Марфо-Мариинская обитель: неповторимый образец

Марфо-Мариинская обитель сестер милосердия в Москве старше ста лет. Благотворительное учреждение создано Великой княгиней Елизаветой Федоровной Романовой.

Однако большую часть этого срока обитель не действовала: закрытая большевиками в 20-х годах, она возродилась лишь в начале 90-х. Сейчас сестры и руководство Обители хотели бы реконструировать не только архитектуру, но и социальную деятельность «как при Великой Матушке», насколько это возможно в современных условиях.

Марфо-Мариинская обитель

 

Покровский собор Марфо-Мариинская обитель

Покровский собор Марфо-Мариинской обители. Марфо-Мариинскую обитель Елизавета Федоровна основала через 2 года после гибели от рук террористов-эсеров мужа, генерал-губернатора Москвы Великого князя Сергея Александровича Романова, сменив траур на белое одеяние сестры милосердия. На устройство Обители и другие дела милосердия пошла треть от всех средств Великой Княгини. Другая треть была передана в казну, третья — отдана ближайшим родственникам.

Немецкая школа

Рассказывает кандидат исторических наук, автор книги «Очерки по истории общин сестер милосердия» священник Андрей Постернак:

— В Марфо-Мариинской обители прмц. Елисавета хотела совместить социальное служение и монашеский строгий устав. Для этого ей понадобилось создать новый вид женского церковного служения, нечто среднее между монастырем и сестричеством. Мирские сестричества, которых в России тогда было множество, не нравились Елизавете Федоровне своим светским духом: сестры милосердия часто бывали на балах, вели слишком светский образ жизни, а монашество она понимала исключительно как созерцательное, молитвенное делание, полное отречение от мира (соответственно и от работы в больницах, госпиталях и т.д.). Воспитанная в протестантской традиции, Елизавета Федоровна, знала, что существовавший в древности институт диаконис можно восстановить и укрепить за ним статус социального служения — в Германии как раз в то время была возрождена община диаконис лютеранским пастором Флиднером и к началу XX века его общин в одной только Германии было уже более 80.

Но эта идея не была воспринята русским церковным обществом того времени. Тем более, что древние диаконисы имели в целом другие задачи. Они помогали в храме — при совершении таинства крещения над женщинами, следили за порядком на женской половине. Елизавета Федоровна попыталась приложить старое название к новому виду церковного служения, но Синод отложил принятие решения, а на Соборе 1917-1918 годов чин диаконис восстановлен не был.

Не женский вопрос

Елизавета Федоровна и сама выступала за введения чина с оговорками. Изучив вопрос, она узнала, что в древней Церкви диаконисы были двух категорий: диаконисы по одеянию, принесшие обеты и получившие благословение епископа, и рукоположенные диаконисы (рукоположение обычно происходило по достижении ими 60-летнего возраста и вводило женщин в состав клира). «Я прошу только о первом (разряде), — писала Елизавета Федоровна профессору Санкт-Петербургской Духовной Академии Алексею Афанасьевичу Дмитриевскому. — По правде сказать, я совсем не стою за вторую степень, времена теперь не те, чтобы давать женщинам право участвовать в клире, смирение достигается с трудом и участие женщин в клире может в него внести неустойчивость».

Обеты, которые давали сестры милосердия в обители, были временными (на один год, на три, на шесть и только затем на всю жизнь), так что, хотя сестры и вели монашеский образ жизни, монахинями они не были. Сестры могли покинуть обитель и выйти замуж, но по желанию могли быть и пострижены в мантию, минуя иночество. Для монахинь из числа сестер обители планировалось устроить скит, где они могли бы вести уединенный, молитвенный образ жизни. В таком уставе Елизавете Федоровне удалось соединить два вида служения Христу: деятельное служение Марфы и созерцательное — Марии. В этом была уникальность обители.

Сестры

В сестры принимались только физически здоровые девицы и вдовы православного вероисповедания не моложе 21 года и не старше 40 лет (социальное служение требовало больших физических усилий). В момент открытия в обители было шесть насельниц. Но в апреле 1910 года епископом Трифоном (Туркестановым) в домовой церкви обители были посвящены по утвержденному Святейшим Синодом чину 17 сестер милосердия, в том числе и великая княгиня, возведенная на следующий день митрополитом Московским Владимиром (Богоявленским) в сан настоятельницы. Форму для сестер разработал художник Михаил Нестеров.

Сестры делились на крестовых — уже посвященных, они носили на груди крест наподобие иерейского, испытуемых и учениц (девочек из приюта, желавших стать сестрами). Так было и в других сестричествах в России того времени.

Главным делом сестер было посещение бедняков «на местах». Все без исключения сестры, вместе с настоятельницей, регулярно обходили ночлежные дома знаменитого Хитрова рынка, делая перевязки больным, препровождая детей в приюты, находя места безработным. В годы расцвета (1914-1917) в Обители трудились более 150 сестер милосердия.

Была ли сама Елизавета Федоровна пострижена в монашество, вопрос открытый. «Она прославлена в лике святых как преподобномученица по существующей сейчас практике канонизировать в чине преподобных всех святых, приносивших обет безбрачия, вне зависимости от того, состоялся ли монашеский постриг — поясняет член Синодальной комиссии по канонизации, руководитель фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» иг. Дамаскин (Орловский). «По письмам Елизаветы Федоровны можно сделать вывод, что она собиралась принять постриг к концу жизни, но удалось ли ей сделать это — неизвестно. В любом случае, если постриг и был, то был он тайный», — добавляет о. Андрей Постернак.

  300 обедов по 5 копеек

Первоначально обители принадлежали четыре здания: сестринский корпус с трапезной; больница с амбулаторией (в 1913 году в ней было зарегистрировано 10 814 посещений); дом настоятельницы и дом священника. В доме священника находились также общественная библиотека (1590 томов религиозно-нравственной, светской и детской литературы), комнаты, где учились и жили дети из приюта. Там же была воскресная школа, где в 1913 году обучались 75 девушек и женщин, работавших на фабриках. Позже, когда сестер стало много, был выстроен трехэтажный дом-общежитие. Кроме зданий внутри обители, со временем были выкуплены и несколько зданий снаружи. В одном из них находилась столовая для бедных (в 1913 году в ней ежедневно отпускалось более 300 обедов по 5 копеек), общежитие («дешевые квартиры») для работающих в городе малообеспеченных женщин, ютившихся до того в «коечно-каморочных» сырых квартирах на окраине города.

  Первый пациент

Первую операцию в обительской больнице для бедных женщин и детей сделали самой Елизавете Федоровне — у нее была доброкачественная опухоль, которую успешно удалили хирурги. Больница пользовалась успехом. Хирургическое отделение считалось лучшим в Москве, в него привозили самых тяжелых больных, от которых отказывались в других больницах. Для их лечения приглашали лучших специалистов — 34 врача работали бесплатно. Но увеличивать количество коек (их было всего 20) Елизавета Федоровна запретила, так как обслуживание большей больницы отвлекало бы сестер от возможности посещать бедняков на дому, что было их главным делом. Больницы в городе были и без того, а социальных работников не было.

И в амбулатории, и в аптеке лекарства отпускались бедным бесплатно. В 1910 году по 3932 рецептам было выдано лекарств на общую сумму 852 рубля, люди же с достатком могли покупать лекарства за деньги. В том же году в больнице лечились 68 человек (из них 15 детей). Из них лишь одна пациентка умерла (от крупозного воспаления легких), остальные же поправились.

Исцеление духовника

«В Марфо-Мариинской обители был реализован идеал cимфонии властей — считает игумен Дамаскин (Орловский). — В духовных вопросах все решал духовник обители прот. Митрофан Сребрянский, а все административные решения принимала, советуясь с ним, Елизавета Федоровна». До того, как стать духовником обители, о. Митрофан настоятельствовал в г. Орле в храме 51-го драгунского Черниговского полка, шефом которого была Елизавета Федоровна, с полком был на передовой в Русско-Японскую войну. В 1908 году, когда Великая княгиня трудилась над проектом создания Марфо-Мариинской обители, он прислал, наряду с рядом других священников, свои советы и соображения по этому поводу. Именно они вошли в основу устроения обители и Великая княгиня пригласила отца Митрофана на место духовника и настоятеля храма.

Тот взял время на размышление, но когда окончательно решил отказать, у него внезапно отнялась правая рука. О. Митрофан воспринял это как знамение воли Божией и пообещал Богу принять предложение Великой княгини, после чего исцелился.

В 1918 году, когда угроза ареста стала очевидна, прмц. Елисавета передала общину попечению отца Митрофана и сестры-казначеи. Тем же летом о. Митрофан предоставлял доклад о диаконисах на рассмотрение вопроса на Поместном соборе. Вскоре он принял постриг с именем Сергий и служил в обители до 1923 года, когда и для него началась череда арестов и ссылок. Скончался отец Сергий в 1948 году, прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских (память 23 марта /5 апреля).

После мученической кончины основательницы в 1918 году, Марфо-Мариинская обитель просуществовала почти 8 лет. В 1926 году многие сестры были высланы в Среднюю Азию, помещения обители заняли различные учреждения, но еще два года там действовала поликлиника, где работали бывшие сестры под руководством княжны Голицыной. В 1928 году Покровский собор был закрыт большевиками.

  Милость и миссия

— Кроме собственно дел милосердия Елизавета Федоровна и духовник обители о. Митрофан Сребрянский рассматривали в качестве конечной цели создания обители внутреннюю миссию среди самых обездоленных горожан,рассказывает профессор Андрей Ефимов, заведующий кафедрой истории миссий в ПСТГУ. «Мы несем страждущим не только материальную помощь, но и свет Христов» — говорила Елизавета Федоровна. Еженедельно о. Митрофан проводил с сестрами беседы о вере, о Священном писании, чтобы они были готовы к разговору об этом, выходя за стены обители.

  Роль личности в истории

Сейчас в обители 16 сестер. В основном они занимаются организацией быта: работают в храме, в книжной лавке и в лавке благочестивой женской одежды, готовят в трапезной и руководят ремонтными работами. Возрожден приют для девочек — сейчас здесь живут и воспитываются 13 сирот (приют располагается в бывшем домике настоятеля). Одна из старших сестер ходит в городские больницы с миссионерскими беседами, заведует кормлением бездомных в обители. В одном из московских психоневрологических интернатов сестер попросили позаниматься с пациентами — научить их писать и читать.

Сегодня обитель больше напоминает отличный музей, а сестры пока являются его хранительницами.

— Есть огромное желание восстановить ту деятельность, какая была в обители при прмц. Елисавете,вздыхает нынешняя начальница Обители Наталья Молибога. — Но сейчас другое время, другие условия, не все, что могла позволить себе она, можем позволить себе мы.

Храмы и музей

При Елизавете Федоровне в обители были построены два храма. Первый храм, больничный во имя святых жен Марфы и Марии, освящен 9 сентября 1909 года. В 1912 году был освящен Покровский собор, построенный архитектором А. Щусевым. Расписывать храм Елизавета Федоровна пригласила художника Михаила Нестерова, его ученика Павла Корина (последний был женат на ее бывшей воспитаннице), и известного скульптора Сергея Коненкова. В Покровском храме была устроена потайная лестница, ведущая в подземную усыпальницу — ее расписывал Павел Корин на сюжет «Путь праведников ко Господу». В этой усыпальнице завещала себя похоронить Елисавета Федоровна, что не было исполнено в связи с обстоятельствами революционного времени: ее мощи, обретенные белогвардейцами, были вывезены через Шанхай в Святую Землю и захоронены в основанном Елизаветой Федоровной и ее супругом Вел. князем Сергеем Александровичем храме св. равноап. Марии Магдалины в Гефсимании.

Возрождение Марфо-Мариинской обители началось в 1992 году. Однако ключи от Покровского храма были возвращены Церкви Всероссийским художественным научно-реставрационным центром имени И.Э. Грабаря лишь в конце 2006 года.

В 2008 году была завершена реконструкция архитектурного комплекса обители: храмов, общежития сестер милосердия, воскресной школы с квартирой священника, ограды, сторожки и часовни, домика садовника, павильона в парке, гаража и хозяйственного навеса. Особенного внимания стоят восстановленные покои Великой княгини Елизаветы Федоровны, где теперь располагается музей обители и где можно увидеть личные вещи, рисунки и письма прмц. Елисаветы, а также уникальные фотографии начала XX века. (В музей можно попасть в любой воскресный день после Литургии или в будни по предварительной записи по телефону: (495) 951-04-70).

Марфо-Мариинская обитель

По письмам Елизаветы Федоровны можно сделать вывод, что она собиралась принять постриг к концу жизни, но удалось ли ей это сделать – неизвестно. «Она прославлена как преподобная по существующей сейчас практике канонизировать в этом чине всех святых, приносивших обет безбрачия, вне зависимости от того, был ли монашеский постриг», – поясняет член Синодальной комиссии по канонизации, руководитель фонда «Память мучеников и исповедников Русской Православной Церкви» игумен Дамаскин Орловский

 

Марфо-Мариинская обитель

Больницу на 20 коек Великая Княгиня запрещала расширять, так как обслуживание большей больницы отвлекало бы сестер от их главного дела – посещения бедняков на дому. Больницы в городе были, а социальных работников не хватало

 

Икона свв. Марфы и Марии, вышитая Елизаветой Федоровной

Икона свв. Марфы и Марии, вышитая Елизаветой Федоровной

 

В стенах обители, 2009 год.

В стенах обители, 2009 год. а) «Новый» сестриский корпус – последний из построенных при Елизавете Федоровне. На нижнем этаже были рукодельные. b) В нижнем этаже этого корпуса помещались аптека и амбулатория, а на верхнем были комнаты для сестер. Сейчас оба корпуса снова обживаются сестрами, на первом этаже корпуса (а) – трапезная. с) Здесь была больница, а сейчас это административный корпус. d) Покои Елизаветы Федоровны. Теперь тут музей. Из четырех построенных первыми зданий на этом фото нет только дома священника, где теперь располагается приют. На фото: сестра милосердия и подопечный бездомный

марфо мариинская обитель

Гостиная и молельная комната Настоятельницы в точности воссозданы по архивным фотографиям. Молельная комната прпмц. Елисаветы -- одна из восстановленных в полном соответствии с прежним видом. Под потолком славянской вязью написаны выбранные Великой Княгиней цитаты из Священного Писания.

Гостиная и молельная комната Настоятельницы в точности воссозданы по архивным фотографиям. Молельная комната прпмц. Елисаветы — одна из восстановленных в полном соответствии с прежним видом. Под потолком славянской вязью написаны выбранные Великой Княгиней цитаты из Священного Писания.

марфо мариинская обитель

В музее стоит личный рояль Елизаветы Федоровны, который никогда не покидал стен обители. В советское время, когда в покоях Елизаветы Федоровны был устроен детский сад — на этом рояле играли на детских утренниках, затем он стоял в спортзале в одной из больших комнат и только теперь снова установлен в покоях настоятельницы. На крышке рояля есть подпись владелицы. «Тогда было принято подписывать свои вещи, — рассказывает Анна, экскурсовод музея, — великие князья понимали, что вещь с их подписью будет интересна потомкам. Елизавета Федоровна подписывала и Евангелия, которые дарила в благословение».

марфо мариинская обитель

Елизавета Федоровна собирает пожертвования в Кремле для фронта и раненых. «Московский Кремль никогда больше, ни раньше, ни позже не был местом такой активной социальной деятельности, которую организовала в 1905 году Елизавета Федоровна, — рассказывает Анна экскурсовод музея в обители, — Она собирала пожертвования населения, организовала благотворительный пошив одежды для военных. Имена всех кто ей помогал или что-то приносил записывали в специальные книги и в благодарность публиковали списки в газетах. Есть такие трогательные записи: «Мальчик Коля — 5 копеек» или история про другого бедного мальчика, который принес солдатикам живую курочку, чтобы она им каждый день несла яйца».

марфо мариинская обитель

В обители были два храма: больничный во имя свв. Марфы и Марии и Покровский собор, построенный архитектором А. Щусевым (на фото). Расписывать храм Елизавета Федоровна пригласила художника Михаила Нестерова, его ученика Павла Корина (последний был женат на ее бывшей воспитаннице) и известного скульптора Сергея Коненкова. В Покровском храме была устроена потайная лестница, ведущая в подземную усыпальницу. С 1929 года в обители размещался клуб Санпросвета. Фрески Нестерова закрасили, а в алтаре, на месте престола, водрузили огромную статую Сталина. В 1944–1945 годах храм заняли новые хозяева — Государственные центральные художественные мастерские при Комитете по делам искусства, занимающиеся реставрацией древнерусской живописи. Возможно, это и спасло храм от полного разрушения.

 Возрождение Марфо-Мариинской обители началось в 1992 году. В 2008 году была завершена реконструкция архитектурного комплекса. Особого внимания заслуживают покои прпмц. Елисавты, где теперь расположен музей. Сюда можно попасть в любой воскресный день после Литургии или в будни по предварительной записи по телефону (495) 951-04-70

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Мэрия Москвы отдала Церкви Марфо-Мариинскую обитель

Кроме того, окончательно оформлено право собственности РПЦ на Храм преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках

Помогите ктосколькоможет

Давать ли деньги на "опохмел" и говорить ли о Боге с нуждающимися

Нарушители правил и сокрушители устоев

Непохожие на нас люди нечеловечески раздражают