная мученица. М. 2006. С. 51.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Редкие фотографии Елизаветы Федоровны

Подборка редких фотографий Елизаветы Федоровны Романовой

Да он же все забудет за лето!

Придумываем истории, пишем письма и открытки - советы логопеда

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: