Многодетные в эпицентре греческого кризиса

Опубликовано на сайте Romfea.gr 5 июля 2013 г.

Интервью взял Мáкис Врахиолидис

Священник Стáврос Трикалиóтис — настоятель храма св. Параскéвы в городе, названном в честь этой святой. Также о. Стáврос отвечает за часовню свв. Бессребренников, которая относится к его храму и расположена в районе Певкáкья.

фото - Romfea.gr

фото – Romfea.gr

Этот священник — отец десяти детей. Он живёт в Агиа Параскеви. В семье  6 сыновей и 4 дочерей. Младшему 9 лет, а старшему — 27. Один из сыновей учится в Школе морских кадетов. Другой недавно с большим успехом сдал Всегреческие экзамены (аналог российского ЕГЭ – ред.). Двое дочерей получили дипломы по филологии, но являются безработными. Третий сын заканчивает Афинскую Высшую Церковную Академию, ещё один закончил Высшую Школу педагогики и технологического образования, другой является студентом факультета истории и археологии. Трое младших детей учатся в школе.

Матушка — филолог и преподаёт в вечерней школе района Новая Иония. С раннего утра она погружена в хозяйственные заботы по дому, также проверяет тетради своих учеников, а весь вечер проводит в школе. Мать-героиня!

Семья о. Стáвроса отдаёт Родине и армии шестерых призывников для защиты границ страны. А что делает Родина? Итак, давайте посморим, каким образом выживает эта многодетная священническая семья в условиях жесточайшего экономического кризиса и постоянного урезания или невыплаты заработной платы и пособий.

М. В.: В Греции не так много семей, в которых было бы 10 детей.

о. С. Т.: Нам даёт силу Господь.

М. В.: Вот уже 3 года наша страна живёт под гнётом кризиса, меморандумов и контроля тройки кредиторов. Вы, отче, как глава семьи, потерпели большие убытки?

о. С. Т.: Многодетные семьи, к числу которых принадлежит и наше семейство, терпят с каждым годом всё больший ущерб, поскольку нам либо сократили, либо и вовсе перестали выплачивать множество социальных пособий.

М. В.: Люди задаются вопросом, каким образом сегодня в Греции может выжить многодетная семья с десятью и больше детьми?

о. С. Т.: С огромными трудностями. Мы пытаемся найти способы сэкономить на чём-нибудь деньги, но часто это не получается.

М. В.: Из-за нужды и лишений, надо полагать?

о. С. Т.: Да, из-за большой нужды. Мы постоянно смотрим и сравниваем цены в супермаркетах, значительно сократили расходы, полностью ограничили поездки на машине. Приходится сильно экономить даже на детях.

М. В.: Мне не хотелось бы показаться бестактным, но сколько денег у Вас уходит по минимуму на жизнь?

о. С. Т.: Мы живём на две урезанные зарплаты — мою и матушки. Их сократили больше, чем на треть. Из того, что нам оставили, мы вынуждены платить налоги и выживать как многодетная семья…

М. В.: И вам очень тяжело приходится, так же как многим людям, которые сейчас обращаются в ломбарды, чтобы отдать под залог драгоценности и, таким образом, получить деньги на жизнь?

о. С. Т.: Это факт. И мы тоже продали кое-какие вещи, чтобы выручить деньги, которых едва-едва хватило на выплату налогов и наши расходы.

М. В.: Но и эти деньги когда-то закончатся, не так ли?

о. С. Т.: Они уже закончились. У нас ничего нет.

М. В.: Как Вы думаете, не приведёт ли такая ситуация к тому, что люди начнут терять свои дома, продавая или закладывая их?

о. С. Т.: Всё, что сейчас происходит, ведёт в тупик. Единственное, что нас удерживает на плаву, — это вера в Бога, надежда на лучшее завтра. Наш народ нередко в своей истории переживал трудные периоды и всегда находил выходы из сложных ситуаций. Но, как во время оккупации находились спекулянты, которые пользовались бедственным положением других людей, так это происходит и сейчас. Находятся некоторые люди, которые получают свою выгоду в ущерб социальному большинству.

М. В.: Чувствуете ли Вы, как активный гражданин, гнев и негодование?

о. С. Т.: Нет, это нельзя назвать гневом, ведь мне и по чину не положено испытывать подобные эмоции. Я трезво анализирую возникающие проблемы, но чувствую недоумение и изумление по поводу того, как в течение нескольких лет разрушились и продолжают разрушаться надежды и мечты греков. Я пытаюсь понять, как мы дошли до такого, но у меня не получается. Сейчас делается всё, чтобы надавить на институт семьи.

М. В.: Какой-нибудь грек патриот мог бы сделать всё то, что совершают в последние годы наши политические лидеры, подвергающие опасности свою Родину и весь греческий народ?

о. С. Т.: Я бы не хотел подвергать здесь детальной критике политику и политические власти. И всё же думаю, что основной проблемой является сохранение нашей национальной независимости, на уничтожение которой направлены подписание меморандумов и общая ситуация, которая господствует сейчас в нашей стране.

Сам Архиепископ находится в затруднении и заявил об этом публично, выражая, насколько это возможно, поддержку и солидарность бедствующему греческому народу. Сегодня помощь Церкви, выражающаяся, в частности, в организации бесплатных столовых для нуждающихся, поддерживает и облегчает положение многих людей.

М. В.: Высказывают ли дома Ваши дети чувства гнева и негодования?

о. С. Т.: Нет, я бы даже сказал, что они настроены довольно оптимистично. Несмотря на все испытания, на то, что мы, их родители, можем помогать им гораздо меньше, чем раньше, они выражают надежду, что жизнь изменится к лучшему.

В целом, хотелось бы отметить, что, несмотря на самоубийства, которые происходят в последнее время юношеской среде, у молодёжи есть надежда, она не потеряна. В греческом обществе именно семья очень поддерживает детей. Именно поэтому народ ещё держится — потому что у каждого из нас есть поддержка его семьи.

М. В.: Я думаю, батюшка, что те, кто хочет ранить греков, говорят: «Если мы навредим греческой семье, культуре, религии и истории, то уничтожим их нацию». И им это удаётся…

о. С. Т.: Если семьи не смогут выплачивать налоги, и у них отнимут имущество, дома и станут продавать с аукциона, то произойдут очень нехорошие события.

М. В.: Тогда и многие семьи распадутся!

о. С. Т.: Очень не хочется, чтобы произошли социальные возмущения и народные бунты. Последствия кризиса ещё не проявились в полной мере, только сейчас они начали показываться.

М. В.: В воскресных проповедях, в разговорах с прихожанами, во время исповеди какие советы Вы даёте людям для выхода из этой тяжёлой ситуации? Вам труднее это делать по сравнению с предыдущими годами? Насколько доверяют люди Вашим словам?

о. С. Т.: Слово Церкви всегда утешает. Мы советуем прихожанам набраться терпения, говорим, что придут лучшие дни, стараемся смягчать их гнев, успокаивать прихожан, утешать их в печали и заботах, в которые они сейчас оказались полностью погружены. Мы пытаемся предотвращать возможное отрицательное поведение и самоубийства, которые, помимо всего прочего, в итоге нарушают структуру нашего общества.

М. В.: Вам часто доводится участвовать в подобных трудных ситуациях или быть их свидетелем, говорить с людьми, которые приходят к Вам, потому что дошли до отчаяния и хотят совершить самоубийство?

о. С. Т.: Конечно. И храм святой Параскéвы, в котором я служу, заполнен очень достойными, но обнищавшими и дошедшими до грани отчаяния и безнадёжности людьми, иностранцами и греками, которые стучат в дверь Церкви и просят помощи. Церковь, конечно же, заботится о том, чтобы дать всем этим людям необходимое, но она не может делать это в той же степени, как в прежние годы.

М. В.: Значит, церковная «касса взаимопомощи» может уменьшиться ещё больше?

о. С. Т.: Церковь даёт всё, что может. Но не забывайте, что и доходы Церкви значительно уменьшились. Снизилась плата за аренду, в которую Церковь сдаёт некоторые принадлежащие ей помещения, да и пожертвования, по данным исследований, стали меньше на 30-40%.

М. В.: И в то же время Правительство требует бóльшего налогообложения Церкви.

о. С. Т.: Церковь — единственный социальный институт, который по-настоящему защищает людей, и было бы очень глупо со стороны государства вредить ей и вести себя по отношению к ней как злая мачеха.

М. В.: Испытываете ли Вы страх за будущее нашей Родины, видя всё, что делается у нас последние три года?

о. С. Т.: Я беспокоюсь, но не боюсь. Если греческий народ будет бок о бок с Церковью, если он будет слушать то, что она говорит, если он в покаянии вернётся к той жизни, которую она исповедует, тогда мне совсем нечего будет бояться. Жизнь, которую обещает Церковь, показывает выход из всех тупиков, делает сильнее нашу солидарность и улучшает истинную любовь между людьми. И в других сферах заметны старания социальной поддержки и взаимопомощи, но, когда отсутствует Христос, все усилия ограничиваются одним бесплодным гуманизмом и находятся далеко от истинной христианской любви нашей Церкви.

М. В.: Насколько, по Вашему мнению, кризис оказал влияние на взаимоотношения Церкви и людей? Люди стали ближе к Церкви?

о. С. Т.: Безусловно, и мы это видим каждый день. Слова священников оказывают большое влияние на души людей. Церковь, наряду с армией и системой правосудия, — это социальные институты, которым люди сейчас всё больше доверяют, в противоположность политикам, которых считают недостойными доверия.

М. В.: Считаете ли Вы искушением, посланным от Бога, всё то, что испытывают сегодня греки?

о. С. Т.: Это вид искушения. Вспомните, что в периоды благополучия мы были очень удалены от Бога, центры развлечений были полны народа, а люди посвящали себя накоплению богатства. К сожалению, когда у человека есть всё, что он хочет, часто он забывает Бога. Кризис, в условиях которого живут сейчас греки, помогает вновь обрести духовные ориентиры и нравственные критерии.

М. В.: Вы хотели бы, чтобы политики призывали имя Христа? Но этого не происходит…

о. С. Т.: Это было бы благословенным делом. Есть политики, которые проникаются идеями и ценностями христианства, однако, несмотря на это, мир погряз в лукавстве, и начальствующие над этим миром пребывают в состоянии, которое показывает, что в них нет истинной любви к Богу. Политики могут говорить, что они рядом с Церковью, однако их дела и поступки лишний раз указывают, насколько далеко от неё они находятся.

М. В.: Вы надеетесь, что существующая политическая власть приведёт нас к лучшему будущему?

о. С. Т.: Наша надежда — Христос.

М. В.: И всё же, не могли бы Вы обратиться к нашим политическим лидерам с несколькими словами?

о. С. Т.: Я хотел бы попросить их открыть Священное Писание и понять, что они не бесконечны и не постоянны на земле, что у них есть «срок годности».

Также хочу напомнить им одно высказывание древнегреческого трагика Агафона (450-400 гг. до Р. Х.), в котором говорится следующее. Начальник должен всегда держать в уме три вещи. Во-первых, что он управляет людьми (с их несовершенством и слабостями, с жалобами справедливыми и абсурдными), существами духовными, а не животными. Во-вторых, что он управляет в соответствии с существующими государственными законами (писаными и неписаными), а значит, для него является неприемлемым впасть в самодурство и излишество, проявлять несправедливость и злоупотреблять своей властью. Наконец, в-третьих, что он не вечный властитель, и когда-нибудь не будет находиться у руля власти. Следовательно, он должен быть очень внимательным, чтобы, будучи удалённым от правления, оставить доброе впечатление о своих способностях и добродетелях.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Тайный вред: как усыновленные в России ищут свое прошлое

Закон защищает тайну усыновления, но возводит в приемной семье стену недоверия

Священник Александр Лемешко: В горах нельзя сесть на маршрутку и поехать домой

И ты, как муравьишка, карабкаешься по горе, созданной Господом

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: