Майор Наталия – монахиня Адриана. Путь в 90 лет

|

4 февраля 2012 года отошла ко Господу матушка Адриана (Малышева) – разведчица, авиаконструктор, монахиня…

– Мать Адриана? – спросила  я очень громко, набрав номер сотового монахини Адрианы (Малышевой).

– Да-да!, – ответил в трубке бодрый и веселый голос.

– Как хорошо, что вы приедете брать интервью уже после 9 мая, такие тексты всегда получаются лучше тех, что в спешке готовят накануне.

Сегодня ей 90.

Если в двух словах, то она прошла разведчицей всю войну, после войны закончила МАИ и работала инженером-конструктором у С.П.Королева. На пенсию ушла только чтобы работа не мешала ей отдавать все силы возрождавшемуся Пюхтицкому подворью. Если опять же в двух словах, то вся жизнь ее прошла в эпицентре самой активной деятельности.

Больше года назад, перенеся тяжелый перелом ноги, она практически заперта в своей келье и полностью зависима от других – не всегда внимательных, заботливых и пунктуальных.  Что не мешает ей  шутить, напевать песни и  заставлять вспоминать имена из «Героя нашего времени» ее любимого М. Лермонтова .


«У меня прямо до сердца доходит каждое слово его. Я ничего у него не могу найти такого, что бы меня как-то не удовлетворило, покоробило…»

Нежеланная дочь

Наташа Малышева была нежеланным ребенком в семье – мать хотела только сына.

«Она даже мысли не допускала, что может случиться по-другому. И уже разговаривала с будущим сыночком, говорила «он», когда кто-нибудь спрашивал ее о самочувствии перед родами. Разочарование было невыносимым для нее самой и осложнило с первых дней жизнь ни в чем не повинного ребенка».

Любовь и внимание приходилось завоевывать с раннего детства, интуитивно: Наташа выучилась читать в 5 лет, и она повторяла за сестрой все ее школьные уроки, так что потом в школе учителя не знали, что с ней и делать. А еще она много развлекала себя сама – например, бегала ловить солнце за горизонт, уверенная, что догонит непременно. Однажды, прочитав про кавалерист-девицу Дурову, поняла – это судьба!

Распятие

Однажды Наташа встретила Христа.

В еще не разрушенном Страстном монастыре девочку подвели ко Кресту на котором был Человек. На котором был Бог. И в ногах Его – гвозди! Как пыталась пятилетняя Наташа зубами отодрать гвозди от пречистых ног Спасителя – не поддавались резные гвозди, и уйти от Распятия не получалось…

Миша Бабушкин

С детства мама напоминала Наташе, что она некрасива, вот сестра Оля – да, а она, что это стоит у зеркала! Поэтому когда однокурсник по МАИ курносый и высокий Миша Бабушкин (сын героя Советского Союза) стал с ней заговаривать чаще других, она заподозрила подвох и решительно прекратила знакомство. Но он продолжал провожать ее, пригласил домой познакомиться с родителями. Неожиданно он вернулся к разговору недельной давности: «Почему же ты не веришь, что мне нравишься?».

Опустив голову, я рассказала   про печаль, с которой жила с самого детства: «Ведь я же некрасивая!». Тогда он подвел меня к платяному шкафу, схватил за плечи и развернул к огромному зеркалу:

«Смотри на себя! Смотри! Какие у тебя глаза! Улыбнись! И не смей никогда больше так говорить!».

Я разревелась. Уткнулась ему в плечо, плачу, и чувствую, будто с меня сползает шкура мерзкой лягушки, в которую я сама себя обрядила. Случилось чудо – Наташа стала хорошеть на глазах – от счастья.

В келье. Фото Юлии Маковейчук

Война

1941 год. Война. Сначала показалось, что на несколько дней – разобьют врага и не успеешь постоять за Родину. Но шли месяцы… «Бомбы падали на Арбате, падали напротив Большого театра. Я понимала, что все получалось совсем не так, как я думала. Мы собирались идти и побеждать. А тут вдруг говорят о пленных, о большом количестве раненых»…

Миша ушел на фронт сразу – он учился на военного летчика. Наташа ушла на фронт в октябре, Миша отговаривал ее – уже по телефону как мог.

«Я отчетливо представляла себе, на что иду, но колебаний не было. Словно какая-то сила руководила мной: я знала, что должна поступить именно так. Домой зашла, чтобы забрать необходимые вещи. Я и раньше уходила иногда на ночные дежурства в госпиталь, так что мама ни о чем не догадалась».

Последний вылет Миши Бабушкина был 25 октября. Наташа узнала о его гибели лишь через 2 года.

Больше той любви, что была к Мише – не встретила в жизни, до сих пор его фотография – на видном месте. До сих пор матушка дружит с Мишиной сестрой….

Она оказалась в разведке. Хороший немецкий язык, совсем молодая – похожа на подростка – она быстро выучилась ползать по-пластунски, наблюдать по ориентиру и главное – не бросать товарища в беде.

Спасла

Так спасла она зимой 1941 года раненого однополчанина – его бросили, потому что вытащить раненого через открытое место, которое простреливали немцы, было невозможно. Наташа не послушалась приказа и бросилась за раненым.

«Когда я нашла Юру, он открыл глаза и прошептал:  «Ой, пришла! А я думал, вы меня бросили».

И так он на меня посмотрел, такие у него были глаза, что я поняла – если такое еще раз будет – пойду еще и еще раз, только бы вновь увидеть такую благодарность и счастье в глазах.

Нам надо было ползти через место, которое простреливали немцы. Одна я проползла его быстро, а как быть вдвоем?  У раненого была разбита одна нога, другая нога и руки были  целы. Я перетянула его ногу жгутом, соединила наши ремни, попросила помогать мне руками. Мы двинулись ползком в обратный путь.

И вдруг неожиданно пошел густой снег, как по заказу, словно в театре!  Снежинки склеились, падали «лапками», и под этим снежным покровом мы проползли самое опасное место.

Наталия Малышева. В 1941-м

Наталия Малышева. В 1941-м

На полпути нам бросились навстречу наши ребята, взяли на руки Юру, да и меня тоже пришлось тащить — силы меня оставили».

Быт

Самое тяжелое на фронте – быт. Быт женщины среди мужчин.

«Большая трудность была с нашими мужчинами даже под куст сходить! Вот идешь с отрядом на лыжах, начнешь понемногу отставать, думаешь – сейчас я быстро и догоню!  Но только начинаю отставать, как сразу все мужчины становятся заботливыми как будто специально: «Ребята, шаг поменьше, Наташа устала!». Я думаю: «Ну чтоб вы померли все!». Однажды я все-таки выбрала одного  постарше  и, говорю: «Ну, что же вы такие глупые все что ли?». А он в недоумении отвечает: «Да нам и в голову не приходило, что ты будешь так бояться сказать»

Сталинград, Курская дуга. Она ходила с призывами немцам сдаваться, один раз на прослушке ее поймал немец – и … отпустил со словами: «С девчонками не воюю!»

Чувство Победы пришло неожиданно, а потом о победе было приказано практически забыть – только в 1965-м году вновь вернулись торжества и почести ветеранам.

Ракетостроение

Наташа Малышева, проработав несколько лет в Германии, окончила МАИ и стала работать в ракетостроении.

За дипломным проектом

За дипломным проектом

«Самым трудным было искать ошибку в расчетах. Все рассчитаешь, многократно тщательно проверишь и перепроверишь, каждый пуск стоит огромных денег, все смотрят. И вдруг ракета на полигоне начинает барахлить!. Как-то была пробоинка в трубе, вызвавшая утечку,  и одному из компонентов недоставало ресурсов. Но пока установишь причину аварии – сколько проходит времени!»

По трагической случайности  прерывается жизнь С.П. Королева и А.М. Исаева, и начинается у Малышевой совсем другая жизнь – в обычном советском заведении, где люди не горят работой, не сидят ночами, работают за жалованье, а не за идею. Становилось пусто.

Сережа-отец Сильвестр

В это время подруга  рассказала по секрету: сын Сережа  принял постриг, стал священником… «Может быть, съездишь со мной проведать, как он там?»

«Сергей, в ответ на мое обращение «Сережа!», поправил строго неторопливо: «отец Сильвестр». Почти молча доехали мы до деревни. Остановились у избы с маленьким палисадником и колодцем. Две комнатки. В одной келья отца Сильвестра, в другой были кровать, топчан, стол и две табуретки. С потолка через щели торчали куски пакли, на окнах нет занавесок, «удобства» — во дворе. Я вспомнила великолепную трехкомнатную квартиру полковника Лукашенко, отца Сережи. И вдруг вместо ужаса и протеста ощутила такой прилив восторга, что не могла этого скрыть. «Господи! — подумала я, — какую же сильную веру послал Ты этому молодому человеку, чтобы вот так, совершенно добровольно, уйти от благоустроенной жизни сюда, в это запустение, одному, и быть таким спокойным и умиротворенным!»

Перемена, произошедшая с Сережей – о.Сильвестром поразила Наталию Владимировну. Она стала бывать в храме, читать Евангелие… «Все, что до сих пор было смыслом моей жизни: работа, активная общественная деятельность, стремление быть в центре внимания, — разом поблекло и потеряло значение».

Вскоре она нашла духовника, объездила многие монастыри, стала работать на восстановлении подворья Пюхтицкого монастыря. Времени не хватало, и она решил уйти на пенсию. Отпускали нехотя, но Наталия Владимировна была непреклонна – раз решила – все.

Сестра Адриана

Здесь в 2000 году она приняла постриг. Любимое имя Наталия – какое имя теперь будет в постриге?

«Никогда не забуду минут ожидания своего нового имени, а когда из уст владыки прозвучало: «Сестра наша Адриана» — мне трудно было сдержать свою радость. Теперь я навсегда останусь со своей святой мученицей Наталией, так как она и Адриан — это одно целое душой и телом».

Больше года матушка не ходит – после тяжелого перелома ноги. Она – всегда деятельная и самая активная, лыжница и балерина – прикована к своему креслу и полностью зависима от других – не всегда внимательных, обязательных и расторопных.

Каждого мать Адриана встречает с улыбкой и теплом.

Правила жизни

«У меня в жизни выработалось два правила:

«Никогда не задерживайся там, где тебе очень хочется остаться». Это правило стало для меня спасательным на всю жизнь. Я никогда не была назойливой в гостях, всегда уходила, хотя меня просили остаться.

Со Святейшим Патриархом Алексием

Со Святейшим Патриархом Алексием

Второе мое правило пришло, когда я уже была старше. Наблюдая за людьми, я поняла, что в обществе  ни в коем случае нельзя на людях показывать, что ты обиделась. Даже если тебе какую-то грубость сказали, или не так вежливо обратились. Гораздо лучше взять себя в руки, сделать совершенно непонимающее лицо и спросить у него: «У тебя, наверное, что-то случилось? Настроение плохое?». Уверяю вас – это прекрасное лекарство. Потом, когда я уже стала вникать в христианские законы, я поняла, что это у меня хоть и немного эгоистичное смирение, но смирение. Человек говорит мне грубость, а я выражаю участие, не допускаю никакой мысли о том, что эта грубость относится ко мне и к нашим отношениям. Изумительно хорошо действует».

Высшая награда - орден св. Андрея Первозванного

Высшая награда – орден св. Андрея Первозванного

 

Фронтовой дневник матушки Адрианы

 

 

 

 

 

 

 

Через несколько месяцев после ее кончины была издана книга воспоминаний “Монахиня из разведки”

Подробнее: adriana.su

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Валентина Кузнецова: Мы работали с отцом Александром Менем в электричках

Трудности перевода: может ли библеист использовать слово «дурак»

Анника Тор: “Замалчивание только усугубляет тревогу”

Шведская писательница - о литературе для подростков, трудностях переходного возраста и разговоре с детьми о войне…

Елизавета Шик, дочь священномученика – о 1937, выживании и фарисействе

Антиминсом служила грудь одного из заключенных, на которой и служили, говоря, что это такие же мощи…