Литература в прокрустовом ложе идеологии – новые старые грабли?

В России началось обсуждение концепции преподавания школьного курса литературы. Документ "Концепция преподавания литературы в контексте отечественной культуры" был подготовлен рабочей группой комиссии ОП РФ по культуре и сохранению историко-культурного наследия совместно с представителями профессионального сообщества - преподавателями педагогических и гуманитарных вузов. Размышляет кандидат филологических наук, доцент, заведующая учебной частью филологического факультета МГУ и заместитель ответственного секретаря приемной комиссии филологического факультета МГУ Анна Валерьевна Архангельская.

 

Я родилась за 20 лет до конца СССР и училась в школе во времена позднего застоя и ранней перестройки. Возможно, именно поэтому я слишком болезненно воспринимаю слова типа «цель преподавания литературы – воспитание нравственно ориентированной личности в системе традиционных ценностей через постижение идей и художественных образов» (отсюда).

Анна Архангельская

Анна Архангельская

Помню, несколько лет назад ко мне подошла студентка и в растерянности спросила:

– Анна Валерьевна, мне научный руководитель рекомендовал монографию по моей теме, а там список литературы начинается с Маркса, Энгельса и Ленина. Наверное, это плохая книжка?

– Да нет, – говорю, – почему же. Просто время было такое.

А про себя порадовалась: вот и подросло поколение, которое уже не помнит того времени, когда всех загоняли в рамки единственно верной идеологии.

На занятиях по древнерусской литературе мы обсуждали, почему появился термин «демократическая сатира», если речь идет скорее о пародии и комическом начале.

– Понимаете, – говорю, – время было такое, когда в древнерусской литературе надо было обязательно найти как минимум народность и сатирическое изображение действительности, раз уж там нет классовости и партийности.

И голос с первой парты:

– Зачем?!

Что тут ответишь…

Я хорошо помню, как в 1988-м году, получив четверку за медальное сочинение на тему «Нравственные проблемы современной советской литературы», я услышала от учительницы литературы шипение: «Дура!!! Надо было про Пушкина писать, зачем ты взяла спорную тему и неоднозначные тексты?!»

Ей – литераторше, завучу и парторгу школы – было обидно за медальную статистику. Теперь я понимаю, что можно было снизить оценку за отбор текстов, не вполне соответствующий теме (я писала не столько о современной советской, сколько о «возвращенной» литературе, хлынувшей тогда на нас ошеломительным потоком), но тогда я этой четверкой гордилась несказанно: в мои 16 мне казалось, что я – гордый борец с режимом и одновременно трагическая жертва этой борьбы.

И вот снова заходит речь о том, что «у нас все должно строиться на идее государственности», «цель образования – патриотизм», «изучению подлежат литературные произведения высокого нравственного достоинства, совершенные в художественном отношении, содержание которых доступно учащимся» (все из той же стенограммы обсуждения по ссылке выше).

В общем, литература опять успела сильно задолжать.

Мы живем в сильно изменившемся мире. Школьные учителя и родители хором жалуются, что дети совершенно перестали читать. В этих условиях школьный курс литературы – это почти единственная возможность заинтересовать чтением. Если не прочитают в школе – есть шанс, что не прочитают уже никогда.

Фото: contest.superinform.ru

Фото: contest.superinform.ru

Из этого, конечно, не следует, что в школьную программу надо засунуть все, что только можно. Для меня из этого следует, прежде всего, другое – школьная программа по литературе и ее подача должны быть такими, что от литературы не должно, простите, тошнить. А именно такова – снова простите! – единственная нормальная реакция на навязываемую «концепцию».

Дети в школе гораздо чутче взрослых к любой неискренности, фальши, подтасовке. С этим, конечно, можно бороться: в руках учителя всегда есть и кнут, и пряник – и вырастить, в конечном счете, конформистов, которые, с ироничной улыбкой держа фигу в кармане, будут произносить ожидаемые от них правильные слова. Вот только что от этого выиграют страна и культура, для меня остается загадкой.

Нельзя объять необъятное. Тексты для школьной программы необходимо отбирать, это – задача профессионального сообщества. Но критерии этого отбора не должны быть идеологическими, в школьную программу необходимо включать произведения культурообразующие.

И если современная литература в плане отбора проблематична – для того, чтобы увидеть, с какими именно авторами будет ассоциироваться наше время у позднейших читателей, необходима временная дистанция, – то применительно к XIX веку все уже достаточно устоялось.

Еще один аргумент, который часто приходится слышать, – дети не понимают классических текстов русской литературы. Здесь, конечно, очень многое зависит от учителя. Но мне – преподавателю русской литературы XI–XVIII веков, еще более далекой от современного читателя, – кажется, что человек меняется гораздо меньше, чем его вещное окружение.

Помочь увидеть в литературных героях людей, обратить внимание на глубинные свойства человеческой природы, проявляющиеся сходным образом и тогда и сейчас, на параллели между прошлым и современностью – это и значит приоткрыть перед школьниками тот мир литературы, который не ограничивается «тематикой, проблематикой и идейным своеобразием» точно так же, как не ограничивается идеологией нормальная человеческая жизнь.

А воспитание – процесс индивидуальный. И лучше семьи и личного примера тут пока что ничего не придумано. Сколько бы концепций мы ни разработали…

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Лекарство от литературы

«Найти в творчестве писателя заранее заданные высокие идеи» – нужна ли такая функция мыслящему человеку?

Новая концепция литературы в школе: надоели волшебные «оп!»

Если заставить учителя говорить на уроках исключительно о духовности и нравственности – дети не станут ни…

Гуманитарное образование в России. Об Интернете, Болонской системе и человеколюбии

В нашей стране высшее образование стало практически обязательным. Система среднего профессионального образования рухнула, поэтому считается, что…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: