Как делают фрески?

|

Как делают фрески? Мастер-класс

21 января в рамках выставки храмовой монументальной живописи «Пречистому образу Твоему поклоняемся, Благий» в Московском академическом художественном лицее Российской академии художеств состоялся мастер-класс «Опыт фресковой живописи» и круглый стол «Проблема профессионализма в современном церковном монументальном искусстве». Мастер-класс провел действительный член РАХ, профессор ПСТГУ и МГАХИ им. Сурикова, Евгений Николаевич Максимов, среди работ которого — роспись Храма Христа Спасителя.

ПЕРВЫЙ ЧАС: Евгений Николаевич Максимов -- известный художник–монументалист, работающий в области церковного искусства, действительный член РАХ, профессор -- рассказывает с чего и как он начинал свою художественную карьеру

«Кафедре монументального искусства ПСТГУ в этом году исполнилось 15 лет, и мы решили сделать выставку выполненных за это время объектов — собрать вместе все то, что было сделано студентами и преподавателями, а так же провести мастер-класс и круглый стол», — рассказывает заместитель заведующего кафедрой, Игорь Самолыго.

Известный художник-монументалист Евгений Максимов написал на глазах у посетителей выставки древний (8 века) синайский образ святого мученика Меркурия на коне. Зрители могли наблюдать за работой, начиная от закладки последнего слоя известковой штукатурки; рисунка, выполненного гризайлью в несколько тонов и заканчивая графической отделкой деталей фрески.

«За 70 лет советской власти были утеряны секреты мастерства церковных художников, который традиционно передавались из уст в уста. Как таковых трактатов, где бы раскрывались тонкости работы — не осталось. Поэтому всякая вдумчивая копия древнего византийского образца — есть глубокая научно-исследовательская работа, — рассказывает преподаватель ПСТГУ, член союза художников монументалистов, Светлана Васютина. — Посмотрите, на столе Евгения Николаевича минимум красок — три-четыре цвета, но и с их помощью он пишет живописную работу. Например, все мы видим охристый (желтый) плащ у война, но написан он не желтым, а красновато-рыжим. Эффект охры — это обман зрения, который получается вследствие наложения слоев краски друг на друга. Талант мастера в том, чтобы увидеть, как строилась работа от чистого левкаса, понять взаимоотношение цветов друг с другом. Увидеть эту последовательность интересно не только студентам, но и нам — художникам”.

Мастер-класс длился более 8 часов. На нем присутствовали студенты Московского художественного лицея, преподаватели и студенты ПСТГУ и МГАХИ им. Сурикова, художники-иконописцы и искусствоведы.

Поверхность, имитирующая стену, была подготовлена заранее по специальной технологии, разработанной в ПСТГУ для учебного процесса. У студентов нет возможности тренироваться в храме на настоящих стенах. "Имитация стены делается таким образом, -- рассказывает Игорь Самолыго, -- берем планшет из толстой фанеры и на него накладываем слой штукатурки - песок, известь, мраморная крошка, чтобы он впитывал в себя воду. Потом он высыхает и получается, как бы такая стена. Чтобы она стала пригодной для живописи, поверху накладывается еще один тонкий слой извести. Писать можно, пока известь остается влажной.

Когда "стена" готова, на нее переводят заранее подготовленный в нужном масштабе рисунок в данном случае - репродукцию.

ВТОРОЙ ЧАС: Рисунок продавливают по сырой штукатурке ручкой. На "стене" проявляется бороздка - графья, которую хорошо видно при боковом освещении. Евгению Николаевичу в этом деле помогли преподаватели ПСТГУ

Зрители на мастер-класс пришли очень терпеливые

Писать фреску можно красками на водной основе - используются только пигмент и вода. "Никакого клея добавлять не нужно, -- объясняет Игорь Самолыго, -- когда известь высыхает, она сама закрепляет все краски нанесенные на поверхность сырой штукатурки, после высыхания поверхность не боится воды и сложных погодных условий."

ТРЕТИЙ ЧАС: Евгений Николаевич начал непосредственную работу над фреской

ЧЕТВЕРТЫЙ ЧАС: Когда графья продавлена, художник делает подмалевок - закрывает большие плоскости локальными тональными пятнами. Этот этап является подготовительным для дальнейшей работы над цветом

ПЯТЫЙ ЧАС: Когда гризайль (закрашивание серым) окончена, художник берет чистый цвет и накладывает его поверх серого. Получается, что поскольку внизу не белый лист, который полностью отражает свет, а серая подкладка, то краска приобретает особый, благородный оттенок. То есть, чтобы получить, например коричневый цвет, нужно по темно серому тону прозрачно прописать красным. Можно смешать красный с ченым получим тоже коричневый, но он не будет обладать такой глубиной и сложностью, как цвет созданный послойным нанесением краски.

"Фреска чем-то близка акварели, -- рассказывает Игорь Самолыго, -- где краски так же можно накладывать слоями друг на друга -- лессировкой. Но фреска выигрывает у акварели возможностью использовать в работе еще и белила, роль которых выполняет известь, имея кристаллическую структуру она придает поверхности особое свечение"

Образец все время стоял перед глазами мастера

За счет оптического смешения красок во фреске можно добиться очень сложной цветовой фактуры. Фресковая живопись в чем-то похожа на живопись импрессионистов -- чем древнее образцы фресковой живописи, тем она сложнее, тем больше мастер задействует возможности краски -- используя при этом приемы оптического и механического смешения красок", -- рассказывает Игорь

Большинство художников принесли с собой фотоаппараты и фиксировали все этапы работы мастера.

ШЕСТОЙ ЧАС: В столовой художественного лицея можно было купить чай и покушать

 

СЕДЬМОЙ ЧАС: На последнем этапе делается опись, уточняется рисунок. Затем пишутся пробела --удары белых линии, которые символизируют свет, исходящий от образа. Пробела делают лик светящимся, излучаюшим свет.

ВОСЬМОЙ ЧАС: В аудитории остались только самые стойкие!

«Смотреть на работу Максимова очень интересно, потому что он сам любит учиться», — добавил Игорь Самолыго, — «Уже много лет он изучает образцы, разные приемы письма и удачно реализует их в своей работе. Немногие художники обладают таким глубоким пониманием образца, как Евгений Николаевич. Копирование копированию рознь. Можно ограничиться работой вприглядку — посмотреть на фотографию и срисовать ее, а можно пойти глубже — постараться узнать, как она была изначально сделана, как была задумана автором — этому мы и учим своих студентов, тогда в процессе работы над копией художник сможет усвоить себе мастерство автора. Оно как бы переходит ему в процессе работы».

Екатерина СТЕПАНОВА

Не просто стены

Церковные архитекторы мешают художникам: ведущие специалисты в области христианской монументальной живописи жалуются на низкий уровень современной церковной архитектуры.

24 января в помещении Московоского академического художественного лицея Российской академиии художеств состоялся круглый стол на тему «Проблема профессионализма в современном церковном монументальном искусстве». В дискуссии приняли участие преподаватели факультета церковных художеств ПСТГУ, академики Российской академии художеств, специалисты в области истории христианского искусства.

Макет храма - обязательная часть дипломного проекта студентов кафедры монументального искусства ПСТГУ

Низкий уровень современной церковной архитектуры зачастую становится препятствием в работе современного монументального художника, покрывающего фресками или мозаиками внутренние пространства строящихся храмов. Этот неутешительный тезис стал лейтмотивом большинства выступлений, прозвучавших в рамках прошедшего круглого стола.

Архитектурные объемы храма, перекрытия и своды  являются не просто “холстом” для церковного художника монументалиста, их пропорции, формы и взаимное положение сами диктуют художнику композиционные решения, определяют параметры будущей росписи. Зачастую ошибки архитектора приходится исправлять иконописцу: «Мы вынуждены вмешиваться в работу архитектора или строителей, иногда приходится даже заставлять их изменить неудачную форму свода, убрать какой-то элемент, — рассказывает руководитель иконописной школы при Московской духовной академии игумен Лука (Головков). — И всех своих коллег мы призываем следовать нашему примеру».

В целом нашей Церкви не хватает профессионального учебного заведения или отделения церковной архитектуры, которое могло бы готовить квалифицированных церковных специалистов в этой специфической области, так же как сегодня Факультет церковных художеств ПСТГУ или школа МДА готовит профессиональных иконописцев, мозаичистов, прикладников – согласилось большинство экспертов. 

Одновременно с круглым столом в стенах академического художественного лицея открылась выставка работ выпускников, студентов и преподавателей Факультета церковных художеств Свято-Тихоновского университета.

«С момента открытия выставки чаще всего журналисты нам задавали один и тот же вопрос: ограничивает ли канон свободу художника, не слишком ли мы консервативны, что нового в церковной живописи?» — признался ведущий круглого стола художник-монументалист, проректор и профессор Московского государственного художественного института имени В. И. Сурикова, заведующий кафедрой монументальной живописи факультета церковных художеств в ПСТГУ Евгений Максимов. «Искусство невозможно без канонов, ни античное, ни возрожденческое, ни церковное», — ответил  журналистам заочно протоиерей Александр Салтыков, декан факультета церковных художеств ПСТГУ, он  не готов противопоставлять свободу творчества правилам канонической иконописи. Канон не свод правил, а художественный язык тесно связанный с богословием и богослужебной жизнью Православной Церкви. В то же время, как согласились участники круглого стола, в свою очередь это не исключает возможности появления в будущем и “современного”  иконописного стиля, просто стиль этот невозможно изобрести, такой стиль может появиться только самостоятельно, из опыта творческого развития и переосмысления иконописцем  церковной традиции, классического византийского, восточного и даже западного иконописного наследия.

Дмитрий РЕБРОВ 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: