Митрополит Даниил: К пустому колодцу за водой не ходят

Поводом для интервью с митрополитом для газеты «Архангельск – город воинской славы» стали сразу два события: 27 декабря ему исполняется 55 лет, к тому же ровно пять лет назад, 24 декабря 2010 года, решением Святейшего Патриарха Кирилла и Священного Синода Русской Православной Церкви владыка Даниил был назначен епископом Архангельским и Холмогорским.
Митрополит Даниил: К пустому колодцу за водой не ходят

– Владыка Даниил, две пятерки в юбилее, пятерка в Архангельске – хороший повод подвести итоги. Чем гордитесь, что удалось сделать за это время?

– Знаете, слово «гордиться» я не люблю, мне гораздо ближе слово «радость». Лучше поставим вопрос так: что меня радует? То, что Господь Бог милует меня каждый день, что я просыпаюсь и вижу этот мир, что есть воздух, вода и еда. Все, что нас окружает, – это дар Бога. Господь создал человека, чтобы он здесь жил по закону Божиему. А сегодня люди чаще живут по «понятиям». А жить по закону Божиему – быть милосердными, сострадательными, жалеть других. Как говорится в Ветхом Завете: «Уклонись от зла и сотвори благо». На днях произошел случай, который меня сильно потряс. 15-летний парень ушел из дома и под действием спайсов раздетым и босым бродил по улицам. Его нашли на территории нашего храма, вызвали скорую. Врачи сказали, что ампутация неизбежна – пальцы рук и ног обморожены. Без сомнения, те, кто продал ему спайсы, – это нелюди, но ведь парень несколько часов ходил по нашим улицам и никто не остановил его, не вызвал скорую или полицию. Вот это равнодушие поражает больше всего.

– Позвольте все же из сферы духовной перейти к вещам материальным. Вы говорите: благо творить. Но сфера духовная должна на что-то опираться – на материальную составляющую. Вы за девять лет на Сахалине возродили и построили очень много храмов, здесь у нас за пять лет сколько церквей понастроено, собор кафедральный возводится…

– А вот это как раз и есть продолжение нашего разговора, потому что, если не будет духовной основы, не будет и материальной. Ведь как в народе говорят: к пустому колодцу за водой не ходят. Когда я приехал сюда, очень переживал: строительство кафедрального собора остановилось, все разводят руками, мол, средств нет, возможностей. Святейший Патриарх Кирилл, посылая меня сюда, сказал, что строительство собора должно стать одним из важнейших моих деяний. Ведь собор – это не только стены храма, это место собора, собрания людей. И это должно быть такое здание, чтобы в нем могли собраться люди, не падая в обморок от духоты. У нас по большим праздникам люди семьями не могли прийти в храм, потому что боялись, что детей в тесноте затопчут. Должно быть обязательно такое здание – символ нашей культуры, нашей духовности.

– А сложно было сдвинуть все это с места?

– Очень сложно. Но начал с того, что стал знакомиться с людьми и просить помощи. Попросил помочь и тех, с кем общался на протяжении 17 лет служения в Троице-Сергиевой Лавре. Я же когда пришел на Сахалин, ситуация была аналогичная. Как выживать, если ни копейки денег? Хотелось сесть на самолет и улететь обратно. Но куда послали, там и нужно нести свой крест. Мы же служим христианству всю жизнь, мы воины, борющиеся с духами злобы поднебесной. Так и на Сахалине – постепенно стали вставать на ноги, развиваться, строиться. И сейчас эта епархия – одна из лучших. Этот опыт, полученный за девять с лишним лет пребывания на Сахалине, мне очень пригодился в Архангельске. Потому что люди везде одинаковы – наши, русские люди, мы по природе своей христиане. А вообще, любое дело надо начинать с молитвы. Пришел в Ильинский собор и схватился за голову – в каком он был состоянии! Крысы бегают, все разрушено, я такой жути в жизни не видел. Начал молиться о помощи – Илии Пророку, усопшим, что лежат на церковном кладбище (все родительские субботы всегда служу сам). Добрые люди пришли на помощь. И посмотрите – всем миром взявшись за дело, мы полностью отреставрировали Ильинский собор, кладбище начинаем приводить в порядок. Когда человек вкладывает в Бога, он сам богатеет. Храмы останутся на века, перед ними даже смерть не властна.

– Вам пришлось перестраивать здесь работу епархии?

– Считаю, что здесь мне повезло с людьми. Когда уезжал с Сахалина, священнослужители кинулись: «Владыка, мы с вами». Я им сказал: «Братья, не обижайтесь, но ни одного священнослужителя с собой не возьму. Я собирал вас сюда по крупице, каждый из вас бриллиант. А если из броши хоть один драгоценный камень выпадет, вся ее красота пропадет». На самом деле небывалый случай, ведь обычно епископ приезжает со своей командой, а я ни одного священника с собой не привез. Весь упор сделал на местных кадрах, стал их подтягивать, проводить совещания, ввел такой коллегиальный орган, как епархиальный совет. Я же не знаю ситуации здесь, так подсказывайте мне, помогайте. Это и называется соборность, когда мы соборным разумом, собравшись вместе, выносим решение. И тогда священнослужители почувствовали свою нужность и свою ответственность. Так все основные вопросы мы стали решать на епархиальном совете, и за эти пять лет я почувствовал наше единство. У нас активно стали работать отделы в епархии – по молодежному служению военный отдел, отдел образования, отдел по взаимоотношениям Церкви и общества и другие. Я увидел здесь замечательных людей, с которыми мы стали единомышленниками. У нас есть единодушие. И тогда начинает собор строиться, купола меняются в храмах, за эти пять лет мы отреставрировали здание епархии. Но не хочу, чтобы наш разговор стал отчетом о проделанной работе – сколько храмов построено, сколько ремонтируется и так далее. Такие отчеты мы посылаем в Московскую Патриархию. Все это строит на самом деле Бог, я лишь Его помощник на этой земле. Еще по поводу перестроений – здесь была очень ненормальная ситуация, которая будет нам аукаться еще не одно десятилетие. Я говорю о Крещении. Мы не должны просто так крестить людей, обязательно должно быть предварительное оглашение.

– Многие у нас крестятся сами и крестят детей, считая это модным обрядом, не понимая смысла таинства.

– Я часто спрашиваю людей: вы зачем хотите крестить ребенка? «Чтоб ребеночек не болел», – отвечают. Так он как болел у вас, так и будет болеть. Сделать первый шаг и не пойти дальше – это еще хуже. Печально, но даже шутка есть, что архангелогородцы два раза в жизни бывают в храме – первый раз, когда их крестят, а второй раз только некоторые, когда их отпевают. Но так же нельзя! Человек должен созреть для этого таинства. И сейчас у нас желающие покреститься должны пройти как минимум два собеседования. И крестные в том числе. У многих, к сожалению, нет понимания ответственности крестных родителей. А как можно доверить ребенка, его душу тому человеку, который пребывает в нераскаянных грехах? Ты сначала сам исповедуйся, причастись, постарайся очиститься от грязи и тогда уже бери ответственность за ребенка.

– А такие условия отсеивают желающих покреститься?

– Безусловно. Случайные люди отходят в сторону. Но если ты серьезно относишься к таинству крещения, то потратишь время на обу-чение. Здесь как раз тот случай, когда нельзя гнаться за количеством. 90-е годы, когда все повально ринулись креститься, дали свои плоды. Как говорится, есть прихожане, а есть захожане или прохожане. Вот человек заходит в храм и даже не знает, как себя вести. А ведь он крещеный. Это неправильно.

– Вот, кстати, как сделать, чтобы люди не боялись заходить в храм? Многие ведь не знают, как там себя вести, куда идти. А еще кто-то столкнулся с грубостью церковных «старушек» – цыкнули на него однажды за неправильное поведение и навсегда отбили охоту переступить порог храма.

– Есть такая добродетель, которая называется решимость. У нас больше идет перекос в сторону обрядов, отношение к храму исключительно потребительское – пришел, свечку поставил и ждешь чуда, дескать, я сделал хорошее духам, теперь духи обязаны мне. То есть сердце наше не изменяется. А ведь все наши посты, молитвы, дела милосердия – это не цель, а средство изменить свое сердце, сделать его более мягким, сострадательным. Но сердце у каждого разное, каждому нужно разное время, чтобы измениться. И здесь нужна решимость, воля, которые нужно воспитывать в себе. Надо набраться решимости и переступить порог храма, и там вам обязательно помогут. А по поводу «злых старушек» – всегда привожу такой пример. Вот зашли вы в поликлинику, а вам медсестра злая в регистратуре попалась или на врача нарвались некомпетентного. Вы что, после этого с медициной завяжете? Нет, вы найдете другую поликлинику или другого врача. Вот так и здесь.

– Владыка, вы публичная персона, духовное лицо города и области. Но о вашей личной жизни мало что известно? Чем увлекаетесь помимо службы?

– На самом деле моя личная жизнь тесно переплетена со служением. Семьи у епископов нет, таковы каноны. Мы живем по церковным канонам, как, например, армия живет по воинскому уставу. В этом наша сила. Мой эликсир молодости и силы, источник энергии – Причастие Христовых Тайн и служение Богу, ежедневные службы утром и вечером. На все остальное не хватает времени, даже на то, чтобы посидеть с друзьями. Есть у меня грех, за который стыдят доктора, – не слежу за своим здоровьем так, как предписывают врачи, на это тоже не хватает времени. Как и на спорт, впрочем, хотя я люблю движение. Очень много хожу по территории, даже дела часто решаю на ходу, а не сидя в кабинете.

– Напоследок такой бытовой вопрос. Ваш день рождения всегда выпадает на Рождественский пост. И ведь Новый год тоже проходит во время поста. Как сочетать праздники и пост, научите.

– Не надо утрировать – Церковь никогда не запрещает сами атрибуты новогоднего торжества – встретить Новый год, пригласить гостей, посмотреть на фейерверк, детям сходить на елку. Выпил ты на Новый год бокал шампанского – в чем здесь грех? Главное – знать меру во всем: в еде, в светских развлечениях. Важно помнить, что пост – наше оружие в борьбе со злыми духами. И представьте: идут боевые действия, а мы говорим командиру: давайте погуляем немножко, ведь Новый год же. То есть мы не должны послабляться сильно. В кулинарном плане в этот пост разрешено вкушать рыбу. Можно и очень достойный постный стол приготовить, да так, что люди несведущие не отличат его от мясного. Ко мне порой приходят друзья – даже не во время поста, а в обычные дни, но в среду или пятницу. Я не предупреждаю, что еда на столе постная. А в конце, когда пьем чай, спрашиваю: не заметили ли чего-то необычного? У нас же стол был без мяса, яиц, молока. Они удивляются – оказывается, еще и вкуснее. Праздник ведь не в чревоугодии. Праздник – это радость: на утренник сходил, друзей навестил, Дед Мороз к детям пришел. Во всем должна быть умеренность, мера радости и веселью.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии