Миссионерские письма

К русскому читателю

Перед вами сборник писем одного из известнейших епископов, проповедников и мыслителей Сербской Церкви — Николая Велимировича.

Православный писатель, создавший такие произведения, как беседы «Над грехом и смертью», «Омилии», «Охридский пролог», «Нагорные проповеди», «Слово о Всечеловеке», оставивший после себя и много других подобных духовных жемчужин, отвечает на вопросы верующих. К сожалению, из множества писем сохранилось лишь около трехсот.

Их ценность и красота заключаются в том, что великий знаток человеческой души, православной веры и всех областей земного человеческого бытия объяснял глубочайшие мысли и истины просто и доступно, объяснял их каждому богоискателю, несмотря на его возраст и степень образованности.

Его стиль — поэзия, язык чист, как горный родник. Он сам — носитель святоотеческого Православия, золота, переплавленного в семь Вселенских Соборов.

Ответы на самые разнообразные вопросы, мучающие немощного человека, непосредственность речи, глубокие мысли и убедительная сила языка автора и в наши дни делают эту книгу лучшей духовной хрестоматией сербского народа.

«Миссионерские письма» спасли множество сербских душ от блужданий по пустым нивам, где царит духовный голод, от отпадения от святоотеческого Православия, от уныния и отчаяния в тяжелейших условиях рабства и частых войн.

Под влиянием этой книги была создана «Народная православная христианская община», которую возглавил сам владыка Николай, насчитывавшая более двухсот тысяч зарегистрированных членов и внесшая неоценимый вклад в сохранение веры и нравственности в Сербии.

С сердечным теплом мы передаем эту книгу в руки русского читателя, передаем ее братскому русскому народу с надеждой, что она еще больше сблизит нас в нашем святом и прекрасном Православии.

Епископ Шабацко-Валевский ЛАВРЕНТИЙ

ПИСЬМО 1
рабочему, спрашивающему о духовной жизни

Духовная жизнь и есть настоящая жизнь. Все остальное — прах.

Прах и тело наше — земля, взятая в долг у земли. Земля, вода, огонь и воздух — из них, этих четырех стихий, создано тело человека. Создано так искусно, так чудесно, что не выразить. И все же само по себе тело не есть жизнь, повозка не путник, клетка не птица.

Что же такое жизнь? Священное Писание Божие ясно отвечает на этот вопрос на первой своей странице: И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою.

Хорошо ли ты понимаешь значение слов «опосредованно» и «непосредственно»? Опосредованно, то есть посредством земли, сотворил Господь плоть, а непосредственно из Себя вдунул в лице его дух жизни. Так человек стал душею живою.

Итак, человек видимым образом телесен, но тело имеет в себе дыхание жизни, которое непосредственно от Творца.

Этот дух связывает человека с Творцом и с небесным духовным миром вокруг Него. Малое пламя, подобное вечному Божественному пламени. И, хотя тело наше влачится по земле среди насекомых и зверей, этим пламенем связаны мы с небом и вечностью.

Жизнь души, которую ведет и живит Божественный Дух,— вот что такое человеческая жизнь.

Иными словами, духовная жизнь — это непрестанный труд ради того, чтобы стать достойным Божественного Духа, Который в нас. Почему нам надлежит трудиться? Потому, что мы получили дар от Творца. Никто из нас не покупал его и не платил за него; он дарован нам Вечной Любовью. За дар плата не дается. Дар есть дар. Но тот, кто принимает дар, и такой драгоценный дар, как жизнь, должен показать себя достойным этого дара.

Как нам любовью ответить Господу на Его любовь и как нам стать достойными этого Божественного дара — в этом великая наука, называемая духовной наукой, которая выше всех наук. Она дана человеку Духом Святым. Тот, Кто даровал драгоценнейший дар, Сам научил человека быть достойным его.

Если желаешь проникнуть в эту светлую и сладкую науку, да будет благословенно желание твое.

Мир тебе и радость от Господа.

ПИСЬМО 2
человеку, который верит в Бога, но не молится Ему

Трудись и укрепляй в себе веру. Со временем почувствуешь потребность в молитве. Пока слаба твоя вера и не заставляет тебя молиться.

Смотрели мы, как слабая струя воды падала на колесо водяной мельницы и оставалось колесо неподвижным; когда же прибыла вода, колесо двинулось.

Вера есть сила духовная. Малая вера не подвигнет ум к размышлениям о Боге и сердце на молитву Ему. Крепкая вера движет и ум, и сердце, и всю душу человека. Пока живет в душе крепкая вера, она силой своей устремляет душу к Богу. Ты говоришь, что, прочитав слова Спасителя: знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него, ты сделал вывод, что молитва не нужна. Конечно, знает Господь, что нам нужно, но Он хочет, чтобы мы молились Ему. Поэтому и заповедал Спаситель: Непрестанно молитесь — и научил нас молиться. Это легче объяснить родителям, чем тебе, холостяку. Ведь и родители знают, что нужно детям, но ждут, пока ребенок попросит их. Знают родители, что прошение умягчает и облагораживает детское сердце, делает его смиренным, кротким, послушным, милостивым и благодарным. Видишь, сколько небесных искр высекает молитва из человеческого сердца! Прочитал я, как один странник остановился перед домом у дороги. Было там собрание рабочих, вдруг наступила в доме тишина: рабочие преклонили колена на молитву. Но один из них вышел и стал ходить вокруг дома. Спросил его странник:

— Что происходит в доме?
— Молятся Богу. Мне стало стыдно, и я вышел. Странник замолчал в ожидании.
— Кого ты ждешь? — спросил рабочий.
— Жду, когда кто-нибудь выйдет, чтобы спросить его о дороге.
— Почему не спросишь меня? Я покажу тебе дорогу. Покачал головой странник и отвечал:
— Как может показать правильный путь тот, кто стыдится Бога и своих братьев?

Думаю, что ты молитвы не стыдишься, но вера твоя еще не окрепла. Береги, укрепляй в себе этого младенца.

Когда вырастет он и возмужает, стократно воздаст тебе за твой труд. v Мужественная вера повернет внутреннее колесо твоего естества, и ты обретешь жизнь новую. Мир тебе и благословение Божие.

ПИСЬМО 3
образованной верующей женщине, терпящей насмешки от близких

Отвечай на их насмешки улыбкой. Их насмешки исходят из злых сердец; твоя же улыбка да будет беззлобной. Насмешка всегда от незнания, улыбка — от знания. Насмешками они делают твою молитву вечному Судие драгоценнее. Ибо нет для Господа молитвы дороже, чем молитва отважного сердца, окруженного стрелами злобы, ненависти, издевок и насмешек. Это обоюдоострые стрелы, но притупляются они от твоего мужества и острием возвращаются к стрелкам и наносят им раны.

Жена царя Давида однажды посмеялась над вдохновенной молитвой своего мужа. Насмешка эта оскорбила Бога больше, чем царя Давида, и наказал Всевышний дочь Саулову, и не имела она потомков до смерти своей. Кто внимательно наблюдает за человеческими судьбами и событиями, знает, как сурово Господь наказывает насмешников над святынями.

А ты скажи насмешникам своим, если считаешь, что слово будет лекарством лучшим, чем молчание, скажи им: «Обманывает ли меня зрение или действительно вижу, как вы каждый день молитесь торговцам, старостам и полицейским о своих нуждах? Отчего же вы насмехаетесь надо мной, когда я молюсь вечному Творцу? Разве молиться немощным не смешно? Разве не безумие — поклоняться праху, а не Жизнодавцу и Господу?».

Сказано где-то у пророка: проклят всякий надеющийся на человека. Очевидно, что тот, кто полагает упование на смертного человека, на мыльный пузырь, а не на Бога Вседержителя, проклят. И это проклятие, лежащее на нем и доме его, заметно в каждый день его жизни. Ясно также, что проклят всякий человек, молящий только человека и не молящий Того, Кто все держит и все может. Но, смотри, иногда молчание полезнее таких слов.

Первая насмешка смущает молитвенную душу. Но ты уже пережила ее и не оставила молитву. А следующая насмешка побуждает к молитве. Ты говоришь, что и сама это испытала. Теперь тебе и Господь ближе, и церковь милее, и молитва слаще. Знай, наступит время, когда насмешки прекратятся, а будет одобрение, удивление и благодарность; но тогда твоя душа окажется в большей опасности, чем теперь. Сейчас ты учишься смирению, а тогда тебе придется защищаться от гордости. А это уже другое испытание, другое искушение. Знай, именно те, кто мучает нас насмешками, наши враги. 0 них говорил Господь: любите врагов ваших-. Не зная, что делают, они делают нам добро. Огорчая и притесняя нас, они разжигают в нас факел Божественного огня. Ругаясь вслед нам, когда мы идем в храм Божий, они подвигают нас ближе к Богу. Досаждая нам на земле, они делают небеса более желанными для нас. Мороз и ветер не желают дереву добра, но и невольно приносят ему добро. Так и враги твои.

Поэтому прости и благослови их, и молись Богу за них, и люби их, как своих величайших после Господа благодетелей,— в этом вершина любви.

Но, если душа твоя не потерпит этого ничтожного шуршания праха земного, постыдишься тогда пред Христом, тогда Он посмеется тебе, а не только люди и демоны.

Чаще посещай дома скорби, посещай кладбища. Думай о Кресте Христовом и прикладывайся к нему чаще. Думай о конце жизни. Все это поможет тебе укрепиться в молитвенном расположении и одержать победу. Мир тебе и милость Божия.

ПИСЬМО 4
богослову, скорбящему о неверии людей

Много горькой правды в твоем письме, но не отчаивайся, отчаяние — приданое смерти, которое безбожники получают, венчаясь со смертью.

Было более тяжелое для Церкви Христовой время, но воины не падали духом и не проиграли битвы. Почитай только святителя Василия Великого, что творилось тогда в Церкви и в мире — черная ночь в бурном море. Казалось, что приближается конец мира, что приходит Суд Божий. И вот пронеслись столетия. Вера Христова не только не угасла, но распространилась по всей земле и осветила все стороны света. И пусть она не везде светит одинаково ярко, все-таки лучи ее проникают всюду, где-то прямо, где-то косо.

Несколько дней назад у меня был профессор Манинг из Нью-Йорка. Богатая душа, наполненная и светскими знаниями, и верой одновременно. Я спросил его о вере американских студентов.

— Я знаю, — сказал он, — что вера Христова — непобедимая сила. Словно ртуть в барометре, она убывает и прибывает, но не слабеет. Мелкие и невежественные люди жестоко ошибаются, когда пророчат христианству гибель. Сто лет назад, когда интерес к изучению естественных наук уже пробудился, на богословском факультете университета П. было только пять студентов. Только пять! И когда они сдавали экзамены, сверстники смеялись над ними, говоря: «Неужели вам непонятно, что с религией покончено?». Сегодня же, спустя сто лет, в том же университете несколько сотен студентов-богословов.

Так говорит американец об американцах. А ты, серб, посмотри, сколько богословов только в одной семинарии!

Больше двухсот. Что привело вас в духовную школу — неверие ваших двухсот отцов и двухсот матерей или ваша вера? Без сомнения, вера.

А то, что некоторые христиане отпали от веры, чья это беда, если не их собственная? Разве их неверие отменяет веру Христову?’ Так вопрошал апостол Христов в первые дни христианской истории, которая теперь насчитывает девятнадцать столетий. Прошедшие столетия оправдали его светлый взгляд в будущее. Смотри и ты таким же светлым, апостольским взглядом на будущее христианства. Попробуй написать исследование о Церкви под заглавием: «Триумфальная колесница Христа».

Твоя скорбь о неверии некоторых людей выдает твою любовь к Богу. Ты и сам знаешь, что скорбь — одно из наиболее частых проявлений любви.

Но берегись, чтобы не возненавидеть неверующих. Это было бы гибельно для тебя и не принесло бы им никакой пользы. Смотри на них с жалостью, как на странников, ограбленных в дороге разбойниками. Сострадай им, как сострадаешь нищим и бездомным.

И молись Богу за них. И станешь миссионером. Пусть твоим первым миссионерским правилом будет молитва за отпавших от веры.

Да пребудет благодать Божия на тебе.

ПИСЬМО 5
матери, которая не смогла найти могилу сына

Искала ты его на всех военных кладбищах. Прошла от Златибора до Корфу и Салоник, поднималась на Каймакчалан, на Кошачий Камень. Спускалась в долины мертвых. Где бы ни услышала о военном кладбище, спешила туда.

Просила читать тебе списки погребенных. Сама читала надписи на крестах. Нет и нет его.

Не горюй, дорогая мать. Грешно сильно горевать. Божия земля и все, что на ней’. Где бы ни была могила твоего сына, она на Божией земле. Коснись земли перед порогом дома, и ты коснешься края могилы сына твоего. А для всевидящего ока Божия, озирающего землю, мертвых нет. Если сын твой скрыт от тебя, он не скрыт от Бога. Господь Сам скрыл его от тебя, чтобы очистить скорбью твое сердце и подготовить его к нечаянной радости встречи с сыном в вечных чертогах Своих.

Могилы многих великих и святых людей неизвестны. Неизвестна могила пророка Моисея, неизвестны могилы многих апостолов и мучеников Христовых, неизвестны могилы пустынников и постников… Но имена их красными буквами вписаны в календарь. Мы прославляем память их, возводим храмы в честь их, возносим к ним молитвы, но могил их не знаем. Не скорби же, что и могила твоего сына известна только Господу, как и могилы стольких святых Его.

Есть в Дебаре одна мать, сын которой похоронен в далекой стране. По немощи она не могла побывать на его могиле. Тогда решила она каждую субботу приходить на военное кладбище в Дебаре. Там лежат воины, чьи матери не могут добраться до могил сыновей. И она ставит на этих могилах свечи и молится. И просит священника окропить могилы и помянуть имена, написанные на крестах, и помянуть сына ее Афанасия.

И ты можешь поступать так же, и утихнет твоя боль. Важно, чтобы ты думала не о могиле, а о душе дитяти своего. Пойми, ни в одной могиле на земле нет души его. Душа его ближе к тебе, чем к могиле.

Была еще одна мать, которая желала найти могилу своего сына. Но могила его находилась на поле битвы, и не пустили ее. Вернулась она, безутешная, домой. Но однажды по Промыслу Божию явился ей сын в комнате ее. Вскочила мать и воскликнула: «Где ты, сын мой?!» —«Ходил с тобою, мама, и вернулся». И еще сказал ей, чтобы перестала она плакать, потому что ему хорошо.

И ты не плачь, начни творить милостыню за упокой души сына твоего. Слезами ты довольно напитала землю сердца своего, пора взойти росткам. Самые драгоценные ростки, из слез возрастающие,— молитва, милостыня и смирение пред волей Божией. Пусть молитва станет одной крестной досочкой, а милостыня другой, из них сделаешь крест сыну твоему. Молитва устремляется ввысь, а милостыня распространяется в ширину. Кротость пред волей Божией пусть будет гвоздем, которым скрепляется крест. Не отделяй молитву от милостыни, и благодатное утешение неба сойдет на сердце твое, словно роса на жаждущую траву.

Мир тебе и Божие благословение!

ПИСЬМО 6
разорившемуся купцу, которого все покинули

Ты пишешь, что разорился. Друзья тебя покинули. Одни отвернулись, другие насмехаются. Только вера в Бога удерживает тебя от сумасшествия или от злодейства над собой. Так ты пишешь.

Пропало имение, но ты не пропал. Если пропала торговля, это не значит, что пропал человек. Богатство не родилось вместе с тобой, оно прилепилось к тебе на жизненном пути и к концу жизни должно отлепиться от всякого.

Однако оно отошло от тебя раньше конца твоей жизни, и . это огорчило тебя, хотя именно это стало счастьем для многих, ибо, лишившись тленного земного богатства, они имели достаточно времени, чтобы обогатить душу Богом. Те же, кто сбрасывает с себя бремя плоти одновременно с бременем богатства, могут опоздать и потерять все.

Ты пишешь, что честно работал. За честность обещана вечная награда, а не временная. Честным трудом можно разбогатеть, а можно и обнищать. Но как богатство не возвышает человека, так же и бедность не унижает его. Кто думает иначе, тот не в христианской вере живет, а в язычестве, для которого цена человека равна содержимому его кошелька. Христос для того и взошел на Голгофу и дал распять Себя, чтобы упразднить это варварское мерило и установить новое — духовное и нравственное.

По Христовой мере, то, что составляет вечную ценность человека, не прибывает с богатством и не убывает с бедностью. Но приливы и отливы этой вечной ценности, которая не сходит с телом в могилу, зависят от силы любви человека к заповедям Божиим.

Конечно, больно, что друзья оставили тебя в беде, отворачиваются либо смеются тебе в лицо, но это лишь еще одно свидетельство их приверженности к язычеству и его обычаям. Когда Господа распинали на Кресте, где были те, кто перед этим хотел сделать Его царем? Где были те, кто кричал Ему: «Осанна!»? Не было ни одного. У Креста стояли только равнодушные и хулители. Римские воины зевали от скуки, а еврейские псы злорадно лаяли. И у твоего креста стоят скучающие зеваки и злорадные насмешники. Радуйся, что капля твоей горечи подобна морю горечи распятого Господа.

Благо тебе, что держишься веры Христовой. И она поддержит тебя в эти тяжкие дни, которые растают, как туман. Вот держит человек в руке палку, а палка поддерживает его при спуске с крутой горы. Одни люди носят палку для красоты, другие — как помощь в трудном пути. Вера в Бога украшает человека и помогает ему. Пока ты был богат, она была твоим украшением, теперь она служит тебе поддержкой. Светлее лик ее, когда она служит и помогает, нежели когда просто украшает.

Говоришь, что боишься сойти с ума. Не бойся: немногие сошли с ума от бедности, больше обезумевших от богатства. О злодействе над собой пишешь. Не о самоубийстве ли думаешь? Вот будет пир диаволу! Значит, не Божией воле последуешь, а диавольской. Веревка на шее — и потеряна жизнь вечная. Действительно, в неожиданной перемене твоей жизни ничто не может поддержать тебя, кроме веры в Бога живаго, дарующего и взыскующего, испытывающего нашу веру и любовь.

Безбожники падают с Иудой и вешаются, а мужественные души с крепкой верой восходят на Голгофу, чтобы испить чашу горькую и воскреснуть.

Господь да поможет тебе!

ПИСЬМО 7
девушке, выбирающей между браком и монашеством

Чадо, если колеблешься, то знай: ты скорее за брак, чем за монастырь. Монашеская жизнь для тех, кто не колеблется. Святой Савва не испытывал сомнения. Ни святые Феодора, Ксения и Евфимия, ни многие другие, ставшие истинными подвижниками монашеской жизни, не сомневались. Ибо не все могут вместить, но кому дано.

Говоришь, часто сидите с матерью у огня и взвешиваете «за» и «против». А я тебе скажу: сколько ни взвешивай, все равно не «за» и «против» решают, а любовь. Любовь выше всех доводов. Если любовь ко Христу не приведет тебя в уединение монастырской тишины, тогда любовь к миру удержит тебя в мире и приведет к браку. Но и в этом случае будешь благословенна благословением Сары и Рахили и твоей собственной матери.

Великая любовь к Богу не выносит мира, чуждается общества, ищет уединения. Такая любовь подвигла тысячи душ уклониться с широкого пути мира и уйти в пустыни, чтобы быть наедине с любимым Господом. Чтобы иметь втайне свидание с Создателем своим, Который весь — любовь, и по имени, и по существу. Но прежде всего, чтобы удостоиться этого созерцания и встречи, монахи и монахини принимают и пост, и труд, и смирение, и бдение, и бедность, и послушание, и другие обеты, только чтобы удостоиться этого духовного свидания с Господом своим. И на этом тесном пути душа удостаивается встречи с Ним, когда освободится, очистится и украсится. От чего должна освободиться душа пустынника? От всех земных уз и пристрастий. От чего должна очиститься? От всякой так называемой любви телесной и земной, от любви к плоти, родным и друзьям, к своей деревне или городу, к имению, одежде, еде, к украшениям. Чем должна украситься душа? Одной только любовью ко Христу, которая вмещает в себя все украшения, весь жемчуг веры, все изумруды надежды, все самоцветы добродетелей. Испостившееся тело монаха служит только легким покровом этого бесценного небесного сокровища.

Итак пишу тебе не для того, чтобы привлечь тебя к монашеству, но, скорее, чтобы отвратить тебя от него. Ибо если в колебании духа удалишься от мира, то тяга к миру в тебе усилится, и боюсь, что поборет тебя. И будешь ты телом в монастыре, а душой в миру. А мир, отраженный в зеркале души, мучает сильнее, нежели в действительности.

Благодари Господа, что, кроме тесного монашеского пути, Он указал тебе более просторный путь ко спасению и вечной жизни. Иди же, чадо, по этому просторному пути, который более отвечает твоим склонностям. Ступай по этому пути, но иди со страхом Божиим и полным доверием ко Господу. Ибо знай: и этот путь не одолеть без Бога.

Благословение Божие да будет с тобою!

ПИСЬМО 8
cвященнику К., о мировом кризисе

Спрашиваешь меня, человек Божий, о причине и значении наступившего кризиса. Кто я такой, что ты спрашиваешь меня об этой великой тайне? «Говори, если есть у тебя нечто большее молчания»,— сказал святитель Григорий Богослов. И хотя я нахожу, что сейчас молчание выше всякого слова, но из любви к тебе напишу, что я думаю об этом вопросе. «Кризис» — слово греческое, в переводе оно означает «суд». В Священном Писании слово «суд» употребляется многократно. Так мы читаем у псалмопевца: Сего ради не воскреснут нечестивии на суд (Пс. 1, 5). Далее опять: Милость и суд воспою Тебе, Господи (Пс. 100, 1). Мудрый царь Соломон пишет, что от Господа придет суд всякому (см.: Притч. 29, 26). Сам Спаситель сказал: Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну (Ин. 5, 22). Апостол же Петр пишет: время начаться суду с дома Божия (1 Пет. 4, 17).

Замени слово «суд» словом «кризис» и читай: «Милость и кризис воспою», «от Господа придет кризис всякому», «Отец весь кризис отдал Сыну», «Время начаться кризису с дома Божия».

Прежде европейцы, если постигало их какое-то несчастье, употребляли слово «суд» вместо слова «кризис». Сейчас слово «суд» заменили словом «кризис», понятное слово менее понятным. Наступала засуха, говорили: «суд Божий!», наводнение — «суд Божий!». Начиналась война или эпидемия — «суд Божий!»; землетрясения, саранча, другие бедствия, всегда одно — «суд Божий!». Значит, кризис из-за засухи, кризис из-за наводнения, из-за войн и эпидемий. И на теперешнюю финансово-экономическую катастрофу народ смотрит как на суд Божий, но называет ее не «судом», а «кризисом». Дабы умножилась беда от неразумия! Ибо, пока произносилось понятное слово «суд», была понятна и причина, которая привела к беде, был известен и Судия, попустивший беду, и цель, ради которой беда была попущена. После подмены слова «суд» словом «кризис», малопонятным для большинства, никто не может объяснить, ни от чего он, ни от кого, ни для чего. Только этим и отличается теперешний кризис от кризиса, происходящего из-за засухи и наводнения, войны или эпидемии, саранчи или другой напасти.

Ты спрашиваешь о причине настоящего кризиса, или суда Божиего? Причина всегда одна. Причина всех засух, наводнений, эпидемий и других бед та же, что и нынешнего кризиса,— богоотступничество. Грех богоотступничества вызвал и этот кризис, и Господь попустил его, чтобы пробудить, отрезвить людей, чтобы они опомнились и вернулись к Нему. По грехам и кризис. В самом деле, Гocподь использовал современные средства, чтобы вразумить современных людей: Он нанес удар по банкам, биржам, по всей финансовой системе. Опрокинул столы менял всего мира, как когда-то Он сделал это в Иерусалимском храме. Произвел небывалую панику среди торговцев и менял. Возмутил, низверг, смешал, смутил, вселил страх. И все для того, чтобы надменные европейские и американские мудрецы пробудились, опомнились, вспомнили Бога. Для того, чтобы они, утвердившиеся в гавани материального благополучия, вспомнили о душах, признали свои беззакония и поклонились Богу Вышнему, Богу живому.

Как долго продлится кризис? До тех пор, пока надменные виновники не признают победу Всесильного. До тех пор, пока люди не догадаются непонятное слово «кризис» перевести на свой родной язык и с покаянным вздохом не воскликнут: «суд Божий!».

Назови и ты, честный отче, «кризис» «судом Божиим», и все будет тебе понятно.

Привет тебе и мир от Господа!



2003 © Московское Подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2003
Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Почему Бог требует от людей благодарности? (+аудио)

Если бы мы, христиане, знали, от какой душевной проказы ежедневно врачует нас Христос, мы немедленно возвратились…

Церковь празднует память святителя Николая Сербского

Будущий святитель родился 23 декабря 1880 года в крестьянской семье в самом центре Сербии, в селе Лелич. Родители…

Святитель Николай Сербский: Разве можно радоваться, когда идет война?

Разве возможно радоваться миру, когда Вы слышите о войне в какой бы то ни было части…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!