Ликвидация наркокатастрофы: общее дело

|

Громкое дело Егора Бычкова, как лакмусовая бумажка, высветило одну из самых острых проблем нашей страны. О том, что в России есть наркомания, знали всегда. О том, что масштабы творящейся вокруг наркокатастрофы зашкаливают за все допустимые рамки, в голос заговорили только недавно. Власти поняли: не обращать внимания на проблему больше не удастся. Поняли они и то, что в одиночку, без поддержки общественности, со страшным злом им не справиться.

Источник: http://dreams.awarm.net

Источник: http://dreams.awarm.net

Бесславная смерть

Владимир Шахрин

Владимир Шахрин

Один из наиболее ярких «общественников», стараниями которого ситуация в уральском городе Нижнем Тагиле была донесена до самого президента России, лидер группы Владимир Шахрин сознаётся – в «рокерской» среде пристрастие к дурману процветало всегда. Правда, в последнее время оно неуклонно уменьшается, и сегодня сидеть на игле для хорошего музыканта считается уже, мягко говоря, не престижным.

– Наркомания среди музыкантов процветала в основном в конце 80-х. Я помню, группа «Алиса» практически вся сидела на игле. На гастроли они возили с собой кастрюльку, в которой варили так называемый «винт» (относительно недорогой самодельный инъекционный раствор, наиболее популярный в конце 80-х начале 90-х годов – прим. автора).

Константин Кинчев

Константин Кинчев

Потом у Кости Кинчева произошёл какой-то внутренний переворот – он ударился в христианство. Теперь он стал настоящим православным апологетом – не даёт концертов в пост, ходит в храм, причащается, как образцово-показательный христианин. Именно это его и спасло, – рассказывает Владимир.

Тем не менее, далеко не все музыканты нашли в себе силы порвать с экзотической модой 80-х годов, а некоторые просто не успели.

– От наркотиков погибли многие замечательные люди. Это и гениальный скрипач Никита Зайцев, и солист «Чёрного обелиска» Анатолий Крупнов. Главное, незадолго до смерти у него всё было хорошо. Толик снялся в кино, записал сольный альбом, в который входили самые известные его песни: «Я остаюсь» и другие. Вскоре он приехал на сессию группы «Квартал», чтобы сыграть у них партию на гитаре. Всё было хорошо, но потом музыканты заметили, что Крупнова слишком долго нет. Когда ребята пришли в туалет, его обнаружили на унитазе, мёртвым, со шприцом в руке, – вспоминает лидер «Чайфа».

На уровне закона

Что же можно предпринять на уровне государства для победы над наркобизнесом? Какие изменения необходимы в законодательстве? Владимир Шахрин считает, что внимание здесь в первую очередь стоит уделить так называемой «аптечной» наркомании.

– Это ведь только в России можно так просто купить в аптеке любое лекарство. Во всём мире в аптеках продаются только зубные щётки, пасту, гигиенические средства и лейкопластыри, а всё остальное выдаётся только по рецепту. В Америке или Германии просто так не купить даже болеутоляющее средство, – подчёркивает музыкант.

Евгений Ройзман

– Весь список необходимых мер совершенно понятен, – уверен глава екатеринбургского Фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман. – Во-первых, нужно закрывать границу со всеми наркопроизводящими регионами, и вводить максимально жёсткий визовый режим. Во-вторых, вводить принудительное лечение по приговору суда. В-третьих, требуется ужесточение уголовного наказания за торговлю наркотиками, особенно с использованием служебного положения, а также группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере – вплоть до пожизненного заключения. Сейчас существует вилка – от 8 до 20 лет, а нужно сделать от 15 до 20, чтобы наркоторговцам уже некуда было деваться.

Кроме этого, считает наркоборец, необходимо вводить уголовную ответственность за употребление наркотиков.

– Раньше она существовала, и наркоманов было в сотни раз меньше. Когда её убрали, у людей сработал психологический механизм: было нельзя, а стало можно. При этом нужно проводить жесточайшую антинаркотическую пропаганду по всем телеканалам, – добавил Ройзман.

Антинаркотический супергерой

Юрий Крупнов

Юрий Крупнов

Однако вопрос о том, как именно должна вестись эта пропаганда, не находит однозначного ответа. Так, председатель «Движения развития» и Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, действительный государственный советник 3 класса Юрий Крупнов считает, что детям говорить о наркотиках нельзя – эта тема может породить у них нездоровое любопытство. Как, в таком случае, можно осуществлять профилактику наркомании?

– Нужно не столько рассказывать, сколько показывать, какой вред на практике бывает от наркотиков, – уверен Евгений Ройзман.

– На сайте «Города без наркотиков» я нашёл видео с последствиями наркотика «крокодил»: истощённое женское тело, и прямо из руки торчит обнажённая лучевая кость. Я был поражён тому, что это – ещё живой человек! То есть люди, доводя себя до такого состояния, продолжают ещё жить с этим! – вторит Ройзману москвич Алексей. Он приехал в Екатеринбург не ради любопытства, а на стажировку – Лёша планирует открывать филиал Фонда в столице.

– Я сам – отец двух маленьких детей, и мне небезразлично их будущее, – заявляет он.

– Во-первых, детям нужно предложить какой-то альтернативный, положительный сценарий, – рассуждает о формах профилактики наркомании Владимир Шахрин. – Во-вторых, Евгений прав, их нужно напугать. Они боятся страшилок. Я помню, на 13-летие своей дочери Юлии я подарил ей кассету, на которой её поздравляли с днём рождения многие звёзды, в том числе и красавец Толик Крупнов. А потом я сказал Юле: «Смотри – он умер в сортире на унитазе. Разве он этого заслужил? Это что – достойная смерть?». Не говоря уж о том, как умер Высоцкий. И эти сильные, умные, здоровые, состоятельные люди мрут, как мухи!

– Вообще как работник шоу-бизнеса я знаю, что на молодёжь действует кино и телевидение, – продолжает музыкант. – Поэтому нужно выделять государственные гранты на съёмку фильмов, в которых главный герой, претендующий на молодёжного культового персонажа, демонстративно не употребляет алкоголь и наркотики. Кино ведь очень влияет на людей.

Например, сейчас все говорят о непопулярности рабочей специальности. Я сразу вспоминаю фильм «Большая перемена», героев которого любили все – настолько обаятельны они были. А ведь это всё были простые труженики, настоящие работяги. Так и здесь. Это не значит, что нужно запрещать все другие фильмы – пусть режиссёры снимают, кого хотят. Но государственные гранты должны выделяться на поддержку картин, в которых наркотиков нет.

По мнению Шахрина, молодые режиссёры сегодня вполне могут создать образ «современного Павки Корчагина». Снимать некачественные фильмы, по его словам, многие студии вынуждены по чисто коммерческим соображениям. В период кризиса компании находятся на грани разорения, и предпочитают делать несколько малобюджетных фильмов, в надежде, что хотя бы один из них станет популярным, не рискуя тратить деньги на одно большое качественное кино, которое вполне может провалиться в прокате. В результате сегодняшний культурный фон, к сожалению, скорее способствует пропаганде наркотиков, чем отказу от них.

Компетентно

Николай Каклюгин

Николай Каклюгин

Николай Каклюгин, врач-психиатр, эксперт Экспертно-консультативного совета при Управлении аппарата ГАК по Центральному федеральному округу:

– Помимо демонстрации вреда от наркотиков, что тоже является важной составной частью профилактики наркомании, очень важна государственная поддержка и развитие системы дополнительного образования детей и подростков, вовлечение их в ориентированные на позитивные жизненные ценности сообщества: волонтёрские отряды помощи детям-сиротам, инвалидам, немощным старикам. Сегодня нарастает духовно-нравственная деградация, моральная развращённость детей и подростков. В результате молодёжь предпочитает погрузиться в искусственный мир иллюзий, обеспеченный действием алкоголя и наркотика, чем пытаться что-то изменить в окружающей реальности.

С 2001 года до настоящего времени резко возросла повторность поступления в стационар больных наркологического профиля лиц с диагнозом «наркомания» – с 21,4 до 32,3% из госпитализированных ранее пациентов. Такая ситуация требует разработки долгосрочных реабилитационных программ для наркозависимых, которые позволили бы вернуть их в общество после прохождения полного курса реабилитации и ресоциализации (не менее одного года) полноценными здоровыми гражданами. Подобный опыт может быть позаимствован у некоторых государств Центральной и Восточной Европы, в частности, Польши и Италии.

Параллельно с развитием на территории Российской Федерации инновационных программ социальной реабилитации наркозависимых лиц в виде сначала реализации их на ряде экспериментальных площадок в регионах, необходимо подвергнуть процедуре сертификации и стандартизации все существующие сегодня в России реабилитационные программы, так как некоторые из них малоэффективны, а часть и явно деструктивны.

Не менее актуален сегодня и другой вопрос – механизм наполнения создающихся центров социальной реабилитации и ресоциализации потребителей наркотиков. Как отмечают специалисты наркологической службы, наркозависимые не способны самостоятельно принимать решение о необходимости участия в долговременных реабилитационных программах, даже если они бесплатны. Опыт фонда «Город без наркотиков» свидетельствует о том же. Отсутствие в российском законодательстве механизмов принудительного направления наркоманов для прохождения медико-социальной реабилитации делают государственные реабилитационные центры нефункциональными в силу их малой наполняемости.

В связи с этим необходимо сосредоточить усилия законодательных органов государственной власти на создании юридических основ системы альтернативного лечения потребителей наркотиков, преступивших закон. Аналогичной позиции придерживается директор ФСКН России Виктор Иванов. По его мнению, имеет смысл создавать специальные суды для наркозависимых, наркосуды, особенно по отношению к тем, кто нарушает закон в целях добывания очередной дозы наркотика. Это позволит существенно разгрузить судебную систему. Разгрузит это и российские тюрьмы, колонии для несовершеннолетних правонарушителей.

Наркоситуация в стране чрезвычайно напряжённая. Если государство не способно оперативно отреагировать на неё, инициативу в свои руки берёт общество. Дело Егора Бычкова продемонстрировало этот феномен в полной мере. К сожалению, никто из государственных служащих не успел вынести предупреждения нижнетагильскому фонду, указав на их ошибки в работе, что и привело к судебному процессу. Из данного инцидента уже сделаны соответствующие выводы с дальнейшей проработкой на законодательном уровне. И в этом огромная заслуга Егора, за что ему низкий поклон.

Вячеслав Боровских

Вячеслав Боровских

Вячеслав Боровских, врач-психотерапевт, директор православного центра медико-социальной реабилитации «Подвижник»:

– Меня, как врача, интересуют, прежде всего, вопросы лечения и реабилитации наркоманов. У нас в стране есть закон, по которому лечить наркоманов имеют право только государственные лечебные учреждения, а их реабилитацией могут заниматься учреждения любых других форм собственности. Нет иных законов, регламентирующих эту деятельность. Ни в одном документе не сказано, из чего состоит лечение наркомании, что такое реабилитация и где кончается одно и начинается другое.

Поэтому и тем, и другим в России безнаказанно занимаются разного рода проходимцы. Работники государственной сферы из врачей и медсестер часто превращаются в циничных коммерсантов. Негосударственная сфера захвачена в основном сектами американского розлива и оккультно-языческими группировками. Наркоманы вынуждены окунаться в эту безнравственную стихию, где никто никого не лечит, но зато все, каждый по-своему, хотят поживиться, опустошив карманы и души этих несчастных парней и девчонок.

На фоне этого фонд «Город без наркотиков» выглядит как некий рыцарский орден «реальных пацанов» с бескорыстным и прямым взглядом на проблему наркомании. Само это явление напоминает одну из форм русского бунта против антинародной политики государства. Что делать с бунтом, наше государство знало всегда.

На мой взгляд, наиболее достойное место в системе оказания помощи наркоманам занимает Русская Православная Церковь. Деятельность немногочисленных пока православных реабилитационных центров свидетельствует о том, что проблема наркомании в России будет решаться по мере воцерковления нашего общества. Здоровая духовность – вот в чем в первую очередь нуждается система оказания помощи наркоманам. Первые лица фона «Город без наркотиков», используя свой опыт, могли бы внести в это неоценимый вклад, и лишить своих недоброжелателей последних аргументов.

Ксения Кириллова

Читайте также:

Антинаркотическая политика: Виноваты все. Что делать?

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Как живет православный реабилитационный центр в глуши (фото)

Мечты у всех простые – не сорваться, начать новую жизнь

«Было все – амфетамины, трава, грибы, от молитвы шарахался»

Как спасают зависимых в центре реабилитации «Неугасимая надежда»

В России снижается возраст начала потребления наркотиков

В Русской Православной Церкви отмечают увеличение количества спайсовых и солевых наркоманов

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: