“Мамочка, только не бей! Мамочка, прости, я больше не буду!”

|
Я встал и сказал ей: "Ещё раз тронешь - убью!". Психолог Андрей Вишняков в своем Фейсбуке поделился взглядом на последствия физического наказания детей, исходя из личного опыта.

Что делают “психологи”, которые одобряют порку

В сети прошла массовая пропаганда “декриминализации семейного насилия”, под эгидой “психологов” стали выходить статьи, в которых одобряется порка детей и шлёпанье.

Читатели видят подпись “психолог”, и, поскольку опубликовано это в солидном месте, покупаются на якобы “профессиональную” галиматью.

Мне сейчас 48 лет, и из них больше 10 лет я активно проходил личную психотерапию в самых разных форматах, участвовал как клиент во многих группах и тренингах, был на многих мужских группах. И примерно столько же лет сам вел клиентов и тренинги, столкнулся с сотнями личных историй, в которых фигурировал ремень как “средство воспитания”.

И я знаю теперь одно: это насилие, избиение, какими бы благородными целями оно не прикрывалось. Люди не животные, и их не надо “дрессировать” методом кнута и пряника.

Моя история про такое “воспитание” и последствия, с которыми всю жизнь пришлось разгребаться.

“Дурь выбить” и “мать слушаться”

Мама развелась с отцом, когда мне был всего годик. Кроме меня был ещё ребенок – брат на три года старше. Мать вынуждена была пойти работать, а это была работа по сменам телефонисткой в воинской части. Таким образом её часто не было дома, а когда приходила, была уставшая, вынуждена была заниматься хозяйством, это был “финский дом” без удобств, а не квартира.

Развод заставил маму собраться, включить механизм “отец бросил вас, он козёл, и вы никому не нужны, кроме меня”. Ну и дальше по программе: мы “должны помогать маме, быть послушными и справляться со всем сами”.

По большому счету, вместе с отцом я потерял и мать, не в физическом смысле, а в эмоциональном – теплую и принимающую, прощающую и поддерживающую. В материальном плане она готова была разбиться вусмерть, но сделать нас “счастливыми”. Поэтому у неё меньше 3-х работ и не было: уборщица, завхоз, оператор котельной, дворник. Одна из работ всегда была на сутки.

Понятно, ей было тяжело. Алименты на двоих составляли 22 рубля, при минимальной в СССР пенсии в 70 рублей. Мы были очень бедными. И очень нам, как детям, не хотелось огорчать маму, где-то и поддержать. Но мы часто были предоставлены сами себе и нас мало кто учил как справляться с ситуациями.

Чаще всего был приказ от матери что-то сделать, убраться, помыть посуду, сделать уроки, помыть обувь. Но это не было ни игрой, ни совместным трудом вместе со взрослыми. Фактически нас сделали “взрослыми” и спрашивали по полной за выполнение приказов. Любая ошибка, забывание что-то сделать вызывали гнев матери и, как следствие, крик и “воспитание” ремнем. Иногда это называлось “дурь выбить”, но чаще сопровождалось вопросом “Ты будешь мать слушаться?!”.

“Я тебе очень рад, на-ка пряжкой по заднице”

Со скольких лет нас пороли? Мама говорит, что отец применил ремень в отношении брата, когда тому было три годика. Брат сам пришел из садика домой, за что и получил солдатским ремнем. Мать с гордостью показывает руку, на которой след от пряжки, это она вступилась за брата и получила ремнем по руке.

По словам матери, брат после этого спрятался где-то в трубе под шоссе и не хотел оттуда вылезать. Можно представить тот ужас, который он испытал. Проявил инициативу, самостоятельность, своеобразную “взрослость” и огрёб. Отец, который должен защищать сына, поддерживать его смелость, инициативу, подавляет всё это. Не мудрено, что уже в подростковом возрасте брата у них произошел конфликт и до смерти отца брат не хотел с ним общаться.

А собственно, кто отвечал за то, что брат спокойно ушёл из садика? Кого наказывать надо было? И, собственно, какая катастрофа случилась, что в три годика надо ремень было включить в воспитание? И чему это научило бы брата? И, главное, КТО воспринял бы “урок”? Какова дееспособность ребёнка в три года, то есть способность осознавать последствия своих действий и нести обязанности.

А если брата воспитатель терроризировал, и он не выдержал? А если живот заболел?. Его кто-то спросил? Он “нарушил” правила, этого, типа, достаточно. Ведь это ж хорошее правило, быть в советском детском садике целый день без родителей. Кто там был, меня сейчас понимает.

Из моих знакомых я не знаю никого, кто бы был от садиков в восторге. Большинство описывают как фильм ужасов. И так ли нужен ремень, чтобы наказать ребенка за уход оттуда? К маме с папой. Здравствуй сын, я тебе очень “рад”, на-ка пряжкой по заднице, прими “воспитание”.

На мой взрослый вопрос, почему мать брата от ремня отца защищала, а нас сама порола, она отвечает, что в три годика нельзя ещё пороть, рано. Ну, а вот лет в пять-шесть уже можно, поскольку уже “голова на плечах”. Странно, почему уголовная ответственность только с 14 лет, а так бы всех лет с 5 и сажали бы, раз соображалка уже есть.

Когда мать превращается в монстра

На вопрос, а зачем ремнём-то бить, звучит ответ: “А как вас ещё было воспитывать?”. Но я бы задал другой вопрос, когда воспитывать? Если ты на 3-х работах и дома не бываешь.

Войти в положение матери можно, и даже понять. Полная вымотанность, желание всё чтобы было как лучше, чтобы кто не подумал, что она “плохая мать”. Желание, чтобы хотя бы дети “любили” и поддерживали её, раз муж предал и оставил. Эти ж не должны предавать, а должны “слушаться”, чтобы хоть чуть чуть облегчить ей жизнь.

И вот тут появлялся ремень. Именно как средство “воспитания”. Плохо помыл посуду или пол в четыре-пять лет – получи. Что-то разбил – получи. Подрался с братом – получи. Учителя в школе нажаловались – получи. Порезал обивку дверей в подъезде из мести – получи. Главное, никогда не знаешь когда и за что получишь.

Страх. Постоянный страх. Всё детство в страхе, что будет больно, невыносимо больно. Страх, что получишь пряжкой по голове. Страх, что выбьет глаз. Страх, что мать не остановится и тебя убьет. Женщина, мать, которая тебя должна защищать от угроз, от повреждений, от врагов, превращается в монстра, от которого не знаешь чего ожидать.

Я даже не смогу описать, что я испытывал, когда от ремня залезал под кровать, а мать оттуда доставала и “воспитывала”. Когда я залезал в шкаф, и там находила. Но самое страшное: когда я или брат прятались в туалет, или в ванной, а мать срывала щеколду, вытаскивала оттуда и порола. В квартире не было ни одного уголка где бы можно было спрятаться от “воспитания”.

Я бросался в ноги к матери и умолял…

“Мой дом – моя крепость”. Ха. У меня ДО СИХ ПОР нет своего дома, кроме моей большой машины, переоборудованной для путешествий. И только с машиной в 40 лет оно, ощущение “дома” появилось. Мать выбила, в прямом смысле, из меня ощущение, что дом – это то место, где хорошо и безопасно. И что она мне, скажите, “воспитала” этим ремнём?

Страх. Я всю свою жизнь боялся сделать что-то “не так”. Превратился в перфекциониста, который должен всё делать на “отлично”. Скажете: а чего такого, это ж даже хорошо, дерьма делать не будешь. Как бы не так. На ошибках люди учатся, сперва делают так себе, потом исправляют, и с каждым разом делают всё успешнее. А мне ведь ошибаться нельзя, за это можно и ремнем получить, поэтому как лучше всего делать? А НИКАК. Лучше и не начинать, тогда ты просто “оболтус” и “ленивый”. Но ремень всё же больнее.

И теперь представьте, через какие самобичевания, усилия, сомнения мне приходилось проходить, чтобы хоть что-то начать. А сколько я бросил интересных увлечений, натолкнувшись на малейшее препятствие. А сколько я на себе волос вырвал и на сколько дней, месяцев зависал в мыслях, что ни на что не способен.

Как тут “помогал” ремень? Ну, видимо, по представлениям матери, он ограждал меня от ошибок. Кто ж будет ошибаться, зная что ремень это больно? А знаете, что ребенок в такой момент думает, если накосячил? А я знаю. “Я урод, все делаю через жопу. Ну зачем я маму расстроил? Ну кто меня просил так делать? Я сам во всем виноват!”.

Вряд ли поклонники “воспитания” ремнем содрогнутся, а у меня слёзы наворачиваются, когда вспоминаю как я бросался в ноги к матери и умолял: “Мамочка, только не бей! Мамочка, прости, я больше не буду!”. Мне в тот момент было без разницы, буду я делать так же снова или нет, мне хотелось одного, чтобы не били. “Воспитание”.

“Да где там больно? Не выдумывай!”

Как то у матери я недавно спросил, понимает ли она, что это БОЛЬНО, ремнем по спине, по плечам, по заду, по ногам. Знаете что она говорит? “Да где там больно? Не выдумывай!”. И молчит, когда я ей предлагаю представить, что ее ремнем охаживает великан килограмм 200. Ведь ребенок весит 20 кг, а мама под 70. На секунду представьте размах и силу удара женщины, находящейся в гневе. Если вы не поклонник BDSM, и в три раза меньше по размеру, думаю, передёрнет.

Но это было ещё не полное “воспитание”, я вытеснил, а мама напомнила, что у нас всегда дома была хворостина, фактически розги, и мать ее активно применяла. Впрочем, как и прыгалки. Только вот мама до сих пор не довольна, что мы эту хворостину постоянно от нее прятали.

Знаете, игра такая веселая, называется “спрячь хворостину”. И вовсе не потому, что это невыносимо – получать розгами по детскому телу. Не верите что больно? А в лесу срежьте и стеганите себя по руке-ноге. Проверите. А теперь представьте, что у вас детская кожа и детская чувствительность и “повоспитывайте” себя, наверняка где-то накосячили в последние дни и есть за что наказать себя.

“Вырасту – отомщу!”

Резонно спросите, а что такого? Уже все в прошлом. Да и мама вот говорит, что только благодаря ремню не спились, не скурились и стали людьми. Стали же? И вот теперь про то, что же “стало”, про то, что не любят говорить, проводя параллель. Я провел, поскольку психотерапия давалась трудно, и многое сопоставил, и многое всплыло и дало ответы, откуда у меня, взрослого, проблемы.

Но пока снова в детство. Думаете порка предотвращала наши с братом косяки? Да ни на грамм. Как мы дурили, так и дурили. Как учителя жаловались, так и жаловались. Как что-то ломали, так и ломали. Как дрались, так и дрались. То есть “воспитывать” ремнем было всегда за что.

Спрашивается, где эффект? Где уменьшение причин для ремня? Где лучше успеваемость в школе? Где меньше опозданий? Где меньше хулиганских пацанских проступков, типа наворовать яблок на дачах или взорвать карбид на стройке. Где ответственность за поступки? Может нас удержала мать ремнем от чего-то более страшного? Одна беда, всё время было за что наказать, значит в ангелов не превращались.

А может это был задел на взрослые годы? Ведь целью “воспитания” является будущее, и пофигу, что ребенку сейчас страшно и больно, зато потом…

Так вот. Чувства. Знаете какое было главное, когда я стал чуть постарше? Удивитесь – месть. “Вырасту – отомщу!”. Хотелось одного: отплатить матери за боль тогда, когда появятся физические силы. Ударить в ответ. Наверное найдутся и те любители порки, кто сейчас скажет: “Вот сволочь, мать ему всю жизнь отдавала, человека из него вырастить хотела, а он не благодарный!”.

Так до того, как я в “человека” стал расти, я прошел опыт зверька, загнанного в угол. Я, как любой зверь, хотел бросаться и кусать того, кто делает ему больно. Инстинкт. Защита своей жизни. Но от кого? Кто тот агрессор, который делает тебе больно? Родная мать. Думаете она была мне в тот момент “родной”? В ответ на боль, я хотел одно – сделать больно в ответ, а если не сейчас, то отомстить!

Поверьте, это страшно, хотеть убить свою родную мать, которую ещё и любишь. С каждым её “воспитанием” ремнем или хворостиной, я всё дальше и дальше от неё отдалялся. Став взрослым, она стала мне совсем чужим человеком, эмоциональной близости нет совсем, только “родная кровь” и благодарность за то, что вырастила. Всё. Теплоте неоткуда взяться. Она потеряла меня там, когда уничтожала.

Любовь – это когда больно

Скажете: не выдумывай! Она ж тебе же лучше делала, предостерегая тебя от ошибок. Ан нет, именно “уничтожала” мою животную, самцовую сущность по защите себя, своего тела. Она лишала меня возможности сопротивляться, защищать себя от боли, отвечая агрессией на агрессию. Она вносила странное понятие “любви” в мою реальность. “Любовь – это когда больно”.

И уже тогда я научился закрывать сердце. Уже тогда я научился агрессировать на каждый “наезд” или “непонимание” в отношениях. Я научился замораживаться и выключать все чувства, просто исчезая из коммуникации. Уже тогда я научился быть в отношениях, которые меня разрушают, в которых мне больно.

Но самое печальное, я “научился” отключать тело, ощущения, боль. И потом много много спортивных травм, истязания себя в марафонах, обмерзания в походах, бесчисленные ушибы и синяки. И осторожности ноль, и заботы о теле. Мне просто было ПЛЕВАТЬ на свое тело: болит, болеет ну и хрен бы с ним. А то и вовсе не замечал что что-то повредил, и надо бы лечить. Результат – убитые колени, спина, травматический геморрой, истощенный организм, плохой иммунитет. Так чему тут ремнем научили?

“Еще раз тронешь – убью!”

В мои 12-13 лет произошел переворот. Мать пришла как-то с мужиком домой, и шла к себе в комнату через мою, проходную. Ну и ногой стала с дороги отшвыривать мои машинки и солдатики. Сказала что “выбросит вообще, если ещё раз такое увидит”. Я заступился за игрушки, за что получил пинка – “воспитывала”.

Ну а теперь на секунду представьте, сколько во мне накопилось на тот момент “воспитания”, если я встал и сказал ей: “Ещё раз тронешь – убью!”. Родной матери. Наверное это предполагалось эффектом “воспитания-порки”? Вот ведь гад, воскликнут адепты ремня, ведь мать всю жизнь ему отдала, горбатилась на 3-х работах, замуж даже не вышла повторно. А кто “воспитал гадом”?

И вот вопрос, а убил бы? А кто проверил? Больше меня ни разу мать не тронула. Мужик попытался влезть, на что был послан, и вот ему бы точно глотку в тот момент перегрыз бы. Он понял и не лез.

Я знал, что агрессивный, и начну бить детей

Результат для будущего? Отсутствие доверия к женщинам. Постоянные агрессивные реакции на любое их “нарушение” моих интересов, границ. Фактически невозможность строить нормальные, спокойные принимающие отношения. Почти полное отсутствие терпимости к ошибкам и несовершенству партнерши. Практически мгновенное выключение чувств и отстранение от человека. Иногда наказывал холодностью, превращаясь в киборга. Ну и эта гребаная “истеричность”, психические срывы если что-то идет не так. Повышенный голос, часто просто орал во весь голос, суета, разбитые о стены кружки. Ушли сотни часов терапии и тренингов чтобы хоть что-то с этим сделать.

Но, самое печальное, я боялся быть… отцом. Да! Я не хотел своим детям той же судьбы, что была у меня! Я знал, что агрессивный, и что я начну бить детей, а я не хотел их бить, ой, простите, “воспитывать”. Я не хотел на них орать, а я знал, что буду орать. Итог – у меня нет детей, мне 48 лет и не факт что уже есть здоровье их “организовать”. Выстудил себе весь организм, помните “заботу” о себе?

Брат, знаете, что подростком заявил матери? “Я не дам тебе своих детей на воспитание!”. Именно потому, что она била его, ой, “воспитывала ремнем”. Мать до сих пор ему это заявление простить не может. Уже правнуки. Отношения у них натянутые и мама брату периодически мозг выносит, доводя до белого каления.

Когда братовой дочке было полтора годика, мать меня просила убедить брата, чтобы он “надавал по губам внучке”. Знаете за что? Она кусала тётю, которой было за 80: брат взял её к себе в квартиру и поселил в комнате дочки. Та тупо воевала с “агрессором”, занявшим её территорию. Но мамина фраза шикарна: “Если ей сейчас по губам не надавать, что же из неё вырастет?”.

Повторюсь, девочке было полтора(!) годика. “Воспитание”, закричат адепты ремня. “Защита своих границ”, скажет адекватный психолог. А способ не тот? А какой он у ребенка в этом возрасте, если и говорить еще не умеет? И если чужая женщина-завоеватель норовит на руки взять? Отнимите у домашней собачки вкусную косточку.

Чему научит “воспитание”? Не защищай себя, свою территорию? И как выросшая девушка поведет себя когда на неё нападут? А когда травить в классе или на работе будут? А когда собственности лишать будут? Условный рефлекс собачки Павлова как сработает? Правильно, не рыпайся, а то по губам получишь. И не будет рыпаться и кричать, даже если грабят или насилуют. Поверьте, десятки таких клиенток было.

Такой “урод” больше никому не нужен

В 15 лет я запал на девушку, и это был полный каюк.

Ругались-мирились-расставались-сходились-ругались-расставались-женились-ругались-развелись. Помните, “любовь, когда больно”. Мне было ОЧЕНЬ больно. Бесконечные ссоры, предательства, претензии. Так семь лет, из них всего два года брака.

Я женился в 21 год с полным ощущением того, что это мой ПОСЛЕДНИЙ шанс, и что я, такой “урод”, никому больше не нужен. Ведь фраза при “порке-воспитании” была: “Всю жизнь матери испортили! Не любите совсем мать!”. То есть я – не любящий человек, сволочь и козел, весь в отца. Никакая нормальная женщина не полюбит и замуж за тебя не захочет.

Моя мужская самооценка была равна нулю, хотя я был обладателем маскулинного крепкого тела. “Я из тебя всю дурь выбью!” – фраза от мамы. Выбила и остатки самоуважения, самоценности. Я же все только порчу, за что и получаю ремня. Поэтому каких-то нормальных отношений у меня не было, даже на дискотеках боялся подходить к девушкам. Да я вообще БОЯЛСЯ женщин. Просто как данность: не знал что с ними делать и что от них можно ожидать. Итог – совершенно разрушительный брак, который меня вымотал до основания. Так чему там мама “воспитывала ремнём”? Уверенности в себе?

И вот теперь главный результат маминой “любви” ко мне через ремень. Брак был последней каплей, жена “воспитывала” меня, шантажируя сексом и вынося мозг, не хуже мамы. “Любовь” становилась все больнее и больнее. Развод, и сердце закрылось. Намертво. Следующие 25 лет я даже не влюблялся! Быть в близости, доверять стало слишком опасно.

Спросите, как это-то с поркой связано? Да просто, чем ближе человек, тем рядом с ним больнее и лучше быть от близости подальше. Там била-“воспитывала” самый родной человек мама, тут моя первая любовь, любимая женщина тоже делала больно, “воспитывала”. Учительница, кстати. И тоже, я ж во всём виноват. Боялся встретиться случайно с женой много лет, чтобы опять не вернуться в эту “жизнь в любви”. И 20 лет после развода называл ее “женой”, а не “бывшей”. Привычка быть в ситуации насилия, хотя бы над собой.

Негатив и неверие

Можно ещё описать “побочные” эффекты от “воспитания”. Кратенько.

По молодости, да и сейчас порой, страх ввязаться в драку: тело просто вымораживается и внутри живет “поражение”, ведь матери я, как защищающий себя, проиграл много раз. Просто всё обмякает, страшно. И не помогает даже черный пояс и выигранные драки. Тело предает, научилось сдаваться. Фигня? А если надо будет защищать близких? А если кого-то надо в транспорте защитить?

Постоянно мышцы низа спины, ягодицы в гипертонусе. Как собрались тогда, так и не расслабляются больше. Геморрой пришлось лечить и спина-колени больные. Вообще тело плохо расслабляется, ведь “кругом враги”, я все время на стреме и жду удара. Мать была непредсказуема и ремень в любой миг мог начать свистеть в воздухе.

Я пессимист и склонен к депрессивному состоянию. Точняк результат “воспитания ремнем”, поскольку в детстве перспективы не было, а точно знал, что “прилетит”.

Постоянное ожидание негатива и неверие, что беда обойдет стороной. Перестраховываюсь везде и всюду. Тотальный контроль.

Ну и постоянное нежелание убираться, мыть посуду, заниматься хозяйством. За все это пороли и, когда стал взрослым и самостоятельным, вошел в тотальный протест. Просто забиваю на все домашние дела, уборку, ремонт. Ауууууу. Где же ты, подкрепление позитивного опыта “ремнем-воспитателем”?.

Семейственность. Нет. Тотально. С братом вижусь раз в год на его день рождения. С матерью раньше не чаще пары раз в год, сейчас проще, поскольку почти не цепляют её закидоны, и уже мало на что реагирую. Стараюсь принимать как есть, но особой теплоты нет. “Воспитание” сильно отдалило. С другими представителями и материнского и отцовского рода желания общаться нет. Я стал волком-одиночкой и не ценю родственность. С племянниками и их детьми не общаюсь.

Одиночество. Это страшно, когда ты, ребенком, знаешь что тебе некуда пойти за защитой. Мать – бог-всевершитель. Хочет любит, хочет наказывает. Ты остаешься один. Совсем. Тотально. Главная мечта детства – уйти в лес и там умереть, как слоны в саванне, чтобы трупным запахом никому не мешать. Я ВСЕМ МЕШАЮ! Главное ощущение, преследующее меня и в детстве и во взрослой жизни – Я ВСЕ ПОРЧУ! И одиночество.

Когда я вопил от ужаса, Бог мне помог?

Бог. А зачем? Чтобы так же наказывал-воспитывал как мать? Можно ли ему верить? А где он был, когда меня мать “воспитывала” и мне было страшно до безумия?! Когда я вопил от ужаса, моля мать о пощаде. Он мне помог? Я спроецировал на него всеужасающую Мать и потерял его, и тут стал волком-одиночкой. Потребовались годы, чтобы научиться доверять и принимать, опираться. Годы тотального одиночества.

Семья. После развода так и не женился, никого из тех, с кем жил, не любил, открыто говорил, что детей не хочу. Фактически семью ни с кем и не построил. Возможности быть “близким” полностью утратились. Ушли годы терапии и мужских групп, чтобы снова открыть сердце, начать любить. “Воспитание”… чего? Не спился зато и не скурился. Показатель счастливой жизни, однако.

Знаете какой у меня любимый тренинг, который я провел много раз? Про границы. Мать своим “воспитанием ремнем” переходила все границы, и физические, и эмоциональные, и поведенческие, и социальные. Я стал экспертом по границам и учу людей их защищать.

Последнее. Знаете, что самое страшное когда тебя ремнем “воспитывают”, и им плевать, что ты чувствуешь в этот момент? ТЕБЯ НЕТ. Ты нуль. Ты прозрачный. Ты механизм, который плохо работает. Ты отравитель чей-то жизни. Ты беспокойство. Ты не человек, ты НИКТО, и с тобой можно делать все, что угодно. Ты кукла, которая плохо работает, и её надо починить. А знаете, как это для ребенка – быть “прозрачным” для своей матери, отца?

Не превращайте детей в “плохих”

Лучше и не знать. Воспитывайте лучше своих детей без ремня. Видьте их, принимайте их, ругайте их действия, но не превращайте их в “плохих”. “Хороший индеец – мертвый индеец”. Ребёнок может и “умереть” символически, “убив” в себе всё, что мешает жить маме и папе, фактически Себя. Став удобным, куклой. Либо став агрессивным и активно воюющим со всем миром. Что ничуть не лучше.

ЛЮ-БИТЬ. Правда, что-то общее слово содержит? Собачек тоже любят и “воспитывают” дрессируя. Вы хотите, чтобы из ребенка кто вырос? Преданная собачка, которая вас не огорчает? Озлобленный зверёк? Или человек, любящий жизнь, мир, вас, других, себя?

“Других же били, и вон, ничего, люди выросли”. Спросите у них, как им было и как есть в тех темах, что я тут описал. Спросите у их близких, каково им быть рядом с этими “продуктами воспитания ремнём”. Много интересного узнаете.

Вишняков Андрей, психолог, тренер, практик

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Подвиг девочки из тайги обернулся уголовным делом для ее матери

Пятилетняя девочка прошла четыре километра, чтобы позвать на помощь к умирающей бабушке

«Я била обоих сыновей, и оба – доктора наук»

Если ребенок «достал», что еще вы умеете, кроме шлепка?

Мэр Екатеринбурга сообщил о всплеске семейного насилия

Число бытовых конфликтов выросло в 2,5 раза после принятия закона о декриминализации семейных побоев

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: