Лидия Мониава: В России актуальна не эвтаназия, а доступность морфина

|
20 сентября. ПРАВМИР. Накануне стало известно, что в Бельгии впервые подвергли эвтаназии ребенка. По словам медиков, у него была последняя стадия смертельного заболевания. В России, напомним, эвтаназия запрещена на законодательном уровне, однако в последнее время эта тема все чаще и чаще всплывает в общественной дискуссии. Лидия Мониава, заместитель директора Детского хосписа «Дом с маяком», поделилась с «Правмиром» своим мнением о том, почему родители тяжелобольных детей могут пойти на такой шаг и что может изменить ситуацию.

Каждый год под опекой Детского хосписа «Дом с маяком» умирает больше 100 неизлечимо больных детей в Москве и Московской области. Мы видим, что в России на сегодняшний день актуальны совсем другие вещи, чем эвтаназия: отсутствие обезболивания и неумение врачей остановиться и прекратить продлять ребенку жизнь. Родители неизлечимо больных детей в России начинают говорить об эвтаназии, когда их ребенок у них на глазах мучается от боли или от удушья, потому что ему в поликлинике отказали в рецепте на морфин или в аптеке не оказалось препарата.

Родители говорят об эвтаназии, когда их неизлечимо больного, умирающего ребенка в последний день жизни кладут в реанимацию, подключают к аппарату ИВЛ, вставляют всевозможные трубки, подключают датчики, а перед мамой закрывают дверь. Мамы видят, что ребенок страдает напрасно, и тогда они говорят — лучше бы в России была легализована эвтаназия.

Мы в хосписе убеждены: в России надо легализовать качественную паллиативную помощь, доступность морфина в день обращения при боли или одышке для неизлечимо больных детей, и, что очень важно, право семьи неизлечимо больного ребенка на отказ от реанимационных действий и продления жизни с помощью аппарата ИВЛ.

К сожалению, мы очень часто видим, как дети со слабым типом спинальной мышечной амиотрофии умирают от своего основного заболевания, родители в панике звонят 03, приезжает бригада скорой помощи, откачивает уже мертвого ребенка и отвозит его в ближайшую реанимацию. Сознания у ребенка уже может не быть, так как мозг умер после 10-15 минут без воздуха, но аппарат ИВЛ гоняет воздух в легкие, и ребенок так может прожить еще один, два, пять лет. Родителей в реанимацию не пускают. И тогда у них встает вопрос о прекращении искусственной вентиляции легких, что в России приравнено к эвтаназии, а значит запрещено.

Мы в хосписе очень ратуем за доступность морфина для детей в день обращения и за возможность отказа от реанимационных действий для ребенка с неизлечимым заболеванием. Мы убеждены, что если эти два условия будут соблюдены, вопрос эвтаназии еще долго в России не будет актуальным.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Минздрав готовит новые нормативы на обезболивающие средства

Из списка вычеркнули кокаин, кодеин и другие средства, которые не производятся в России

Эвтаназия: 20 доводов против

Цены на «хорошую смерть» растут, все чаще эвтаназии подвергают престарелых родителей

Эвтаназия – это повесить трубку, не договорив

Священник Андрей Мизюк о главной новости из Бельгии