Мерзость запустения, или фотосессии в алтаре

|

Половина России — мертвые города и села — места, где заброшены и не восстановлены храмы. Места, где храмы отданы под музеи и выставки. Здесь по-настоящему больно находиться: в прекраснейших соборах, воздвигавшихся для служения Богу, не слышна молитва, не совершается Литургия, только туристы, позевывая, толпятся у прилавков с сувенирами.

Время от времени в обществе, преимущественно в интернете, вспыхивают бурные скандалы, вызванные небрежной реставрацией или записью фресок в действующих храмах. Действительно, суть храмовой реставрации иногда (нечасто) отличается от музейной. Цель музейной реставрации – максимальная консервация первоначального произведения, цель храмовой – воссоздание целостности образа, перед которым будет возноситься молитва.

Однако табличка «памятник архитектуры» – не гарантирует того, что этот памятник не будет находиться в ужасающем запустении. Музейная консервация нередко приводит к тому, что памятник архитектуры стоит без малейшего, даже самого необходимого, вмешательства извне. Село Кидекша под Суздалем, храм свв. Бориса и Глеба, построенный в 1152 году – больше 850 лет назад, находящийся под охраной ЮНЕСКО. Храм с порога источает запах сырости. Почти не видно на стенах святых ликов, осыпаются стены, только там, где некогда была солея, лежит табличка: «Не наступать!».

А вот бывший алтарь – святая святых – никак не отгорожен, здесь все туристы и фотографируются.

Храм разрушается не только извне, попирается самый смысл святыни.

Диалог с билетершей:

– Скажите, а почему не прегражден доступ в алтарную часть храма? Почему свободно можно заходить в алтарь?

– А мы не храм (!), а музей.

– Но это же просто кощунственно!

– А сейчас везде кощунство.

Горько, тяжело, больно смотреть на такие памятники архитектуры. Тяжело видеть и храм неподалеку – во Владимире – превращенный в музей стекла. Внутри евроремонт, на месте алтаря цветок из стекла, а стены храма снаружи заросли мхом.

У любой вещи есть форма и содержание — цель, для которой вещи создана и используется. Если убрать смысл, то немного пользы будет в вещи. Нужно возвращать храмам их смысл. Сразу вспоминается храм свт. Николая в Толмачах, что при Третьяковской галерее: условиях хранения икон музейные, но иконы находятся в храме, у них молятся, их не вырывают из той среды, для которой они были созданы.

Старинное предание говорит, что на месте разрушенного храма стоит Ангел Господень и проливает слезы до тех пор, пока не будет отслужена в восстановленном храме первая Божественная литургия…

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: