Мама, я достаю до куполов!

|

Девчушка звонко смеялась:
-Смотри! Смотри! Это же наш храм!
И точно. Среди пёстрых рисунков граффити, щедро раскиданных по стене в районе нижнего Горизонта, вдруг он – Свято-Троицкий Собор.
Откуда? Зачем здесь? Кто постарался? Ответы на вопросы со временем нашлись.
Оказывается, в начале октября отделом по делам молодежи Петропавловска был проведен конкурс уличных рисунков. В нём приняли участие пятнадцать художников. И среди них

Александра Братчук: «Раньше рисовала в подъездах»

– Не тайком, конечно. А только когда жильцы сами просили, чтобы как-то украсить невзрачные стены.
А вообще, сколько себя помню, всегда рисовала на бумаге. Культура граффити нравилась давно, много читала об этом. Но сама как-то боялась начать. И первый раз на стене рисовала бабочку  в 2008 году. На той же самой стене, подпорной, на ул. Королева.

– Три года назад – бабочка. Сейчас – храм. Как такое получается?
– Рисунок храма в этом году, честно признаюсь, не совсем моя задумка. Хотя выбор – мой. Организаторы конкурса дали нескольким участникам книгу с фотографиями Петропавловска и предложили самим определиться, какой пейзаж рисовать. Виды города задумывались как общий фон среди классических граффити. Кому-то пришлись по вкусу Три брата. Кому-то мемориал Славы Пограничников, что возле «Детского Мира».

Я выбирала долго. Но в конце концов остановилась на снимке, где храм стоит в тени осенних деревьев в закатном небе.

– Сейчас уже можешь сказать: что сложнее – сделать узор на стене или такую работу?

– Конечно, рисовать Собор оказалось намного труднее. Был переход цветов, хотелось передать богатую палитру природных красок. Да и то, что картина делалась по фотографии, добавило трудностей: в своих задумках можно что-то изменить. А здесь…

– Сколько времени ушло на «создание» Собора?

– Ну, с одиннадцати утра до начала седьмого где-то. Включая пару часов на раздумья, что же все-таки рисовать.

– Интересно, как другие конкурсанты отнеслись к результатам этих раздумий? Не говорили: мы тут с серьезными работами. А ты – кресты нарисовала?

– Нет! Наоборот говорили – круто! Молодец! Я сильно переживала, что не получится. А они поддерживали, ободряли: у тебя все выйдет. Что-то видимо удалось. Работа заняла третье место.

А по будням, вне конкурса, чем занимаешься?

– Я мама. Моей дочери два года. И она уже начинает рисовать…

Отношение к граффити разное, как и сами рисунки субкультуры. Кто-то считает, что это выход для унылых улиц города. Кто-то отмечает их агрессивность, резкость.

Но ведь есть  другие сюжеты. Подобно тому, что выбрала Александра. Или тому, что много лет назад бросался в глаза всем проезжающим мимо «4-го километра». Помните: большими буквами, около здания «Дальсвязи» – «Позвони маме!». И многие, словно очнувшись, звонили

Или вот такая идея, подсмотренная в Екатеринбурге. Все-таки граффити может быть значительным.

Поставила точку. А взгляд выхватил колонку писателя Бориса Акунина в центральной газете: «Был я в Иерусалиме подле храма Гроба Господня и… с интересом всматривался в граффити на деревянных дверях собора. Увидел надпись кириллицей: «Петър. Копривштица. 1860»».
Привет из истории. Вообще. И из истории граффити, видимо, тоже…

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!