Многодетная семья: через тернии к счастью

|

Два года назад, с рождением третьего ребенка, я стала многодетной мамой. Теперь деток уже четверо. Первые семь лет супружеской жизни, на которые и пришлись все эти рождения, были очень тяжелым периодом в моей жизни. Оглядываясь назад, вспоминая пережитое, я ни на минуту не жалею о выбранном пути. Жаль только, что первоначальные представления о многодетности, полные радужных иллюзий, я черпала из интернет-рассказов многодетных мам.

Я была обычной, набалованной родителями девчонкой, искренне принявшей Православие. И никто не сказал мне того, что я сейчас хочу сказать.

Многочадие — это благословение Божие, это радость, свет и великое утешение. Но, чтобы это понять, нужно много времени, а чтобы почувствовать — еще больше. А сначала происходят в жизни события, которые никаких положительных эмоций не рождают, зато постоянно огорчают, расстраивают, обижают, раздражают. Вот как было у меня.

Выйдя замуж, я уехала жить в чужой город. Через полтора года родила первую дочку. И роды, и время после них переживала тяжело. Муж у меня жалостливый, но помочь в то время чем-то конкретным не мог, потому что я и сама не знала, что и как делать, что с моей душой происходит. Духовник далеко, телефон в комнате свекрови, сотового нет. Отношения с мужем изменились, потому что ребенок теперь встал на первое место, занимал все время. Мужу было тяжело привыкать к тому, что нормального ужина просто нет, как нет и много другого, так как я весь день ношу дочь на руках. А я не могла понять в то время причину его недовольства. Осложнялось все постоянным присутствием рядом бабушки, прабабушки и дедушки, имевших между собой несогласные взгляды на уход за ребенком.

Второго все же хотели и ждали. Особенно много радости было, когда узнали, что будет сын. Но с самого начала второй беременности много болела дочь. Мы лежали в больницах, обследовались. Встала на учет во второй половине беременности. После родов старалась не оставлять старшую дочь, все свободное время проводила с ней, боялась, что будет ревновать. Она снова заболела, в больнице с ней лежала бабушка, совсем этого не хотевшая. Но выбора не было: с двумя меня просто не брали в отделение. Потом – снова обострение. В областной город ехали с мужем с двумя малышами. И этих двоих я даже спокойно не могла собрать на улицу: маленький сын при этом капризничал, я нервничала, дергая старшую. Удовольствия от прогулки получалось мало. Мужа уволили с работы по сокращению штата. В доме нет горячей воды и нормального туалета, и я потихоньку привыкаю, что у нас не очень чисто, что я уже сама не знаю такой роскоши, как ванна.

Но строю планы на работу в газете. Есть несколько идей, которые наверняка понравятся редактору местной газеты. Однако Господь дает нам третьего ребенка. Я не могла поверить. Но это было так. Родным не говорили долго. Соседи с удивлением поглядывали на меня и перешептывались. Муж сидел без работы, т.к. не мог ее найти. Вскоре устроился в областной город, жил там всю неделю, а домой приезжал на 1,5 дня в выходные. На дорогу и жизнь в другом городе уходила почти вся его зарплата. Мы жили на мои копейки из газеты и детское пособие плюс картошка с огорода. В это время умирает наша прабабушка. А мы теряем еще и бабушку, которая занимается теперь похоронами, поминками, ездит по родственникам. Мы ее почти не видим. А вскоре уезжаем в область к мужу. Все вещи я упаковывала одна после того, как укладывала детей спать, на значительном сроке беременности. Ко времени переезда у меня начались нервные тики. Муж тоже еле держался — один он плохо ел, спал, много времени проводил у разных друзей, так как дома у него просто не было.

Жили на новом месте с пьющим родственником. Подрастающий сын совсем не разговаривал и плохо слушался, но тогда мы не подозревали какого-то расстройства, просто с ним было тяжело найти контакт. Муж по привычке много времени проводил вне семьи. Третьей родилась дочь. У нее были проблемы со здоровьем. Пока она не пошла, я еще как-то справлялась со старшими. Но у сына так и не было прогресса в речи, с ним было трудно. А когда малышка пошла, все внимание переключилось на нее. Мы уже не могли выйти тихо на улицу — весь подъезд знал, что многодетные выходят гулять. На улице они разбегались, а ведь все были еще малышами, и за каждым нужен был присмотр. Родители просили не рожать еще хотя бы три года. Участковая врач, застав как-то в свой внезапный приход больного ребенка, голышом бегающего по дому, духоту, бардак и полный горшок в комнате, ужасно ругалась и на приемах больше не смотрит в глаза. В поликлинике пропускают с трудом, хотя на каждой двери написано, что многодетные обслуживаются вне очереди. Соседи делают поучительные замечания детям о том, как надо себя вести. А верующая бабушка удивляется отсутствию благодати во внуках, которые в церкви почему-то не стоят как свечки, а стараются пошалить или хотят выбежать на улицу. А у нас родилась третья дочка — четвертый ребенок.

Зачем я все это рассказываю? Затем, чтобы молодые мамы хотя бы немного представляли, что значит иметь много детей, особенно погодок. И чтобы те, кто только начал этот путь, знали, что они справятся, что кто-то это уже прошел, выдержал, остался жив и здоров и благодарит Бога за подаренных Им детей. Предупрежден — значит вооружен.

Как мы с этим справились? С Божией помощью. Почему же для меня закончился период, когда трудности перевешивают радости? Потому что мне есть на что оглянуться, есть что оценить. Неприятное — оно происходит каждодневно, оно на глазах у нас и окружающих нас людей. А хорошее, по-настоящему ценное и радостное — оно масштабнее, весомее, совершается в большие промежутки времени.

Во-первых, изменилось наше материальное положение — этот камень преткновения для верующих и не очень. Я теперь спокойно, основываясь на собственной жизни, могу сказать — чем больше детей, тем больше достаток. Наши жилищные условия изменились с домика в деревне с печкой, которую топили дровами, и колодцем-журавлем до квартиры со всеми удобствами в областном центре. Дети наши имеют в достаточном количестве и еду, и одежду, и все для игр-творчества. Равно как и мы не лишены возможности удовлетворять свои желания.

Хорошей иллюстрацией здесь может послужить фраза моей подруги-ровесницы, мамы одного ребенка: «У вас столько детей, а живете не хуже, чем мы». Она сама смутилась тому, как это прозвучало. Но на самом деле ничего удивительного тут нет — она озвучила лишь общее мнение, что многодетные должны бедствовать и голодать.

Во-вторых, у нас очень теплые и дружественные отношения с мужем. И это я тоже отношу к большому количеству детей. Именно в большой семье мужчины могут наиболее реализоваться. С одним ребенком может справиться и одна мама, даже с двумя. А если есть и бабушки — тем более. Но когда помогать некому, а детей много — мужчина сам включается в семью. Для него это естественно, потому что он выполняет чисто мужские функции — защищает и помогает тому, кому тяжело. Он не по прихоти жены моет посуду, а потому что у жены просто нет сил и времени это сделать. Да и ответственность за нескольких детей пробуждает инстинкт отцовства. Это делает семью дружной и крепкой.

И бабушка с дедушкой во внуках души не чают, они — их утешение, те, кого можно любить безусловно.

В-третьих, мои дети никогда не будут одиноки. Да, они могут ссориться и препираться между собой. Но против любого внешнего давления на одного из них они отвечают вместе — одной стеной. Уже сейчас, когда они еще малыши.

Кроме того, четверо детей — это уже коллектив.   И если другие дети дома скучают и стараются найти развлечение у родителей или в мультфильмах, то у нас всегда есть нужное количество «игроков». Кто-то придумывает, кто-то организует, кто-то участвует, кто-то смотрит. А мама подкидывает идеи и вмешивается по необходимости.

В-четвертых, мое здоровье не только не ухудшилось, но даже улучшилось. Да, выносить, родить и выкормить столько детей тяжело. Но количество витаминов и минеральных веществ в организме можно восстановить. А вот про гастрит и остеохондроз, которые беспокоили меня уже к 20 годам, удалось забыть: за счет регулярного, правильного питания (детская кухня) и отсутствия продолжительного сна в мягкой кровати (ночные подъемы, низкие подушки и чье-то детское тельце под боком).

В-пятых, выходя на прогулку всей семьей, мы приковываем к себе взгляды прохожих. И конечно, это взгляды удивления, восхищения и даже зависти. Мы заставляем понять, что иметь много детей можно, нужно и очень хорошо. А сами с мужем испытываем гордость за свою семью, за своих детей.

И, наконец, ни с чем не может сравниться чувство мамы, которая приносит своего ребенка на крещение. Ни беременность, ни рождение малыша, ни первые месяцы его жизни не вызывали у меня столько эмоций и удовлетворения, как крещение. У меня каждый раз было чувство, что я приношу ребенка Богу, что в Церкви появляется новый христианин, и я принимала в этом самое непосредственное участие, это мой вклад в тело Церкви. И это чудесно.

И это далеко не все хорошее, что есть в нашей жизни, как и не закончились у нас повседневные трудности. Конечно, я не пребываю теперь в исключительно радостном настроении, как и раньше не пребывала в исключительно дурном. Но раньше я жила одним знанием, что поступаю правильно, а теперь – опытом.

Многие мои сверстники могут сказать, что и у них есть то же самое — достаток, крепкая семья, здоровье. Но разница будет в том, что они для достижения этого прилагали усилия, их деятельность была направлена непосредственно на достижение этих благ: получение жилья, карьерный рост, посещение курортов-санаториев. А у меня деятельность была направлена только на одно — рождение и воспитание детей. И я вижу в этом исполнение заповеди Господней – заботиться, прежде всего, о Царствии Небесном, а все остальное будет. Вот у нас и есть: не меньше, чем у других.

Как дожить до того момента, когда можно оглянуться назад и увидеть, что время прожито не зря? Надеждой, верой, любовью. Некоторые вопросы можно решить, организовать. А где-то — просто ждать, терпеть, пока дети подрастут, не обращать внимания на окружающих.   Терпение наше далеко не всегда было безропотным, но мы оба с мужем твердо верили, что чадородие Богом благословлено, и жили дальше.

Спасительный путь всегда узок и тесен. Но чем дальше по нему идешь, тем больше ощущаешь, что тебя Некто поддерживает под локоток, как и ты – своих маленьких детей. Надо только не останавливаться. А потом приходит радость среди трудностей. И мамы начинают писать светлые заметки о многодетности на веб-сайты. Я просто немного вернулась назад.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: