Левой – в нокаут, правой – благословить

«Предположим, батюшка в нокаут посылает одной левой, а потом другой правой благословляет. Ясно, что это разного рода занятия». Протоиерей Максим Козлов о проекте документа, который запрещает священникам быть врачами, военными, актерами и заниматься некоторыми другими видами деятельности.
Протоиерей Максим Козлов

Протоиерей Максим Козлов

Проект комментирует протоиерей Максим Козлов, профессор МДА, первый заместитель председателя Учебного комитета при Священном Синоде РПЦ:

– На официальном сайте Патриархии, на сайте Межсоборного присутствия, на сайте «Богослов.ru» размещен проект документа относительно профессий, совместимых и несовместимых со священством, созданный комиссией Межсоборного присутствия по вопросам церковного управления и механизмов осуществления соборности в нашей Церкви и предложенный для общецерковной дискуссии.

Он выложен как раз для того, чтобы народ Божий мог активным образом включиться в обсуждение этого документа, а не потому, что он кем-то сверху спущен для исполнения. Очень важно отметить, что такого рода документы, как не раз подчеркивал в последнее время Святейший Патриарх, предполагают общецерковное обсуждение.  

Как клирик приветствую появление этого документа. Конечно же, в каноническом праве тема эта давно известна, и семинаристы, изучающие пастырское богословие, проходят тему о занятиях, которые несовместимы со священнослужением, но, во-первых, это знают клирики, а может быть, не все миряне знают. Во-вторых, эти древние церковные постановления нуждаются в актуализации применительно к настоящему времени, к тому, чтобы, с одной стороны, подчеркнуть, что они по-прежнему вполне в силе; с другой стороны, в каких-то случаях отразить применительно к древним постановлениям те реалии, которые возникли уже в новейшую эпоху.

Сразу вспоминается иеромонах Фотий, который победил в конкурсе «Голос».

– Смотрим, что сказано в документе по поводу, который так или иначе может быть с этим связан. Находим: служение в клире несовместимо с актерством, с профессией танцора и сценического певца. Там не говорится о том, что клирик не может разовым образом участвовать в общенациональном конкурсе. Об этом, наверно, можно порассуждать по-разному, на это были, есть и могут быть разные точки зрения. Мне, скажем, отнюдь не нравится идея участия иеромонахов в эстрадных конкурсах и выступления их по любому каналу телевидения – хоть по «Первому», хоть по «Дождю», хоть по «Звезде», – неважно, какой канал. Но на это, и я вполне принимаю, могут быть другие точки зрения.

Но, скажем, профессиональный труд в качестве сценического певца, безусловно, несовместим со священнослужением, как это нам показывает и такой не лишенный своеобычия, но обладающий достаточно тонким нравственным чувством человек, как Иван Охлобыстин, который понял, что доктор Быков и отец Иоанн – это фигуры несовместимые в пределах одной ипостаси: нужно быть либо доктором Быковым, либо отцом Иоанном.

Скажите, этот документ назрел? Почему все-таки решили его принять?

– Этот документ решили обсудить. Я возвращаюсь к нынешнему статус-кво: документ пока не принят, он находится в стадии обсуждения. Может, будут предложены и другие профессии, к которым клирик не должен иметь отношения. Я думаю, что этот документ возник потому, что в нынешней непростой экономической ситуации, когда определенной части священнослужителей необходимо для поддержания себя, своей семьи, храмов, в которых они служат, соединять свои священнические обязанности с иным каким-то способом зарабатывания средств на жизнь, как это, скажем, часто происходит в Русской зарубежной Церкви.

И, возможно, эта практика будет становиться более широкой. В таком случае нужно четко обозначить, что, скажем, военным капелланом быть можно, а просто полковником – нельзя; что преподавать в школе, будь то духовной, будь то государственной школе, – можно, а исполнять обязанности, связанные с секретностью, служебной тайной, невозможно; что какие-то другие непререкаемые работы исполнять можно, а заниматься хирургией можно только в исключительном случае, со специального благословения священноначалия; а вот уж ветеринаром и егерем никак священнику не стоит подряжаться.

И вроде бы все понятно, но нынче времена такие, что лучше еще раз обозначить, что всякого рода элементы ростовщичества (не случайно, я думаю, Святейший Патриарх в своем выступлении на парламентских встречах в Государственной Думе обозначил эту тему с такой резкостью), – это то, к чему клирик никак не должен быть причастен. Мы видим, как всякого рода кредиты и подобного рода явления в прямом смысле попадают под древние церковные постановления о ростовщичестве. Ясно, что это не занятие для клирика.

И есть прямо греховные занятия: игорные дома, казино, бары.

Я, правда, не знаю ни одного священника, который бы работал в баре или игорном доме. Но, опять же, лучше сказать, чтобы ни у кого и желания не появлялось.

Это и в древности было, но чего не было в древних канонах, сейчас важно обозначить: профессиональные занятия спортом тоже несовместимы со священнослужением – например, профессиональный хоккей, или футбол, или бокс. Предположим, батюшка в нокаут посылает одной левой, а потом другой правой благословляет. Ясно, что это разного рода занятия.

Ну, и батюшка-танцор, балерун, который ножку тянет в па-де-де, вряд ли подходит для того, чтобы склоняться в благоговейном поклоне в богослужении, – ему ж ножку тянуть, а не пред Престолом стоять!

Я думаю, что в процессе дискуссии могут быть и другие профессии и роды деятельности обозначены, которые, опять же, как голос народа Божия, прозвучат предостережением от такого рода совмещения несовместимого.

Хотите ли вы что-то добавить к обсуждению проекта?

– Что же, внесу и свою малую лепту в эту дискуссию. Мне кажется, что помимо профессий, связанных с тайной, военной деятельностью, государственной службой, с какими-то греховными видами деятельности, наверное, нужно сказать и про профессии, связанные с творчеством. Если это творчество становится для человека главным в жизни, то это несовместимо со священнослужением.

Понятно, что, скажем, писать вирши на досуге, как в семинариях это практиковалось, священник может, ну так, для отдыха. А что-нибудь в духе «Бремени страстей человеческих», я беру заведомо высокие образцы, или «Темных аллей» – не дело для священника заниматься такого рода словесностью. Это может касаться и других видов творчества. Одно дело, когда это проходит по касательной, применительно к главному в его жизни, а другое дело, когда оно претендует на то, чтобы стать главным в жизни человека. И это для другого человека нормально, а для священнослужителя вряд ли приемлемо.

Записала Тамара Амелина

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Митрополит Иларион – критика запрета мирских профессий для священников

Ветеринаром священник быть не может, а кадровым сотрудником спецслужб может?

Когда батюшка-врач теряет сознание

До чего можно дойти, совмещая два служения

Не трогайте батюшку-доктора, пока он спасает народ

Иеромонах Феодорит о списке нежелательных для священства профессий

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: