Менее 9% паллиативных больных в России получают адекватное обезболивание – Минздрав

|
Адекватное обезболивание в России получает менее девяти процентов нуждающихся в нем паллиативных больных, врачи по-прежнему боятся брать на себя ответственность за выписку наркотических анальгетиков, а для детей такие препараты в России вообще не выпускают по причине их нерентабельности. Эти данные прозвучали на заседании Совета по вопросам попечительства в социальной сфере при правительстве РФ.

В понедельник прошло заседание Совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере, посвященное застарелой проблеме доступности обезболивания для паллиативных больных. На заседании обсуждались ответы профильных ведомств на полученные ранее  поручения Совета. Оптимизма эти ответы вызвали не много.

О проверках Росздравнадзора

В конце прошлого года Совет поручил Росздравнадзору провести внеплановые проверки соблюдения новых правил выписки наркотических обезболивающих. Как сообщили на заседании представители ведомства, в большинстве регионов врачи по-прежнему боятся единолично назначать наркотические препараты  и делают это «комиссионно». Правда, больным уже начали выписывать рецепты при посещении на дому.

При выписке пациентов стационары очень неохотно выполняют приказ Минздрава о выдаче лекарств на 5 дней (проверяющие обнаружили только 6 получивших с собой препараты пациентов). Связано это с тем, что медики не знают, как отчитываться за выданные препараты, да и запасы наркотиков в стационарах ограничены. Не дают больницы при выписке и рецепты на наркотики, потому, что не ясно, где их можно будет отоварить. На сегодняшний день к специализированным аптекам, принимающим такие рецепты, прикреплены только поликлиники. В наиболее благополучной в этом плане Москве к аптекам прикреплены также хосписы и лишь сейчас начинают прикреплять больницы.

Но особенно явной катастрофа с обезболивания становится при знакомстве со статистикой. Как следует из подготовленных к заседанию Совета материалов Минздрава, большая часть заявленной потребности в наркотиках (особенно в неинвазивных формах) не реализуется ни в больницах, ни через аптеки. В регионах, где этой проблеме, по оценке Минздрава, «уделяется внимание» адекватное обезболивание в 2014 году получили от 15 до 50% нуждающихся.

В то же время в Южном федеральном округе этот показатель составил 2,7%. «Обеспеченность опиоидами при адекватном обезболивании составила 8,8% (т.е. только 25488 больных из 230910 нуждающихся получили адекватное обезболивание), – говорится в документе. – В каждый субъект направлено письмо с требованием обеспечить постоянное наличие опоидных анальгетиков и их назначение нуждающимся».

21258_537730139700517_4056551971406383467_n

О «детских» обезболивающих

Обсуждалась на заседании совета и модная тема «импортозамещения». Как рассказала директор Благотворительного фонда помощи детям с онкогематологическими и иными тяжелыми заболеваниями «Подари жизнь» Екатерина Чистякова, особенно тяжелая ситуация сложилась с неинвазивными лекарствами для детей: в России нет обезболивающих таблеток для детей младше 12 лет и пластырей – для детей до 18 лет. При этом, в ответ на предложение Минпромторгу начать развивать отечественное производство неинвазивных лекарственных форм наркотиков из ведомства сообщили, что большинство таких препаратов «не выпускаются в детских дозировках в промышленных масштабах ввиду экономической целесообразности».

Практически единственное на этом рынке госпредприятие «Московский эндокринный завод» сейчас готовит к регистрации шесть наименований наркотических обезболивающих. При этом, исследования, необходимые для разрешения применения препарата в педиатрической практике, могут начаться только после того, как будут зарегистрированы «взрослые» показания. В итоге первый препарат для детей (таблетки морфина короткого действия) появится не раньше 2017 года.

«Ссылаться на экономическую неэффективность, когда речь идет о хронической боли, как минимум негуманно, – заявила Чистякова. – Мы просим Минпромторг повторно рассмотреть вопрос о развитии  производства неинвазивных препаратов, используемых для обезболивания у детей, а Минздрав определить список наименований и потребность в таких препаратах». Представители ведомства пообещали разобраться с потребностью за две недели, постараться упростить процесс и сократить время регистрации препарато до полугода.

Кроме того, в отсутствии отечественных препаратов, члены Совета просили решить вопрос с ввозом незарегистрированных в России наркотических средств, в том числе детского морфина в растворах и каплях. Пока же, по данным самого Минздрава, в страну не ввозятся зарегистрированные еще в 2008 году импортные наркотические препараты в виде пластырей и таблеток пролонгированного действия.

Екатерина Чистякова

Екатерина Чистякова

О «Скорой помощи»

Еще одно поручение Совета касалось применения наркотиков при оказании скорой помощи паллиативным больным, но не нашло отклика в Минздраве. Как сообщили ведомство, принято «консолидированное решение о нерациональности возложения на службу скорой медицинской помощи непрофильной функции».  Это решения на заседании Совета отстаивала заместитель министра Татьяна Яковлева. «Мы чистим «Скорую», чтобы она занималась только скоропомощной работой – инфарктами, инсультами – а не хронической болью. Надо заставить работать паллиативную помощь», – заявила замминистра.

«Мы согласны, что основная нагрузка по лечению хронического болевого синдрома должна лечь на поликлиники и, в будущем, на создающиеся выездные службы паллиативной помощи. Однако на сегодняшний день даже после вмешательства Минздрава и Росзравнадзора обезболить конкретного пациента удается только при помощи «Скорой», – возражала Чистякова.

В итоге договорились о том, что на «переходный период» Минздрав распространит на регионы опыт столичной «Скорой». Соответствующее рекомендательное письмо, пообещала Яковлева, появится в ближайшие две недели. Московский опыт заключается в том, что бригада «Скорой помощи» имеет право купировать болевой синдром с помощью наркотика в тех случаях, когда у больного есть свой препарат, но некому его ввести, или когда препарат назначен, но не получен на момент вызова «Скорой» (пресловутая ситуация праздничных дней). Кроме того, подстанции столичной «Скорой» ежемесячно получают из поликлиник списки больных, которым назначено наркотическое обезболивание.

По мнению президента благотворительного фонда «Вера» Нюты Федермессер, пациент должен иметь право на помощь «Скорой» при разовом «прорыве» боли. Кроме того, по ее словам, никакие рекомендательные письма для «Скорой» не решат проблемы, пока не изменится порядок регулирования наркотиков. «Сейчас даже в Москве врачи «Скорой» предпочитают не делать наркотики. После этого надо возвращаться на базу, заполнять бумаги, отрываясь от другой работы и вызывая недовольство руководства. Надо менять и укладку врача «Скорой», и порядок ее работы. А иначе все это так и останется полумерой», – считает Федермессер.

Нюта Федермессер

Нюта Федермессер

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Что делать, если нужно получить обезболивание в новогодние каникулы

Быстрый доступ к обезболиванию — это получение препарата в течение 2-3 часов вне зависимости от времени…

Больница не должна быть от слова «боль»

Врачи боятся выписывать наркотические обезболивающие, так как у них «срабатывает старая закалка»