Меняемся ли мы, живя в Церкви?

Порой мы видим что-то выбивающееся из наших представлений о том, как должен вести себя тот или иной человек. И обычно судим немедленно – ах, нехорошо это священнику постом покупать молочные продукты! А ведь и первосвященника, который ввел Деву Марию во Святая Святых, туда, куда и сам-то мог заходить один раз в год, кто-то мог осудить… О соответствии наших представлений с реальностью и о том, о чем нам всем на самом деле стоит задуматься в день отдания праздника Введения во храм Богоматери, рассуждает протоиерей Андрей Ефанов.

Он, жутко стесняясь, пристроил свою тележку к концу длинной очереди. Ему казалось, что глаза всех покупателей направлены исключительно на него – священника в подряснике, который в пост нагрузил свою тележку с покупками творогом, молоком и кефиром.

Протоиерей Андрей Ефанов

Протоиерей Андрей Ефанов

Сколько человек обратило внимание на покупки священника, чья жена лежала в роддоме, и некому было купить молочку для детей? Неизвестно. Но, уверен, осуждающие нашлись.

Мне кажется, нашлись и осуждающие израильского первосвященника, когда тот, повинуясь непреодолимой силе, ввел малышку Мариам во Святая Святых…

Как часто мы все подвергаем осуждению людей, не задумываясь, что мотивом их поступков может быть экстраординарная ситуация. Священник (и даже монах! Сколько монашествующих служит на приходах!) может покупать постом мясо для больной прихожанки, врач может нарушить правила дорожного движения, спеша к пациенту на личном автомобиле, женщина может грубо отчитать своего ребенка в отделе детских игрушек за истеричное требование купить третью машинку подряд.

А мы, не зная о причине, вынесем свой приговор – нарушитель поста и ПДД, деспотша, лишающая своего сына детства.

Повод осудить всегда найдется. Не так одет, не то сказал, не тот статус запостил в фейсбуке. Лучше, конечно, не подавать соблазна для ищущих его, но ведь нельзя жить исключительно с оглядкой на окружающих.

Важнее всего пребывать в страхе Господнем, бояться словом, делом, помышлением, даже комментарием в соцсети оскорбить Господа. Вот уж Кто видит каждое наше действие и даже мысль! И предстоящий Господу христианин – ценная жемчужина для Бога. Увы, далеки все мы от этого.

Кем надо быть, чтобы находиться там, где только раз в год мог войти глава Ветхозаветной Церкви, да и то с жертвенной кровью? Наверное, только будущая Богородица и могла сподобиться подобной чести.

Сейчас каждому из нас дана такая возможность. Не жертвенная кровь, но Кровь Христова – высшая жертва во всей Вселенной с ее миллиардами галактик выносится из алтарей православных храмов для тех, ради кого пролилась Кровь Жертвенного Агнца на Голгофе.

Мы сподобились даже большей чести, нежели Пречистая Дева. Но ценим ли мы это? Жизнь Марии изменилась с ее Введением во храм иерусалимский. А мы, не остаемся ли теми же, кем были до причастия? А значит, не уподобляемся ли Иуде, в которого после недостойного причащения вошел сатана?

Каким должен быть христианин, если он избран для вечного царствования со Христом в обителях Отца Небесного?

Фото: ria.ru

Фото: ria.ru

Много вопросов, ответы на которые мы все знаем. Нет только одного – результата. Год за годом мы живем в Церкви, но ничего в нас не меняется. Или же меняется?

Посмотрим внимательно на себя со стороны и задумаемся, что мы можем сделать для того, чтобы именоваться христианами не только по букве, но и по духу. Что мы не преодолели в себе, что мешает нам жить всецело Христом? Деве Марии было достаточно войти во Святая Святых, чтобы всецело предать Себя Богу.

Святая Святых Нового Завета Сам входит в нас. Думаю, что это повод отбросить все плотское и стать человеком, для которого «жизнь Христос, и смерть – приобретение» (Фил. 1:21).

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Введение – история о тех, кто умеет любить

Не сразу можно понять, почему это событие так торжественно празднуется Церковью. Но произошло в тот день…

Праздник абсурда? Торжество веры!

Вдруг Бог, сжалившись, подает им долгожданного ребенка, а они через три года сдают его в специнтернат…

Дети в доме Отца

Храм без детей – пустой дом, остывший очаг. Они должны найти друг друга. Пусть у детей…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!