Мальчик из деревни Тимониха

|

Ушел из жизни писатель  Василий Белов.

О нем вспоминает его коллега, друг, единомышленник писатель Владимир Крупин

Сорок лет я знал Василия Ивановича и счастлив, что у меня был такой старший брат. Поскольку я воспринимаю его именно – братски.

В начале нашего знакомства я очень робел перед ним. Так, с Валентином Григорьевичем Распутиным я познакомился, не прочтя еще ни строчки из его произведений, мы сразу же перешли на «ты», а как же – такой он хороший парень. Когда прочитал его произведения – робеть перед силой таланта было поздно, мы  уже  были дружны.

С Василием Ивановичем Беловым было иначе. Вначале я прочел его произведения и был потрясен. И «Бухтины вологодские», и «Привычное дело», и «Деревня Бердяйка», и «За тремя волоками» – великие произведения! А потом – уже познакомился с их автором. И очень сильно робел. Он мне уже говорил: «Чего ты все на «вы», да на «вы»!» На «ты» перешел, но Васей назвать – не мог. Василий Иванович – и все!

В. Белов с В. Крупиным и В. Распутиным в г. Орле

В. Белов с В. Крупиным и В. Распутиным в г. Орле

Василий Иванович был чист душой, как ребенок. Он и огорчался, и обижался, и сердился, как ребенок. Зла никогда не помнил.

Для него всегда главным была забота о счастье Отечества. Он так болел за русскую землю, за крестьян, за крестьянок! Возникало ощущение, что это великий ратоборец, защитник русского народа.

Василий Иванович Белов в Тимонихе

Василий Иванович Белов в Тимонихе

Он был на вершинах власти, выступал с самых высоких трибун страны, много ездил по миру. И все время в душе оставался мальчишкой из деревни Тимониха.

У нас с ним было огромное количество встреч, поездок.

Помню, мы были в Японии, и никак не могли найти обувь для Василия Ивановича. У него – нога маленькая, благородная – 37 или 38 размер, кажется. И говорю: «Давай пойдем в магазин детской обуви». Он сначала обиделся, а потом – смеялся. В итоге обувь мы ему тогда все-таки купили.

В те времена писатели имели все-таки больше возможности куда-то повезти семью: мы вместе с семьей Беловых были в Пицунде, в Коктебеле. И всегда, везде Василий Иванович много работал.

Помню, были мы вместе в Пицунде. Гуляем, я с сыном Володей, он – с дочкой Анечкой. Мне сын говорит: «Пап, покатай меня на плечах!» Увидев, что посадил Володю на плечи, Аня тоже запросилась к своему папе. Он ее посадил. Идем, и тут сын кричит: «А мой-то папа – выше!» У меня ноги подкосились: «Василий Иванович, прости, пожалуйста!» Он засмеялся: «Да ничего, Наполеон еще короче был!»

Он был таким заботливым отцом! Однажды, по возвращению с юга, Василий Иванович, его жена Ольга Сергеевна и дочка Анечка остановились у нас в Москве.

C женой и дочкой Анной

C женой и дочкой Анной

С дочерью Анной

С дочерью Анной

Утром вызвали такси и поехали в аэропорт Быково, чтобы лететь домой, в Вологоду. Мы отъехали от дома и Анечка увидела, что у ее куклы нет туфельки, очень расстроилась. Василий Иванович попросил таксиста повернуть обратно к  нашему дому. Ольга Сергеевна говорит: «Да ты что, мы же опоздаем!» Но Василий Иванович был не преклонен. Мы вернулись к нам домой, там ползали, стукались лбами, искали эту туфельку. Мы ее нашли. Побежали на такси. И все-таки успели. Оказалось, что самолет задерживается немного.

Господь любил Василия Ивановича, я в этом не раз убеждался. В какие бы тяжелейшие положения он не попадал, все равно одерживал победу над противником.

Портреты матери и отца в деревне Тимонихе

Портреты матери и отца в деревне Тимонихе

Был я у него и в Тимонихе. Помню страшные морозы, тогда как раз Анатолий Заболоцкий делал фотографии для книги Василия Белова «Лад».

Это величайшее, огромнейшее исследование о хозяйственной, нравственной, моральной, духовной сторонах жизни   русского народа.

Никольская церковь близ Тимонихи, восстановленная Беловым

Никольская церковь близ Тимонихи, восстановленная Беловым

«Лад»  ставлю вровень с «Поэтическими воззрениями славян на природу» Александра Афанасьева, со словарем Владимира Даля. Произведение Василия Ивановича, с одной стороны, и памятник той жизни, с которой он еще успел соприкоснуться, с другой, одновременно –  как назидание потомкам. Я уверен, что «Лад» будет читаться и в будущем.

Впрочем, как и другие произведения писателя.

Недавно я перечитал финал «Привычного дела» и не мог удержать слез.

Василий Иванович полученный от Господа талант не зарыл в землю, а развил, укрепил и умножил.

Его величайшее исследование трагедии крестьянства двадцатых-тридцатых годов прошлого века в романах : «Кануны», «Час шестый», «Год великого перелома».

Тревожный, обращающий на себя внимание роман «Все впереди».  Там затрагивается проблема городской интеллигенции, проблема отношений к стране. Эти отношения – или иждивенческие паразитические, или  же наоборот, сыновние.

В литературе есть два отношения – или человек себя любит, или свое Отечество. Другого различия нет. По произведениям видно сразу – корыстный человек или нет.

Василий Иванович смотрел на литературу, как на служение – Богу и Отечеству.

Его письмо таково, что строчек не видишь, перед тобой только то, о чем он пишет. У него такая магнитная сила в книгах, что рука то и дело тянется к ним, хочется перечитать.

Велика горесть наша, велико ощущение потери. Вместе с тем мы не должны забывать, что Господь посылает и знаки милости к тому, кто уходит к Нему. Василий Иванович ушел из земной жизни в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы – Божья милость. Она и в его уходе: Василий Иванович  так долго и  тяжело болел. Есть такое народное выражение – «отмучился».

Все мы неизбежно закончим свой земной путь, что дворник, что президент. Человек приходит в мир, чтобы заработать себе Жизнь Вечную.

Я, конечно, не имею права так говорить, но уверен, что своими великими трудами во славу Господа и России Василий Иванович заработал себе место поближе ко Престолу Божию.

Читайте также:

Василий Белов. Раздумья на Родине

Кануны

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Вещий сон: а цепочка с крестом моим как будто ожила

Отрывок из книги Ксении Кривошеиной «Оттаявшее время, или Искушение свободой»

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!