Об исповеди перед Причастием, “актуальном искусстве” и общецерковной дискуссии: итоги пленума Межсоборного присутствия

В Москве прошел пленум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви. Как проходил недавно завершившийся в Москве пленум Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви? Можно ли было на нём поспорить с Патриархом? Что теперь изменится в церковной жизни, в том числе рядовых мирян? Рассказывает протоиерей Павел Великанов, настоятель Пятницкого подворья Троице-Сергиевой лавры в Сергиевом Посаде, главный редактор портала Богослов.RU и член Межсоборного присутствия Русской Церкви.

Межсоборное присутствие – это совещательный орган, содействующий высшей церковной власти Русской Православной Церкви в подготовке решений, касающихся наиболее важных вопросов внутренней жизни и внешней деятельности церкви. Межсобор учрежден Святейшим Патриархом Кириллом в 2009 году, в Межсобор входят епископы, священники и миряне. В течение нескольких лет по основным темам, предложенным к обсуждению, идет широкая дискуссия, в том числе и в Интернете, затем разработанные проекты документов обсуждаются на пленуме и утверждаются архиереями.

Можно аргументированно спорить даже с Патриархом

Атмосфера на Межсоборном присутствии была очень дружеская, открытая, я бы даже сказал, семейная.  Собравшиеся на пленуме работали заинтересованно и плодотворно.  Это совсем  не общие слова… В  этот раз  особо активны были и миряне. Мне кажется, несмотря на то, что мирян в Межсоборном присутствии по отношению к клирикам все-таки меньшинство, но мера их участия была такой же, как и духовенства, если не больше.

2P20150129-VSN_2702-1200

Все, кто присутствовал там, наверняка согласятся с утверждением, что Межсоборное присутствие – это настолько живой инструмент, где в процессе работы над документами или тезисами идет не только обмен мнениями, но и аргументированное отстаивание позиций – причем эти позиции могут быть не тождественны взглядам священноначалия. Можно даже спорить с самим Святейшим Патриархом – если для такой позиции есть достаточная аргументация!

В ходе заседаний была достаточно живая дискуссия по разным вопросам, которая давала повод предполагать, что при голосовании мнения будут противоположными, но кардинального разделения мнений при голосовании уже не было: в ходе дискуссии удавалось прийти к консенсусу.

2P20150129-VSN_2815-1200

Святейший Патриарх вел дискуссию высокопрофессионально. Это всегда такой мастер-класс, каким надо быть председателю. При этом  председательствующий, имея свое определенное мнение, его никому не навязывает, иногда даже не высказывает, а предлагает участвующим в дискуссии высказывать разные точки зрения и уже самому собранию решить,  как лучше, или высказать консолидированную точку зрения по конкретному вопросу, не пытаясь ее переломить своим авторитетом, своей первосвятительской властью. Я не слышал, чтобы Патриарх настаивал на том, чтобы собрание прислушалось именно к его позиции. Патриарху было очень интересно наблюдать, как идет сама дискуссия и как различные стороны обосновывают свои позиции.

Об участии верных в Евхаристии

Много споров и обсуждений вызвал документ,  который выходит сейчас для окончательного утверждения на Архиерейское совещание, – «Об участии верных в Божественной Евхаристии». Несмотря на дискуссии, бурное обсуждение, все единогласно за него проголосовали. Такое единодушие, на мой взгляд, связано с тем, что документ приобрел большую актуальность. (Текст документа должен быть опубликован в ближайшее время – прим. ред.)

Я считаю, что этот документ – один из важнейших документов для современной жизни Церкви. Не потому, что он говорит нечто принципиально новое о Божественной Евхаристии, о том, как надо в ней участвовать мирянам. Главное, он подтверждает ту уже сложившуюся практику, которая имеется на многих приходах в Русской Церкви, как на территории Российской Федерации, так и за ее пределами.

Надо понимать, что Межсоборное присутствие во главе с Патриархом вовсе не выступает неким органом продвижения каких-то либеральных или обновленческих идей. Ничего подобного. Наоборот, речь идет о том, что идеи, которые буквально висят в воздухе и воплощаются в виде определенных практик, традиций, а также выражаются в виде тех или иных публикаций или статей, размышлений, споров, интервью, на Межсоборном присутствии выкристаллизовываются в документ.

И это мы очень хорошо видим на примере документа о подготовке верных к причащению. Лично для меня этот документ важен как раз потому, что, повторюсь, позволяет легализовать те практики, которые с точки зрения некоторых крайних ревнителей дореволюционного уклада Церковной жизни воспринимались как что-то ненормальное и неправильное.

Например, следующий факт: во время Светлой седмицы и Святок верные могут чаще приступать к Святому Причащению, и не с той подготовкой, которая традиционно предполагалась для них в другие дни – несколько дней поста, вычитывание трех канонов с акафистом, обязательное посещение богослужения не только утром, но и вечером, и так далее. В документе зафиксирована практика, которая дает возможность верным чадам Церкви совершенно легально не соблюдать пост перед причащением в дни сплошных седмиц.

Мера подготовительного поста, подготовки в целом может быть различной, человеку дается возможность согласовывать со своим духовником эту меру и не чувствовать себя при этом так, что ты что-то делаешь неправильно.

Но самое главное в этом документе – не столько эти внешние формальные моменты, сколько то, что практически половина текстов посвящена историческому обзору, рассказу о том, какие были практики подготовки и как мы пришли к той практике, которая у нас была самой распространенной в советский период; с чем связано то, что сейчас стали причащаться гораздо чаще и все-таки готовятся несколько по-другому, нежели это происходило в дореволюционной России. Смысл документа не в том, чтобы ввести что-то новое, а в том, чтобы еще раз напомнить всем верным, для чего существует Евхаристия, для чего мы причащаемся, как часто это должно происходить в жизни любого верующего христианина.

2P20150129-VSN_3556-1200

К сожалению, из-за нехватки времени не получилось обозначить тему о том, каким образом будет этот документ транслирован до всех  приходов.

С другой стороны, мне кажется, это уже вопрос не Межсоборного присутствия. Его надо адресовать Управлению делами Патриархии для того, чтобы на разных уровнях информация о документе была донесена до правящих архиереев, настоятелей, приходских священников: у них должно быть четкое понимание, для чего существует этот документ, что он на самом деле регламентирует, что он позволяет и что он не позволяет делать.

Важно, чтобы этот документ был правильно прочитан, правильно воспринят. Еще во время обсуждения документа в различных епархиях уже проводились пастырские семинары, в которых приходилось, в том числе, участвовать и мне. На этих семинарах духовенство с огромным интересом высказывало замечания к проекту и свои пожелания. Было видно, что не все имеют одну и ту же позицию, есть люди, которые считают неправильными некоторые моменты документа. Сама эта дискуссия имеет не менее важное значение, нежели ее конечный результат.

Этот документ готовился несколько лет и был очень хорошо продуман и выверен. Я бы даже сказал, что, например, при таком большом количестве обсуждающих людей не всякая правка действительно является удачной. Речь лишь о каких-то частных формулировках, из-за которых суть особенно не изменилась, но, возможно,  местами стилистически текст получился более сложным и не столь удобным для восприятия.

Важно, что итоговый документ учитывал те точки зрения, которые высказывались во время дискуссий на портале «Богослов.Ru», на других интернет-ресурсах, отзывы, которые были присланы из епархий и духовных школ. То есть вся предварительная  дискуссия действительно была продуктивна. Это, пожалуй, один из лучших документов в плане максимального внимания к мнению различных сторон.

«Об участии верных в Евхаристии»: конкретные моменты

В документе есть очень важные для современной церковной жизни моменты. Например, речь шла о необходимости пастырского снисхождения к постящимся, которые находятся в системе «закрытых» учреждений и не могут изменить режим своего питания просто потому, что захотели попоститься перед тем, как причаститься. Речь о студентах военных училищ, о тех, кто находятся в интернатах, тюрьмах, больницах и других подобных учреждениях.

Были и дискуссии по вопросу меры подготовки для больных, беременных, кормящих.  Понятно, что даже среди членов Присутствия не у всех было одинаковое видение вопроса. Интересно,  что иногда позиция о большей строгости высказывалась людьми семейными, женатыми,  имеющими детей, в то время как монашествующие вставали на защиту матерей с детьми. 

Это показывает, что состав Межсоборного присутствия достаточно гармонично подобран. Люди разного настроя, разного темперамента в целом уравновешивают друг друга, могут друг друга услышать и соответственно скорректировать свои взгляды на рассматриваемый вопрос.

В документе обозначено очень много важных моментов.  Например, указано на недопустимость практики, которая сложилась в советское время,  отказывать в причастии мирянам в великие праздники: на Пасху, на Рождество.

В документе также много сказано о том, что в отношении исповеди недопустим формальный подход, что исповедь – это не пропуск к причастию, а её смысл – в возгревании желания человека приступить к причащению, а не просто получить формальную галочку, что я уже готов,  достоин, можно причащаться.

Много внимания в документе уделяется молитвенному правилу, смыслу и формам его совершения. Так, допускается право духовника с достаточно большой долей свободы регламентировать, как именно человек подготавливается к причащению. Единственное правило, которое сейчас для взрослых людей считается неизменным – это само Последование ко причащению. Что же касается молитв дополнительных, то здесь возможна определенная свобода, разнообразие, в зависимости от целого ряда факторов. В этом документе неоднократно проговаривается, что не может быть какого-то универсального подхода. Все должно быть очень индивидуально, с учетом возраста, работы, нагрузки, физического и душевного состояния человека, который готовится к причащению.

2P20150129-VSN_2849-1200

Я бы особо отметил, что этот документ имеет ярко выраженный внутренний ориентир – человеколюбие. Священник – не тот, кто разрешает или запрещает человеку причащаться, а тот, кто помогает ему найти тот правильный путь к участию в Божественной Евхаристии, который для него будет наиболее полезным и наиболее действенным.

Много внимания уделяется и подготовке к причащению детей, с какого возраста для ребёнка необходима исповедь перед каждым Причастием.

Согласно каноническим правилам, к исповеди дети приводятся начиная с 10 лет. В нашей практике сложилось, что возраст первой обязательной исповеди – семь лет. То есть в этот период –  с 7 до 10 лет ребёнок должен научиться исповедоваться.

Нельзя, если у ребенка еще нет четко выраженного нравственного сознания, нет понимания греха или недолжного, принуждать его к исповеди только потому, что «так положено». Недопустимо «выдавливать» из ребенка то, чего он еще не понимает просто потому, что хоть ему и исполнилось 7 лет, но он всё еще маленький ребенок.

Важно, что эти вещь четко обозначены. Теперь священник не может подойти и сказать: «Тебе восемь лет, значит, ты не имеешь право причащаться без исповеди». Частота исповеди ребёнка тоже должна определяться духовником. Батюшка имеет возможность ребенку сказать, что он может просто подойти под благословение, если недавно исповедовался, чтобы он не придумывал себе грехи,  которых не  совершал.

Я думаю, документ будет иметь хороший, широкий, добрый резонанс и поможет более интенсивному и глубокому вхождению различных слоев общества в полноценную церковную жизнь.

2P20150130-PAL_3112-1200

Экономика, культура

Обсуждали и другие документы. Например, Концепцию образовательной деятельности Русской Церкви. Это многостраничный документ, подготовленный пока в первом чтении.

Еще два проекта будущих документов – «Церковь и культура» и «Церковь и экономика». Пока это лишь тезисы, они вызвали широкое обсуждение, в ходе которого были предложены какие-то новые мысли, обозначились новые горизонты вопросов. И по результатам этого обсуждения Святейший Патриарх создал отдельные рабочие группы в рамках тех комиссий, которые разрабатывали эти проекты документов. В рабочие группы были включены те члены, которые проявили активность и заинтересованность в обсуждаемых документах: не сомневаюсь, что они смогут оказать реальную помощь в  разработке проектов документов.

Смысл проектов этих документов хорошо выразил Святейший Патриарх: сегодня Церковь не только должна говорить о том, как лично спасаться христианину, но её цель –  показать и определенную позицию к тем общественным процессам, которые не оставляют равнодушными в том числе и верующих людей.

Мы должны показать, что нам, как христианам, не нравится в современном положении дел: в экономике, в культуре. Общество часто спрашивает о позиции Церкви в этих вопросах, но понять, какова эта позиция, бывает очень трудно по причине того, что у разных священников и епископов имеется личная позиция, и крайне затруднительно из этой мозаики личных взглядов сложить целостную картину.

Например, проблема с «актуальным» искусством. Мы знаем, что в свое время были выставки, которые были восприняты как кощунственные, они  вызвали очень широкий церковный резонанс. В то же самое время была выставка современных художников на христианскую тематику в притворе Татьянинского храма. Она также вызвала неоднозначный резонанс в церковной среде. Как здесь разобраться: что правильно, что допустимо, что недопустимо? И вот документы, о которых идет речь,  для того и разрабатываются, чтобы помочь православному человеку понять, где находятся те самые границы, за которые все-таки заходить нельзя, а где – пространство для творчества и самовыражения.

То же самое касается и экономической ситуации. Мы понимаем, что сегодня общий экономический кризис связан не только с какими-то особыми процессами в экономике, но и с тем, что сама современная экономика главным образом основывается на факторах, далеких от реальности, на искусственном механизме ценообразования и так далее.

Важно то, что в этом документе прозвучала, и, я надеюсь, найдет свое отражение в окончательном тексте, мысль о необходимости вернуться к соответствию между реально вкладываемым человеческим трудом и ценой того продукта, который в итоге получается. Ведь это неправильно, когда  человек нажимает две клавиши на клавиатуре своего компьютера и через  час получает на свой счет несколько сотен или тысяч долларов просто потому,  что он провел мастерски какую-то покупку или продажу валюты или ценных бумаг. Ведь  на самом деле ничего не сделал, не произвёл реального продукта. Он просто мастерски обокрал других людей, которые не умеют так, как он, понять ситуацию на рынке и поймать нужный момент.

Подобные ситуации – не нравственно нейтральные. Это серьезная нравственная проблема.  Поэтому разрабатываемый документ призван помочь христианам понять важность и ценность человеческого труда и увидеть, что именно в человеческом труде заложен секрет счастья: если человек не работает, он никогда и не будет счастливым, просто потому, что не выполняет Божий замысел о нем самом.

Беседовала Оксана Головко

Фото Пресс службы Святейшего Патриарха Московского и всея Руси

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Епископ Зарайский Константин: Документ о Евхаристии лишь фиксирует традиции

Этот документ важен тем, что он является некоей дорожной картой, он позволяет и священнослужителям, и верующим…

Протоиерей Димитрий Карпенко: Принятие документа о Евхаристии станет эпохальным событием

Не решив вопроса о нашем отношении к Евхаристии, невозможно решать любые другие вопросы нашей церковной жизни