Любовь и забота к человеку – не повод оправдывать его грех

На днях появилось “Открытое письмо Святому и Великому Собору Православной Церкви” от “Православной рабочей группы Европейского форума ЛГБТ-христианских групп”. Комментирует священник Стефан Домусчи.

Священник Стефан Домусчи

Любовь, как известно и «долготерпит», и «не раздражается»… И еще она «никогда не перестает». Я, например, знаю одного священника, который в молодости увлекался хард-роком и очень любил группу Металлика. И вот, он давно уже священник и давно не слушает хард-рок, но Металлику в обиду не дает. И не потому что он считает певцов хорошими добрыми христианами, а потому что он их просто любит. И ведь такое чувство знакомо каждому.

В том или ином явлении может быть много  чего-то неверного, ошибочного, того, что бросается в глаза смотрящему без любви и что почти совершенно не замечается и прощается тем, кто смотрит с любовью. Любящий взгляд всегда смотрит не на грех, не на ошибку или искажение, он часто знает о них, но говорит: «Да, знаю, но он к этому не сводится, он лучше, глубже, это не главное, а главное посмотри какой человек»!

Именно так, смотрел на людей Спаситель: Он любил в каждом самое главное, любил самого человека… Возлюбить ближнего как самого себя – это ведь и значит любить его непосредственно, его самого, и не сводить его к внешним проявлениям или поступкам.  Христос именно за то и осуждал фарисеев, что они не видели  за дисциплиной самого человека.

Очень примечательно, что в тот же день, когда было опубликовано письмо, на литургии в  Евангельском чтении Христос призывает любить всякого. Это значит, что если ты хочешь смотреть на мир глазами Христа, для тебя ни один человек не может быть врагом, но всякий – возлюбленное чадо Божье. Ведь никто не скажет, что Отец перестал любить сына, когда тот ушел на сторону далече… Так и всякий человек как человек достоин любви и заботы.

В то же время, из Евангелия очевидно, что для Христа, любовь к человеку, не означала любви или даже уважения ко всему, что он делает. Он хвалит самарянку за честность, а не за то, что она разменяла пятого сожителя, а его слова «И я не сужу тебя», сказанные женщине взятой в прелюбодеянии, вряд ли можно рассматривать как оправдание того, что она делала.  Христос действительно встал на защиту не праведников, а грешников. Вокруг него было много обиженных и гонимых, всеми отверженных грешников. Но они были с Ним не потому что они грешники, а потому что они тоже люди и достойны любви Божьей.

Иисус Христос и самарянка. Фото ocl.org

Иисус Христос и самарянка. Фото ocl.org

Известные слова из Евангелия от Матфея о том, что если человек не послушал ни тебя, ни других христиан, ни Церкви, – то да будет тебе как язычник и мытарь в контексте жизни Самого Христа приобретают иной смысл, чем тот, который им обычно придают. Господь любил мытарей и не отказывал язычникам в помощи. Человек не послушавший Церковь, тяжело болен, но это значит, что он нуждается в еще большем внимании и заботе, а не в том, чтобы его вышвырнули вон. И все же… И все же  любовь и забота – это не то же самое, что оправдание. Человек может быть сколь угодно хорошим, искренним и честным, он может быть близким другом, но это не значит, что он прав. Пожалуй, это первое, что надо помнить, когда речь идет о любых людях, в том числе и о тех, кто причисляет себя к т.н. ЛГБТ сообществу.

Однако есть и второе.

Ни для кого не секрет, что христианская традиция воспринимает гомосексуализм как тяжкий грех. Некоторые считают, его более тяжким, чем остальные блудные грехи, потому что он противоречит самому замыслу Божьему о теле. Я говорю сейчас именно о традиции. Источников много: можно цитировать Ветхий Завет, можно апостола Павла, можно правила соборов… С тем, что традиция именно такова, не спорят, кажется, и сами участники гей-движения и те современные богословы, которые их оправдывают.

Есть, конечно, попытки интерпретации библейских текстов, которые утверждают, что имелось ввиду «не то», но, на мой взгляд, они представляют собой явное насилие над текстом. Гораздо более честной, хотя от этого не намного более верной, оказывается попытка утверждать, что эти нормы устарели, как например нормы касающиеся рабства или дискриминирующие женщин.

Идеи свободы человека, уважения к его личной жизни, соединенные с «доказательствами» того, что здесь замешаны физиология и генетика, делают нейтральное отношение к ЛГБТ сообществу все более распространенным. «Что ж поделаешь, если человек таким родился?», – говорят многие.

Однако, когда я слышу рассуждения про свободу, право, и особенно, про физиологию и генетику, мне вспоминаются слова старого рекламного ролика: «А мужики-то не знают!».  Наивные прелюбодеи печально отходят от аналоя, услышав от священника, что если они не вернутся к жене с детьми, то причащаться им нельзя… Взяли бы и применили к себе ту же логику.

Но скажем честно, разве мы можем представить себе письмо собору от сообщества прелюбодеев, которые просят «благословить такую их сексуальность»?? Более того, в этом случае их просьбы выглядели бы даже более основательными. Здесь можно было бы вспомнить, что в Ветхом завете до определенного момента разрешалась полигамия. Можно было бы вспомнить ученых, которые утверждают, что полигамия есть вариант нормы… А уж сколько людей, разрушающих чужие семьи могли бы рассказать о своих страданиях.

На самом деле мы знаем, что такие отношения могут быть полны и любви, и трагедии, и жгучего чувства вины, и ощущения полной безысходности… Люди часто говорят, что любят так, что просто физически не могут иначе. И сердце кровью обливается, когда думаешь об их жизни и их трагедии, но сказать, что они правы в своем выборе, не можешь. Потому что при всех словах и трагедиях понимаешь, что это именно выбор. Летать человеку или не летать – это не выбор, это данность, а жить с чужими мужем/женой или не жить, это именно выбор, и ничего с этим не поделать.

Многие отмечают, что гомосексуализм упоминается апостолом Павлом в череде грехов, являющихся препятствием на пути к Царствию Божию. В этой череде и идолопоклонство, и прелюбодеяние, воровство, и пьянство… Вероятно, к каждому из этих поступков-состояний можно привести физиологическое основание, просто потому, что расстроившись после грехопадения, человеческое естество так или иначе больно. Все болезни нашего естества, все страсти трагичны и очень печальны, как печален и трагичен всякий грех. Но при всем ужасе пьяницы, жизнь которого летит в тартарары, из-за его бессилия перед лицом собственного тела и собственной психики, невозможно признать алкоголизм вариантом здоровья.

Пример с алкоголизмом хорош еще и тем, что страсть к чужой жене может пройти, как проходит всякое наваждение, а алкоголизм остается навсегда. Не бывает вылечившихся алкоголиков, бывают те, кто непрестанным усилием воли идет против «нужды» своего тела, держит его в узде, несмотря ни на какие внутренние страдания. С гомосексуализмом происходит именно так: сама по себе ориентация является обычным искушением, таким же как искушение украсть, изменить и т.д.  Пока оно не реализовано, оно не является грехом и позволяет человеку жить полноценной церковной жизнью. Если же человек соглашается реализовывать свою сексуальность – он согрешает. Можно обосновывать это богословски, а можно просто поверить Писанию. Второй путь отнюдь не является чем-то примитивным, верить Библии не стыдно.

Есть, правда, еще и третье.

Многие говорят, что христианин призван смотреть на себя, а не на другого. Запрет на осуждение и напоминание о том, что прежде надо увидеть бревно в своем глазу… Все это, конечно, верно. Человека, действительно, нельзя осуждать. Но осуждать грех можно и нужно. Более того, сказать человеку, что он неправ, нас побуждает Сам Спаситель. И говориться все это должно, конечно, не свысока и не пренебрежительно, но с заботой о спасении и желанием помочь. Но желание помочь исправиться и желание одобрить – разные вещи. Главное не брать на себя возможность судить о спасении или погибели такого человека, потому что «перед своим Господом стоит он и падает, и Бог силен восставить его».

Икона «Притча о сучке и бревне». Фото tuzemicon.ru

Икона «Притча о сучке и бревне». Фото tuzemicon.ru

Впрочем, нравится это кому-нибудь или нет, Господь, Один имеющий власть прощать грехи, дал Церкви возможность говорить о том, что есть грех, а что добродетель. Речь не идет, конечно, о том, что всякий священник безошибочен и может вещать от своего лица. Однако есть нормы, выраженные соборным разумом, нормы не связанные с временными традициями или дисциплиной, но укорененные в самом замысле Божием, Который сотворил тело именно таким, каким сотворил и благословил именно мужчину и женщину быть «одной плотью». И если говорить, исходя из норм как Писания, так и Предания, выражение «ЛГБТ-верные (т.е. верные чада Церкви)» настолько же абсурдно, насколько абсурдно «верные прелюбодеи» или «верные разбойники».

И четвертое.

Опубликованное письмо свидетельствует об одном очень важном нюансе: о неуспокоенности совести авторов, об ощущении ими своей трагедии. Только трагедия может быть разной по смыслу: можно признавать свое бессилие в борьбе с грехом, а можно сожалеть о всеобщей косности и нежелании прочитывать Писание по-твоему.

Если речь идет о первом, то эта обеспокоенность совести и сердечная боль станет полем, на котором сможет действовать исцеляющая благодать Божья. Если же речь о втором – нам не остается ничего, кроме молитвы. Молитвы о вразумлении и исправлении.

И напоследок, стоит помнить, что человек, внимательно слушающий Христа, не может радоваться чьей бы то ни было смерти или страданию. Поэтому молиться стоит не только об исправлении греха одних, но и об исцелении многих сердец, наполненных ненавистью.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Исповедь бывшего гея

«Я понял, что гомосексуализм и христианскую жизнь не совместить»

Со всеми бывает

Под термином ЛГБТ могут пониматься, по крайней мере, две разные вещи