Митрополит Афанасий Лимассольский: Неужели в раю не надоест любить – целую вечность?

Старец Паисий говорил, что после нашей смерти, когда наша душа откроет глаза, первое, что мы сделаем, – это с восторгом прославим Бога за все те скорби, которые нам было суждено претерпеть на земле. Потому что тогда мы наконец поймем, что именно эти трудности помогли нам придти к Богу.

Нашей главной целью должна быть любовь к Богу. И если мы достигнем этой цели, то все остальное в нашей жизни без труда займет нужное место.

Митрополит Афанасий Лимассольский

Митрополит Афанасий Лимассольский

Допустим, у тебя проблемы в семье. И муж, и свекровь так мучают тебя, что в твою голову приходит мысль бросить все и развестись. Но если присмотреться к себе внимательно, то можно увидеть, что причина всех наших несчастий – в нас самих, а именно – в том, что мы не любим Бога. Потому что если бы мы любили Его всем сердцем и понимали бы, что цель нашей жизни – это любовь к Нему, то все наши проблемы, связанные с семьей, здоровьем, работой, деньгами, возрастом, играли бы только положительную роль в соединении с такой любовью.

А то, что мы возмущаемся и стремимся освободиться от своего креста, означает, что с любовью к Богу у нас «нестыковка». Вспомним, что предлагали Господу, когда Он висел на Кресте: «Если Ты Сын Божий, сойди с Креста!» (Мф. 27:40) Какое предложение! И именно такая мысль приходит нам на ум при малейшей трудности. У тебя проблемы в семье, тебе трудно? Давай, разводись!

А еще можно так подумать о человеке, который создает нам какие-то проблемы: «Хоть бы ты умер!» Да, мы можем не принимать этот помысел, когда он приходит нам в голову, но ведь он приходит!

Например, свекровь не делится своими сбережениями, а невестке очень нужны деньги, и вот она думает: «Сколько еще ждать! Хоть бы Господь прибрал свекровь поскорее, в ее-то годы… Зачем она нас мучает? Мы так нуждаемся… Почему бы ей не уйти сейчас?» Вот что приходит человеку в голову, когда он хочет избавиться от своих трудностей. Причем трудности могут быть самыми разными – от проблем с людьми или деньгами до смертельной болезни (например, рака).

Все проблемы причиняют боль. Однако, если смотреть на них правильно, то можно увидеть, что все они имеют прямое отношение к нашей связи с Богом. И если мы не сможем этого понять, то не сможем и справиться с проблемами.

Я вспоминаю нашего старца Иосифа Исихаста, блаженно почившего в 1959 году. Одно время он испытывал множество скорбей из-за некоторых послушников, которых принял к себе. Они совершенно не были приспособлены к жизни в пустыне, где подвизался старец. Руководствуясь любовью, старец возложил на себя исполнение их обязанностей, но в какой-то момент силы оставили его. Он не знал, что делать, и уже был готов или прогнать послушников, или уйти сам. Ему было очень трудно. И вот в какой-то момент, когда старец, пребывая в скорби, молился, он увидел распятого Христа, Который сказал ему: «Неужели ты не можешь выдержать все это ради любви ко Мне?»

В конечном итоге все наши трудности сводятся именно к этому. Проблемы – с супругом, подчиненными, послушниками или соседями, с работой, здоровьем – следует рассматривать сквозь призму нашей связи с Господом. Все это мы должны воспринимать и использовать как некую ступеньку, трамплин – для прыжка навстречу Богу. И когда мы осуществим этот прыжок, то, обернувшись назад, увидим, что самым большим благодетелем в этом деле оказался именно супруг, или свекровь, которая «ела поедом», или еще кто-то, от кого мы в свое время претерпели клевету и унижения.

Старец Паисий говорил, что после нашей смерти, когда наша душа откроет глаза, первое, что мы сделаем, – это с восторгом прославим Бога за все те скорби, которые нам было суждено претерпеть на земле. Потому что тогда мы наконец поймем, что именно эти трудности помогли нам придти к Богу, и что нашими настоящими благодетелями были не те, от кого мы слышали только хорошее, а те, кто говорил нам именно неприятные вещи.

Конечно, это не значит, что последние хотели оказать нам услугу – нет, их грех остался грехом. Но если правильно «использовать» это зло, то оно превратится в мост, по которому мы перейдем в Царствие Небесное.

Например, император Нерон, который был настоящим злодеем и извергом, который убил столько христиан, в то же самое время оказался величайшим «благодетелем» по отношению к Церкви. Это не значит, что он действительно был им, – нет, он был злобным хищником и, вероятно, попал в ад (хотя мы этого не знаем), но он наполнил рай мучениками! Он убивал христиан, они уходили на небо, и у Церкви появлялось множество новых великих святых. То же самое можно сказать и о Калигуле, и о Диоклетиане, и о всех гонителях христиан. Эти люди творили зло – но тот, кто «использовал» их зло в духовное благо, становился святым.

Следовательно, это очень важно – наше отношение к тому, что происходит у нас в жизни. Важно то, как мы определяем свои скорби в контексте нашей связи с Богом. Только помня о Божественной Любви, человек может сказать: «Что ж, ради Любви Господа я потерплю своего супруга (брата, детей или какую-то проблему), независимо от того, виноват ли я в данной ситуации или нет».

Допустив ошибку, ты в любой момент можешь превратить ее как уникальную возможность. Ведь даже страшные грехи и низкие падения, которые, к сожалению, случаются в нашей жизни, мы можем превратить в величайшее благодеяние для самих себя. Если мы относимся к своей греховной ране со смирением и покаянием, она исцеляется и сама превращается в источник смирения, покаяния, искреннего сокрушения и тем самым – благодати. И к этому приводит не сам грех, а наше правильное отношение к нему.

Поэтому, даже негодуя и проявляя нетерпение, нельзя обвинять в своих проблемах других людей, свою работу или еще что-то. Ведь суть проблемы – в том, что на самом деле мы просто не любим Бога всем сердцем. Если бы я, к примеру, любил Его именно так, то с радостью побежал бы ради Него в раскаленных сапогах с забитыми гвоздями, как бегал великомученик Георгий. Он не говорил: «Вот, до чего же злы люди, надевшие на меня эти сапоги! Как им не стыдно! Злодеи, изверги!»

Ничего подобного он не говорил, а напротив, надел эти сапоги с радостью и бегал в них, говоря себе: «Бегай, Георгий! Бегай, чтобы принять в свое сердце желанного тобою Господа!» Мученик не думал о тех, кто обул ему эти сапоги. Он думал о том, как бы поскорее начать ходить в них, потому что видел перед собой желанного им Бога.

Потому и говорит нам апостол Павел: «Братие, с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на начальника и совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евр. 12:1).

Нужно смотреть лишь вперед, не отвлекаясь на внешнее, – оно должно быть безразлично для нас. Ведь когда легкоатлет бежит дистанцию, он не смотрит на трибуны. Или когда человек ведет автомобиль, он не глядит по сторонам. И тот, и другой смотрят только вперед, стремясь к своей цели. Таким должен быть и «спортсмен духа».

Такой человек не ищет виновника. Он не думает о том, что его кто-то эксплуатирует или что он – жертва, ведь все проблемы – это лишь повод, ступенька. Он видит перед собой только главную цель, а эта цель – любовь к Богу. Брак, дети (или отсутствие детей), семейные радости (или наоборот, распад семьи), смерть – любое счастье или несчастье должно иметь значение для нас при осознании нашей связи с Богом и цели нашего существования – любви к Нему.

Если осознать и принять это с самого начала, то и при вступлении в брак, и горячо любя свою вторую половинку (что нормально и естественно), мы будем помнить, что все это – лишь шаг на пути к вечности. И муж, и жена, и дети имеют перед собой общую цель, которая превосходит даже цель брака – в ее общепринятом понимании.

Основная цель брака – это не сам брак, не дети и даже не любовь между супругами – потому что бывают браки без любви, бывают браки без детей, а бывает, что брак и вовсе распадается. Цель брака – это любовь к Богу. Сделай свой брак средством к достижению такой любви, твердо держись выбранного курса и ничего не бойся. Ты будешь как спортсмен, который быстро добегает до финиша, занимает первое место и после этого неимоверно счастлив, поскольку достиг цели, достиг того, что ему нужно.

Прочее же всегда будет вызывать у нас ощущение пустоты, потому что так уж создан человек: что бы он ни делал, он нигде не может обрести покой, кроме как в Боге. Только в Нем возможно это ощущение спокойствия и полноты. Все остальное может дать нам такое ощущение лишь частично – ведь даже если у нас все хорошо, все равно чего-то всегда не хватает.

Эту пустоту может заполнить только присутствие Бога, которое не ограничивается общепринятыми в нашем материальном мире схемами. Ни монашество, ни брак сами по себе не дают такой полноты, но они являются средствами к ее достижению – как и миссионерство, и любой другой подвиг. Цель у всего этого – Божия любовь. И если наш подвиг приводит нас к ней, значит, мы достигли своей цели.

Именно поэтому абсолютная полнота – это любовь, но не любовь-идол, а любовь, которой является Бог. И для всех нас, дети мои, любовью должен быть Господь. То есть наша любовь – это Личность, а не идея. Потому я и говорю, что Бог есть Любовь, но любовь сама по себе не является богом. Мы любим не любовь, не свободу, не свои идеи на этот счет – мы любим Бога, любим конкретную Личность, Богочеловеческую Личность Господа нашего Иисуса Христа, Который сделал все для нас.

Путь к Этой Личности лежит через Церковь. Мы – Церковь, и Церковь созидается через Евхаристию. Через Евхаристию нам отдает Себя Христос – в виде Святого Причастия. Соединяясь с Богом и пребывая в Божественной любви, мы становимся с Ним как одно Целое – через Таинства, через Церковь, всем сердцем, всем своим существом. И это чувство – самое великое из всех, которые только может пережить человек. Оно бесконечно и безгранично.

Мы не можем сказать: «Сколько же может продолжаться эта любовь, сколько еще лет? Неужели мы будем любить Бога вечно, и нам это не надоест? Ароматный мед, и тот насыщает быстро. Хватит нам меда, можно выпить и немного уксуса!» Да, так можно было бы говорить, если бы Бог имел границы. Но именно потому, что Он – Бесконечен и Безграничен, человек, погрузившись в эту необъятную динамику, уже никогда не может перестать любить Его. Он не может насытиться любовью к Богу и сказать: «Все, я наелся. Хватит, мне уже надоело, не хочу больше!» В обычной жизни такое вполне может случиться – и самое прекрасное надоедает.

Но в жизни с Господом все по-другому. Бог не утомляет человека. Бог никогда не надоедает, никогда не оставляет в нашем сердце ощущение пустоты, никогда не дает нам почувствовать себя одинокими. Любовь к Богу настолько чудесна, что человек, испытывая ее, постоянно находится в состоянии вдохновения, удивления, готовности непрестанно славословить Бога перед лицом Его Бесконечной и Наполняющей Любви, Которую мы ощущаем, следуя Его заповедям.

Ведь все заповеди Божии, все поучения и советы Святых Отцов нашей Церкви есть не что иное, как лекарство, которое Бог предлагает нам, чтобы наше немощное и страстное «я» исцелилось и начало выполнять свою естественную функцию – любовь. И тогда человек действительно начнет являть собой образ и подобие Божие, став милосердным, как милосерден Отец наш Небесный.

Перевод Елизаветы Терентьевой

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Страдают не только христиане, но живущие без Бога – несчастны

Вечность – вот ответ на вопрос о несправедливости земной жизни. Жизнь без вечности – это трагедия

«Горе имеим сердца!» – кто сказал, что это метафора?

Просто загляни в свое сердце. Что в нем? Если ты находишь успокоение молитве, в тебе поселилась…

Митрополит Афанасий Лимассольский. О любви и ее опасностях

Бедные христиане часто ошибаются, путаясь в заповедях. Когда я спрашиваю людей о том, какая заповедь самая…