Митрополит Каллист (Уэр): «Я приветствую, когда люди часто причащаются»

Православие в Украине

Митрополит Диоклийский Каллист (в миру Тимоти Уэр) родился в 1934 году. Англиканин с рождения, Уэр в 1958 году принял Православие. Продолжительное время провел в монастыре святого Иоанна Богослова на острове Патмос (Греция); нередко бывал также в Иерусалиме и на Святой Горе Афон. В 1966 году принял монашество и был рукоположен во иеромонаха. С этого же года и вплоть до ухода на пенсию в 2001 году преподавал Православие в Оксфордском университете. В 1982 году рукоположен во епископа Диоклийского, викария архиепископа Фиатирского и Великобританского. После епископской хиротонии остался в Оксфорде, где продолжал возглавлять греческий православный приход и читать лекции в университете.

После ухода на пенсию в 2001 году владыка Каллист продолжает активно публиковать свои работы и читать лекции о Православии. До недавнего времени возглавлял совет директоров Института православных христианских исследований в Кембридже. Председатель группы Friends of Orthodoxy on Iona («Друзья Православия на острове Айона»). Самая известная книга владыки Каллиста — The Orthodox Church («Православная Церковь») вышла в свет в 1963 году, еще до принятия им священного сана и монашества. Впоследствии неоднократно переиздавалась, в том числе и на русском языке. Также владыка Каллист осуществил перевод на английский язык значительного корпуса текстов. Вместе с G . E . Palmer and Philip Sherrard им были переведены четыре из пяти томов «Добротолюбия»; в сотрудничестве с монахиней Марией он подготовил английскую версию Постной Триоди и Праздничной Минеи.

В марте месяце прошлого года в последний день заседания Священного Синода Константинопольского Патриархата епископ Диоклийский Каллист, профессор Оксфордского университета и новый председатель смешанной комиссии по православно-англиканскому диалогу, был возведен в сан митрополита единодушным решением членов Священного Синода.

 

– В прошлом году в Москве состоялось пастырское совещание по типу круглого стола, на котором обсуждались вопросы поста, молитвенного правила и исповеди перед причащением. В Русской Церкви сложилась традиция перед Причастием поститься три дня, прочитывать три канона и последование ко Причащению, а также обязательно исповедоваться. Как вы полагаете, можно ли облегчить подготовку ко причащению?

 

– Мы должны принимать во внимание традиции каждой местной Церкви и не менять требования внезапно. Поднятый вами вопрос очень важен, особенно для нас, живущих на Западе, где православные греки живут бок о бок с русскими и порой оказываются даже в одном приходе, как, например, происходит в Оксфорде. Лично я поддерживаю частое причащение. Частое – но не легкомысленное или небрежное. Частое причащение – да, но всегда с должной подготовкой. Но что понимать под должной подготовкой?

Во-первых, что касается таинства исповеди. В византийской и современной греческой традиции, насколько я могу это проследить, никогда не требовалось, чтобы христианин каждый раз исповедовался перед причащением. Исповедь и Причастие рассматриваются как два отдельных таинства. Мне неизвестно, чтобы Вселенские соборы принимали какие-либо каноны в отношении обязательной исповеди перед причащением. Этот обычай имел основание в Румынской и славянских церквах. Я предпочитаю греческий подход. При этом каждый христианин обязан регулярно исповедоваться, но не обязательно всякий раз, когда приступает ко Причастию. Такая практика и в Оксфорде, как у греков, так и у русских. Я бы хотел, чтобы исповедь рассматривали как отдельное таинство, а не просто элемент подготовки ко причащению. Я понимаю, что существуют пастырские трудности в России, где очень много людей желает приступать ко причащению, а священники просто не имею время выслушать все исповеди. Думаю, что лучше было бы не так часто исповедоваться, но чтобы исповедь была действительно серьезным таинством, чтобы было достаточно времени для кающегося открыть свое сердце, а для священника – серьезно исследовать его состояние, что невозможно сделать, когда за кающимся стоит очередь в сотню человек.

 

– Тогда встает вопрос: как я могу приступать ко Святому Причастию, если за время, прошедшее после последней исповеди, я совершил некие грехи? Пусть это не такие серьезные грехи, как убийство или прелюбодеяние, а так называемые повседневные, но это ведь все равно грехи.

 

– Вы совершенно правы: мы все грешники, и грешим каждый день и каждый час. Но мы должны различать достаточно серьезные грехи, которые непременно должны исповедовать, и грехи менее серьезные. Конечно, такое различение не вполне может быть обосновано, ведь перед лицом Божиим каждый грех серьезен, но все-таки мы можем различать грехи. Если кто-либо совершил прелюбодеяние, он обязательно должен исповедоваться и, вероятно, понести определенную епитимию. С другой стороны, если мы согрешили просто помышлением, это не препятствует нам причащаться. Если мы очень сильно поссорились с другом, до должны вначале покаяться в этом, прежде чем приступать ко Причастию; но если эта ссора была мимолетной и мы сразу примирились, то можем, мне кажется, причащаться без исповеди.

Давайте осознаем, что само Причастие преподается во оставление грехов, – ведь такие слова мы произносим при причащении. Хотя, конечно, Причастие не заменяет исповеди. Кроме того, в молитвах перед Причастием мы также просим о прощении грехов.

 

– Давайте вернемся к такому аспекту подготовки ко Причастию, как пост.

 

– Традиция поститься три дня или неделю перед Причастием – это тоже местный русский обычай. Если мы обратимся к канонам или определениям Вселенских соборов, то не найдем такого требования. Каноны говорят о посте по средам и пятницам, о четырех многодневных постах в течение года, кроме того, в богослужебных книгах мы встречаем указание еще на несколько постных дней, например, день Усекновения главы Иоанна Предтечи или праздник Воздвижения Креста Господня. Но в канонах ничего не сказано о необходимости поститься три дня или целую неделю перед причастием. Мне кажется, что требования исповедоваться перед каждым причащением и поститься неделю или три дня возникли тогда, когда Причастие стало очень редким: один или три-четыре раза в год. Я считаю это упадком. В древней Церкви христиане обычно причащались каждое воскресенье. Я думаю, что в тех Церквах, где причастие стало редким, было бы неправильно резко менять традицию и требовать непременно причащаться каждое воскресенье. Но я уверен, что причащаться три-четыре раза в год недостаточно. На практике очень хорошо приступать ко Причастию каждое воскресенье. Поэтому я скажу так: соблюдайте пост по средам и пятницам, воздерживайтесь также в субботу вечером, исповедуйтесь хотя бы раз в месяц, но причащайтесь по возможности чаще. Такую практику я рекомендую людям, которых готовлю ко вступлению в Православную Церковь. Если же человек причащается раз в месяц или реже, я говорю, что это слишком редко. Если мы посмотрим на практику древней Церкви и учение святых отцов, то увидим, что они свидетельствуют о частом причащении. Не только ранние, но и более поздние отцы, такие как святой Симеон Новый Богослов или живший в XVIII веке преподобный Никодим Святогорец, составитель «Добротолюбия», говорят в пользу частого причащения. И я считаю, что движение в Греческой Церкви за частое причастие – это хорошее явление. Я приветствую, когда люди часто причащаются. Думаю, что правила в отношении исповеди и поста перед причащением могут быть изменены. Но эти вопросы, как мне кажется, находятся в компетенции местных Церквей.

Помню, когда я только принял православие, около пятидесяти лет назад, священник на литургии выходил с Чашей и говорил: «Со страхом Божиим, верою и любовию приступите», – но никто не подходил. Никто не причащался. И я еще тогда ощутил: это не может быть правильным. Теперь же на Западе в православных церквах причащаются почти все. И я рад этому. Конечно же, мы причащаемся не потому, что уверены в собственной праведности, но потому что верим в милость Божию. Мы подходим к Чаше, потому что мы призваны, мы ведь называем Причастие Святыми Дарами. Причастие – это не нечто такое, что можно заработать или заслужить, это всегда свободный дар любви Божией.

 

– Перед причащением священник возглашает «Святая – святым», в смысле «святые Дары – для тех, кто свят», но тут же хор отвечает: «Един Свят, един Господь Иисус Христос…». Однако мы, не будучи святыми в этом смысле, все же дерзаем причащаться… С другой стороны, мы знаем, в Новом Завете и в литургических текстах святыми называются все христиане, кто не отлучен от Церкви за особо тяжкие грехи. Как в таком случае соотносится святость и личное нравственное совершенство человека?

 

– Прежде всего, если говорить о понимании святости, следует использовать три слова: один, некоторые, все. Один свят – Иисус Христос. Святость принадлежит Богу, только Он свят по Своей природе. Мы можем быть святы только через причастие святости Божией. Далее, мы говорим, что к святости призваны все. Когда апостол Павел адресует свои послания всем святым в Риме, в Колоссах и т. д., он обращается к христианским общинам. Также и апостол Петр пишет о христианах как о «святом народе». В этом смысле святы все христиане. Наконец, мы говорим о тех святых, которые прославлены Церковью и которые отмечены в церковном календаре. То же самое мы можем сказать и о священстве. Один только Первосвященник – Иисус Христос, как говорится в Послании к Евреям. Затем, через крещение все христиане становятся священниками, как пишет апостол Петр, называя христиан не только святым народом, но и «царственным священством». Далее, священниками становятся некоторые – кого Церковь избрала и поставила на это служение через возложение рук. Таким образом, и у святости, и у священства есть три уровня.

Мы все призваны к святости. Поэтому, если я подхожу к Причастию, то делаю это не потому, что я уже свят, но потому что я грешник, требующий Божией помощи, которая подается мне в Святом Причастии.

Разумеется, некоторые люди по причине совершенных грехов не могут принимать Причастие. Но в основном, конечно, Причастие – это не награда святым, а помощь для грешников. В некоторых житиях мы читаем, что были такие святые, которые после причащения долгое время не приступали вновь к Чаше, как, например, святая Мария Египетская. Она причастилась в храме Гроба Господня и затем ушла в пустыню, где многие годы не принимала Святые Дары, причастившись затем лишь перед самой кончиной.

 

– Но может ли это быть общим правилом?

 

Конечно, это не общее правило. Это правило для святых, которые в течение многих лет могут жить одним Причастием. Но мы должны причащаться часто. Не потому что мы святые, но поскольку слабы и нуждаемся в помощи, в благодати.

 

– Какое место в подготовке к причащению занимает нравственное совершенство? Многие люди у нас в Киеве исповедуются и причащаются каждую неделю, и при этом бывает так, что кое-кто из них, исповедовавшись с вечера, утром снова просит принять исповедь, потому что за вечер или ночь чем-то согрешил – неблагочестивыми мыслями, движениями сердца и пр. Кроме того, многие христиане каждый раз, неделя за неделей, исповедуют одни и те же грехи. Как можно давать обещание на исповеди не повторять эти так называемые «повседневные» грехи, если я точно знаю, что буду их совершать?

 

– Слишком частое хождение на исповедь может выражать своего рода суеверие. Стоит помнить, что Причастие – это благодать, а дьявол не хочет, чтобы мы принимали благодать. И поэтому он ищет любые способы сделать так, чтобы мы перестали причащаться. Когда случается, что нас посещает греховный помысл, что может случиться даже во время Божественной литургии, мы должны просто раскаяться в этом внутри себя и приступать ко Причастию, поскольку это дьявольское искушение.

Благодать, которая подается в таинстве покаяния, очень важна для каждого из нас. Но мы должны принимать на себя ответственность и «играть свою партию». Нельзя превращаться исповедь в механическое перечисление одних и тех же грехов. Она должна быть достаточно редкой, чтобы быть событием, действительно раскрытием своего внутреннего состояния. Каждый день в вечерних молитвах мы просим о прощении грехов. И если мы искренне молимся о прощении, Бог прощает нас в тот же самый момент. Это не значит, что на исповедь ходить не нужно. Некоторые наши проступки препятствуют причащению до тех пор, пока мы их не исповедуем.  Но мы должны всерьез относиться к покаянным молитвам из нашего ежедневного правила. Исповедь не должна становиться слишком частой. Следует более ответственно подходить к этому. Слишком частое хождение на исповедь обесценивает ее.

Мы должны понимать, что действительно нуждаемся в том, чтобы снова и снова исповедовать одни и те же грехи. Не следует избегать исповеди по той причине, что грехи повторяются. Обычно за ночь мы не становимся святыми. Нам нужна борьба, постоянное аскетическое усилие над собой. Но Божия благодать совершает в нас перемену. Возможно, мы ее не замечаем, но она происходит. С помощью ежедневных усилий, благодати Божией, исповеди и прежде всего причащения мы можем двигаться вперед – смиренно и тихо.

 

– Но бывает и так, что люди разочаровываются в своих усилиях, поскольку исповедуют одно и то же, причащаются, а никакой перемены к лучшему за собой не наблюдают. Особенно это чувствуется в больших городах  с их суетой, когда у человека практически не остается времени на духовную жизнь. Работа, долгая выматывающая дорога в пробках, семейные заботы… Далеко не все находят время даже для утренних или вечерних молитв.

 

– На самом деле мы, клирики, и особенно монахи, которым не надо заботиться о семье и детях, понимаем те условия, в которых живут семейные христиане. Люди вынуждены много работать, подолгу добираться на работу и домой, а вечером дома тоже много чего нужно сделать… Мы должны понимать эти непростые условия, в которых живут многие миряне. Несмотря на это, каждый христианин может найти хотя бы немного времени утром и вечером, чтобы помолиться перед иконой. Даже пять минут утром и вечером имеют огромное значение. Эти минуты задают «направление» целому дню и дают ту глубину, которой невозможно достичь иначе. Следует сказать и о кратких молитвах, которые можно творить в течение дня. Мы можем молиться, когда принимаем душ, когда едем в метро, ведем машину или стоим в пробке. Мы можем использовать краткие молитвы, например, Иисусову: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», – или «Слава Тебе, Господи, слава Тебе», или «Пресвятая Богородице, спаси нас», либо другие краткие молитвы. Так мы можем молиться даже в самое занятое время, или, например, когда мы идем из одного места в другое. Очень важно увидеть, что кроме специального отведенного времени для молитвы перед иконой (которое нужно каждому из нас), есть возможность свободно молиться и в течение дня, на любом месте. Но если мы хотим молится в течение дня, то надо выбирать для этого самые краткие и простые молитвы, такие как Иисусова. Творить молитву Иисусову можно всегда: когда мы чего-то ждем, когда путешествуем, ходим, в моменты смены задач на работе и т.д. Апостол Павел пишет: «Непрестанно молитесь». Он говорит о том, что весьма трудно, но начинается с очень простого: с частых кратких молитв в течение дня. С помощью таких молитв мы можем наполнить весь свой день присутствием Христа – и это есть путь к истинной молитве. Ищите Христа везде. Иисусову молитву могут творить не только монахи или клирики, но и миряне, имеющие семьи и мирские обязанности. Творите Иисусову молитву – не тогда, когда требуется повышенная концентрация внимания, но во все промежуточные моменты. Мы можем соединить время молитвы и работу. Учиться такому способу Иисусовой молитвы очень важно в нашей повседневной жизни. И также Иисусовой молитве хорошо учить детей. Они могут время от времени повторять Иисусову молитву с самого раннего возраста, потому что она очень простая.

 

– Апостол Павел пишет: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите». Очень трудно всегда радоваться и благодарить, когда видишь, сколько зла в этом мире.

 

– Давайте не забывать, что любовь Христова сильнее, чем любое зло в наших сердцах. Воскресший Христос сильнее всякого зла. Давайте верить в то, что воскресший Христос всегда пребывает с нами и подает нам Свою благодать.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Православный катехизис для постсекулярного времени

Книга осталась той же, а я изменился. Надо бы перелистать знакомые страницы. Перелистаю, пожалуй, заодно и…

Не будешь часто причащаться – ты пропал!

Можно ли заставить Христа быть спасителем только “правильных” христиан

Евхаристия – это наш ответ на Евангелие

Когда я благодарю Бога, Он дарит мне полноту Себя

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: