Мама заболела

|
Когда я впервые написал об Ольге Киселевой, пятидесятивосьмилетней женщине с острым миелоидным лейкозом, нуждающейся в трансплантации костного мозга, многие люди отвечали мне, как бы примеряя этот случай на себя: «Господи, у моей мамы было то же самое, а нам даже никто не сказал про трансплантацию, можно же было спасти…» Или: «Мама болела чем-то подобным, как жаль, что я не могу помочь, мы в долгах лет на десять…»
Мама заболела

Я понимаю. В жизни каждого человека (кто не потерял маму в детстве) рано или поздно случается это испытание – мамина тяжелая болезнь. У священника Ильи Шмаина я вычитал как-то, что смерть матери – это для детей ее тяжелое психическое заболевание минимум на год. От себя добавлю, что тяжелая болезнь матери – это для взрослых ее детей тяжелый системный кризис. Ломается все. Я знаю, моя мама умерла пять лет назад от затяжного мучительного рака.

Когда заболевает мама, ты вдруг становишься маленьким. Вот только что был уверенным в себе успешным профессионалом. Вот только что любовь к матери была редуцирована до сыновней почтительности и неуклюжей нежности, когда привозишь внуков погостить к бабушке. Но вдруг слова «у мамы рак» превращают тебя сорокалетнего снова в ребенка. Снова испытываешь по отношению к маме детское чувство острой любви. Ежеминутный страх потерять. Эти чувства свойственны малышу, но с того дня, как мама заболела, они снова захлестывают тебя, взрослого человека.

unnamed (2)

Главная беда в том, что именно в этот момент ты должен действовать. Разумно, хладнокровно, эффективно. Устроить маму в правильную больницу, добыть для мамы правильные лекарства, добыть денег на лекарства, которых нельзя добыть бесплатно. А еще ведь нужно заместить внукам все тем мелкие знаки внимания, которые оказывала бабушка, которых, оказывается, было очень много и которые, оказывается, очень важны – пирожки на праздник, приготовление уроков, новые варежки к зиме… Тебе нужно действовать, а ты чувствуешь себя как пятилетний напуганный малыш – мама заболела.

Вне зависимости от того, как разрешится мамина болезнь – выздоровлением ли или смертью – взрослые дети выходят из этого периода изможденными. В любом случае натерпелись страха. В любом случае обнаружили в глубине своей души маленького напуганного ребенка. В любом случае разочаровались во многих друзьях и родственниках, проявивших черствость. В любом случае издергались и издергали близких. В любом случае претерпели ряд унижений в государственных медицинских инстанциях. В любом случае упустили возможности карьерного роста. В любом случае — в долгах. Я знаю. Вне зависимости от исхода тяжелой маминой болезни несколько лет еще потом ходишь как побитый.

unnamed

Так вот с Ольгой Киселевой и ее взрослыми сыном и дочерью все это случилось дважды. Пять лет назад она уже болела раком крови. Причем теперешний ее лейкоз никак с тем лейкозом пятилетней давности не связан. Тот лейкоз был лимфобластный, а этот миелоидный. Врачи говорят, что современная наука не видит между ними никакой связи. Просто два раза снаряд упал в одну и ту же воронку.

Ольга говорит, что это чувство «дежа вю» даже поразительнее, чем физические страдания онкологического больного и чем страх смерти. Как повторяющийся страшный сон – все это уже было. Та же сестра уже ставила такую же капельницу. Тот же доктор уже делал такую же пункцию. Взрослые и самостоятельные дети чувствовали уже себя перепуганными малышами, которым именно сейчас надо разумно, эффективно и по-взрослому действовать.

Это испытание – тяжелую болезнь матери – должен пройти почти каждый из нас, кто не потерял маму в детстве. Но один раз. Два раза пройти через это нету никаких человеческих сил.

unnamed (1)

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Свинцовая тяжесть

Как живут люди с лимфостазом в России

Очень большие деньги, сила молитвы и чудеса

В моем случае действовать – это просить. Я попрошу у вас еще раз.