Лицом к России, или Кому мешают кремлевские святыни?

|
Настоятель храма Воскресения Христова в Кадашах – памятника федерального значения, находящегося в охранной зоне Московского Кремля, протоиерей Александр Салтыков поделился своим мнением относительно инициативы президента России Владимира Путина вместо 14-ого корпуса Кремля восстановить снесенные при советской власти Чудов и Воскресенский монастыри, храм святой Екатерины, а также о том, можно ли будет считать восстановленные памятники подлинными или новоделами, и о том, какие памятники еще нужно восстановить в Москве и в России.

Как вы оцениваете инициативу президента Путина восстановить монастыри и храмы в Кремле?

– С начала 1990-х годов после крушения советской власти, когда стало возможным обсуждать подобные вопросы, многие серьезные люди, которые ответственно относятся к русской культуре, говорили о том, что в Кремле нужно восстановить все, что разрушено коммунистами, и полностью открыть Кремль для народа.

Кремль – несомненный важнейший исторический центр России, и народ должен иметь возможность видеть его исторические святыни, касаться его камней. Помните у Лермонтова:

Кто видел Кремль в час утра золотой,
Когда лежит над городом туман,
Когда меж храмов с гордой простотой
Как царь белеет башня великан…

И его же: «Люблю священный блеск твоих седин, И этот Кремль зубчатый, безмятежный…»

Протоиерей Александр Салтыков

Протоиерей Александр Салтыков

А помните ли замечательное стихотворение А. Майкова:

Мы москвичи! Что делать, милый друг!
Кинь нас судьба на север иль на юг –
У нас везде, со всей своею славой
В душе – Москва и Кремль золотоглавый;
В нас заповедь великая жива,
И вера в нас досель не извелася,
На коих древле создалась Москва
И чрез нее – Россия создалася.
Там, у гробов иерархов и царей,
Наметивших великие ей цели,
Они видней, и ты поймешь ясней,
Куда идти, и как мы шли доселе,
И от чего во дни народных бед,
И вешних бурь, и всякого шатанья,
Для всей Руси как дедовский завет,
Родной Москвы звучало увещанье,
Храни ж его, отцов завет святой,
Как Ермоген в цепях, в тюрьме сырой, –
И жизни путь всегда увидишь правый,
И посрамишь всяк умысел лихой,
Всяк вражий ков, и всяк соблазн лукавый.

(1867)

На осознание этой необходимости властям потребовалась четверть века. Ну что ж, хорошо, что мы отходим от штампов и навыков эпохи воинствующего атеизма. Из уст президента очень важно услышать такую инициативу. Прозвучало это неожиданно. Тем не менее, это новый этап, после восстановления храма Христа Спасителя, возвращения к русской христианской культуре, к национальным корням, к знаковым ценностям минувших эпох. И я бы назвал это решение эпохальным, если оно будет реализовано.

Решение восстановить монастыри и храмы в Кремле поворачивает нас лицом к России. К настоящей, истинной, исторической России, а не к искусственной «стране Советов», с так неудачно придуманным «советским народом». Это решение восстанавливает связи с корнями русской истории. И кроме того, оно имеет покаянный характер, потому что восстановление даже внешнего облика храма есть признание совершенной ошибки по отношению ко Всевышнему.

Вспомним вновь, когда персидский царь Кир решил вернуть сосуды Иерусалимского храма, то Священное Писание называет его помазанником Божиим: «Так говорит Господь помазаннику Своему Киру: Я держу тебя за правую руку, чтобы покорить тебе народы» (Ис. 45:1).

Надо отметить, что это событие совпало со 100-летием начала Первой мировой войны, и в своей речи по этому случаю Путин сказал, что победу в этой войне у России отняли некие силы, которые распространяли пораженческие настроения. Он дипломатично не назвал имен, но кто призывал к поражению – это известно: знаменитый лозунг за поражение своей собственной страны выдвинул не кто иной, как известный вождь партии большевиков Ленин, который подчеркивал значение поражения в войне для успеха революции в России. Уничтожение кремлевских монастырей тоже было знаковым событием – торжеством варварской ненависти к христианской культуре.

Чудов монастырь

Градозащитники в большинстве своем поддерживают восстановление монастырей в Кремле. Но раздаются голоса о том, что 14-й корпус якобы является подлинным зданием, а восстановленные храмы будут новоделом. Что же подлинно в Кремле?

– Во-первых, таких примеров восстановления разрушенных зданий в Европе много. В Варшаве восстановили центр города, разрушенный во время Второй мировой войны, в Таллинне сделали то же самое, в Германии восстановили стертый американцами с лица земли Дрезден.

Культурные народы восстанавливают свои культурные ценности, уничтоженные варварскими нападениями. Лишь в России возникают вопросы: а можно ли восстанавливать свою культуру? Как только в России нужно восстановить памятник, то сейчас кто-нибудь начинает кричать, что это «новодел». При чем здесь новодел, если на этом месте стоял памятник, уничтоженный невеждами?

Если вы живете в огромном городе, где есть дворцы, храмы, парки, и имеете сотни прекрасных зданий, а одно здание было разрушено разбойниками, тогда вы можете сказать: «Не будем его восстанавливать, оставим руины, как памятник варварства. У нас много памятников, мы богаты своим наследием и мы мало потеряем». Так происходит в Европе, богатой наследием, которая ценит и бережет его и позволяет себе такую роскошь (именно как роскошь!) что-то не восстанавливать.

Москва была прекрасным, сказочным городом. У нас были сотни храмов, дворцов, уникальных сооружений. Все это снесено, снесены десятки старых кварталов, вместо них построены, как на Новом Арбате, как на Яузе и вообще по всему городу безликие гигантские сооружения, которые не любит ни один человек, и никто не пожалеет об их сносе, как произошло и с гостиницей «Россия», о которой уже все забыли. Когда вы смотрите на них, вы видите скучные, бездушные коммерческие, в основном, постройки ХХ–ХХI веков, и не думаете о прошлом, как будто до этого никакой истории здесь и не было.

Это разрушение было начато коммунистами и продолжено безродными капиталистами (есть и культурные капиталисты). И вот, даже когда президент страны говорит, что надо восстановить кремлевскую старину, то уже раздаются другие голоса, я бы сказал наглые вопли, которые говорят: «Что вы! Этого ни в коем случае нельзя делать! Это будет фальшивка! Лучше оставить бетонные сараи, чем строить новоделы в виде замечательных сооружений прошлого»! Это так они защищают подлинное, да?

Что получается в данном случае? Речь идет о восстановлении уникальных произведений архитектуры. Предполагаемый архитектор Чудова монастыря – Алевиз Новый, создал ансамбль в начале XVI века, потом над зданиями работал великий русский архитектор Матвей Казаков. В XIX веке здесь трудился крупный архитектор Быковский. Вознесенский монастырь восстанавливал великий зодчий Карло Росси.

Эти архитекторы создали и воссоздали подлинные шедевры мировой архитектуры, имевшие глубокий сакральный и исторический смысл. Варвары, пришедшие неведомо откуда (они называли себя большевиками) и захватившие Россию, уничтожили в Кремле Чудов монастырь и другие сооружения. Но сохранились обмеры заданий и даже фундаменты.

Сегодня можно достоверно восстановить эти шедевры, которые тогда воссияют, как символы великой русской истории. И враги культуры вопят – «это новодел»! А сарай, названный «Школой красных командиров» оставить в Кремле можно, по их мнению. Это не была школа «русских командиров», а школа «красных русских разрушителей», эти «красные командиры» были заняты подготовкой мировой революции: «Да здравствует всемирная республика советов»! «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!». А Маяковский сочинил: «Ешь ананасы, рябчиков жуй, День твой последний приходит, буржуй!» В безумии они хотели захватить весь мир!

И до сих пор мы не можем переубедить Европу, что мы – не такие. Но некоторые нам вновь предлагают оставить именно это воспоминание о глубочайшей исторической ошибке и именно в Кремле. А то, что свидетельствует о славе, чести и достоинстве – не восстанавливать.

Вот какова смена ценностей, уже давно произошедшая в сознании части нашего общества. Разве есть здесь логика? Как ни странно, да, здесь есть логика. Эта логика людей, которым глубоко чужды русские и христианские ценности. И не просто чужды, но и очевидно враждебны, раз они не хотят их восстанавливать?

Протоиерей Александр Салтыков

Протоиерей Александр Салтыков

Но все же, что такое, по вашему мнению, новодел?

– Слово «новодел» можно применить к фальшивому сооружению, нарушающему архитектурные и строительные принципы исторического здания, которое становится как бы театральной кулисой. Новоделом в уничижительном значении можно назвать какое-либо малограмотное подражание высоким стилям прошлого. Такое, к сожалению, в наше время встречается и в Москве.

Но если проводится реставрация, то это не новодел. Настоящая научная реставрация в подлинных материалах позволяет восстановить подлинное здание. В Кремле есть чертежи и замеры всех зданий, и такая реставрация возможна.

Это не противоречит идее охраны культуры, которая предполагает не только создание нового, но и прежде всего – сохранение старого, а не перечеркивание этого опыта, как нам предлагают некоторые деятели. Культура без исторического опыта невозможна. А если происходит подмена подлинного исторического опыта ценностями, завезенными со стороны, то это следует назвать уничтожением национального менталитета и народной души. Поэтому замечательный мыслитель ХIХ века Константин Леонтьев основательно говорил, что «европейничание» (раболепное подражание Европе) погубит Россию.

Если мы говорим об архитектуре, то при названных условиях может быть достигнута оптимальная степень достоверности. Здесь важно, чтобы не нарушались реставрационные нормы, как сделал бывший мэр Лужков в Коломенском, заявив, что он, якобы, восстанавливает Коломенский дворец. Будем надеяться, что в Кремле будет подлинная научная реставрация.

И в другом случае – при отсутствии исторических материалов – возможны имитирующие постройки, известные в достаточно общих формах. Если мы представляем хотя бы общие закономерности, заложенные в утраченном памятнике, то можно и нужно восстанавливать памятник.

Но важно делать все это профессионально и добросовестно. Важна идея, которая не умирает, и которая воплощается в архитектурных символах. Как прекрасны символы, которыми была украшена Москва в течение своей истории до погромов культуры в 20–70 годах прошлого века, а также и в последние годы.

Никто не знает этой старой Москвы! В Москве это произведения Нарышкинского барокко, которые были уничтожены почти все, это множество ценнейших городских ансамблей и усадеб, а по всей почти России – это уничтоженные городские комплексы в Ярославле, Костроме, Нижнем Новгороде и так далее. Практически полностью уничтожена, например, историческая архитектура Орла. Все знают Московский Кремль или Новгородский кремль, но никто не помнит об уничтоженных кремлях в других городах.

Храм святой Екатерины

Храм святой Екатерины

  Каков суд истории над виновниками этих преступлений?

– Я как священник не могу их как-то назвать, так как не должен и не хочу браниться. Когда архангел Михаил спорил с сатаной о теле Моисея, то не произнес ему укоризненного слова, а сказал: «Да запретит тебе Господь».

Все ясно, спасибо. Если власть готова восстанавливать исторические здания в Кремле, не следует ли сделать следующий логичный шаг, снести Дворец съездов в Кремле и восстановить другие утраченные здания?

– Президент выступает очень разумно, объективно, и речь идет о восстановлении, прежде всего, культурных ценностей. По телевизору я уже слышал, как какой-то оппозиционер сказал, что даже если эти два монастыря не будут переданы Церкви, что, по его мнению, очень хорошо, то все равно их нельзя восстанавливать – чтобы не было «слишком много» духа христианства. Мы же видим, что со временем многое устраивается, как надо. Не нужно ничего прибавлять, я вообще против поспешных решений.

Кадашевский храм находится в охранной зоне Кремля. Вы ждете каких-то изменений в ситуации защиты Кадашевской слободы от дальнейшего разрушения?

– Мы увидели, как государство поворачивается лицом к русской истории. И изменения, начавшиеся в Кремле, разумеется, должны коснуться Заповедной зоны Московского Кремля.

К сожалению, даже сегодня никто не говорит о том, что существует Заповедная зона №1. В нее входит не только сам Кремль, но и территории, примыкающие к Кремлю, и точки, с которых обозревается Московский Кремль. В этой зоне не должно быть коммерческой застройки, возможна только строго регулируемая общественно-необходимая застройка – регенерация, и охрана памятников.

Храм в Кадашах

Храм в Кадашах

В частности, прямо напротив колокольни Ивана Великого, через Москву-реку находится знаменитый памятник федерального значения храм Воскресения Христова в Кадашевской слободе.

Несмотря на то что он охраняется законом, в течение последних 20-ти лет предпринимаются бесконечные попытки застроить территорию вокруг храма частными офисами и доходными домами, что противоречит законодательству и статусу Заповедной зоны Кремля и вообще здравому смыслу.

Хотелось бы надеяться, что федеральные и городские власти, наконец, обратят на этот храм внимание и отменят незаконные акты, в частности ППМ–889.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
О Вятском Спасе и не только

История древней святыни, давшей название Спасской башне Кремля