Молитва с инославными – когда жизнь сложнее правил

Оживление православно-католических отношений обострило и дискуссии вокруг темы совместных молитв с инославными. На эту тему рассуждает архимандрит Савва (Мажуко).
Архимандрит Савва (Мажуко)

Архимандрит Савва (Мажуко)

Существует апостольское правило номер сорок пять: «Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо яко служителям Церкви, да будет извержен». Исходя из этого правила, как мы должны ответить на поставленный вопрос? Правильно – никак. Потому что это правило говорит только о епископах и клириках – это им запрещено молиться с еретиками.

А как же мирянам – мирянам можно? Для этого есть апостольское правило номер десять: «Аще кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме, таковый да будет отлучен». Другими словами, если вы помолились вместе с человеком, отлученным от причастия, вас тоже должны отлучить от Чаши. А за что отлучают людей от причастия? Согласно апостольским правилам, вы должны быть отлучены, если, например, обедаете в кафе или столовой (правило 54), или вы молились за литургией, но не причастились (правило 8), или ушли со службы, не дождавшись конца (правило 9), или молились вместе со священником, запрещенным в служении (правило 10), или вы досадили «царю или князю не по правде» (правило 84) – это уж истолкуйте сами.

Что это вы так загрустили? Ведь это – авторитетные правила. Им две тысячи лет. Их составили апостолы. Надеюсь, у вас не появилось желание поправить апостолов? Вы же не будете их оспаривать или уточнять, прояснять подлинный смысл древнего текста? Постойте, а за прошедшие тысячелетия никто не пробовал что-то в них поменять? Было такое.

Например, Первый Вселенский собор вопреки 37-му апостольскому правилу, предписывавшему дважды собираться епископам на собор в четко определенные даты, своим пятым правилом установил совсем другую датировку, а Шестой Вселенский собор не только изменил эту сакральную датировку, но и повелел собираться только единожды в год (правило 8), уточнив: «по причине набегов варваров». После этого Седьмой Вселенский собор, отменяя это решение, призвал возвратиться к апостольской практике.

Значит, эти правила могут уточняться и изменяться? Конечно. Потому что собор епископов – это собрание преемников апостолов, а если они не таковы, тогда и Церкви нет, не за что и бороться, нечего охранять. Но Господь Свою Церковь не покидает, и благодать всегда действует в наших церковных таинствах через руки служителей алтаря и молитву народа Божия.

Другой пример: 85-е апостольское правило содержит список канонических для Церкви книг Священного Писания, в числе которых вы найдете два послания святителя Климента и его правила для епископов. Скажите, в современном тексте нового Завета есть эти книги? Если нет, то не нарушаем ли мы тем самым апостольские правила? Прошли долгие столетия после апостольской эпохи, и святители Христовы внесли некоторые уточнения в древние каноны. Почему они дерзнули на такой шаг – поправить апостолов? Потому что Церковь водима Духом Святым, и Господь никогда не покидает детей Своих.

Как говорил святитель Иоанн Златоуст: «Канонично то, что полезно для Церкви». Нашли святители Христовы полезными такие уточнения, вот и были они внесены в правила. А тем людям, которые так пристрастны к букве апостольских канонов, я бы посоветовал быть последовательными и вести жизнь апостольской общины: например, принести к ногам епископов всё свое имущество и жить единой семьей в посте и молитве, довольствуясь тем, что к трапезе и к другим потребностям отделят вашей семье учиненные дьяконы.

Просто времена меняются, и на обед в столовой мы уже не смотрим как на пирушку в корчемнице. Кроме того, истолковывая сорок пятое апостольское правило, следует задаться вопросом: а что такое молитва, какая молитва имеется в виду?

Вы едете в автобусе рано утром и читаете утренние молитвы – наизусть или по книжечке, а рядом – студент-араб или католик с розарием, которые тоже молятся – про себя, беззвучно. Вы вместе молитесь или по отдельности? Как это определить? А в тот момент, когда вы думаете, что молитесь, вы молитесь?

Некрещеные послы князя Владимира – язычники-русичи, побывали в константинопольской Софии и были поражены красотой богослужения. Однако согласно древним канонам их даже на порог церкви нельзя было пустить, и уж точно не на литургию, на которой даже сейчас оглашаемым рекомендуется выйти. Если бы соблюдались эти правила в строгости, как вы думаете, смогли бы послы княжеские взволноваться благодатной красотой православного богослужения? Но сегодня мы не только разрешаем быть на наших службах всем желающим, но и ведем прямые трансляции даже из алтаря. И это хорошо и правильно, хоть и противоречит древним канонам.

Следует ли из этого, что пора забыть о запрете молиться с еретиками? Ни в коем случае! Наоборот, со святоотеческим наследием следует обращаться бережно и благоговейно, а это значит, мы должны вскрыть самый дух этих древних правил, если буква уже не может быть соблюдена.

Сорок пятое правило запрещает совершать с еретиками совместное богослужение, потому что вопросы веры – это очень серьезно. Однако всегда находятся люди, которые лишены этой вероучительной чуткости и позволяют себе дерзость утверждать, что догматические различия – неважны, несущественны, «лишь бы человек был хороший», и не только утверждать, но и совместными богослужебными действиями обнаруживать свое богословское безразличие и невежество на соблазн простым людям. Вот о чём это правило.

Единство в богослужении есть демонстрация единства в вере, и если православный священник будет совершать совместное богослужение, скажем, со свидетелями Иеговы, которые отрицают божественное достоинство Иисуса Христа, это будет просто жалкая клоунада и пародия как на православие, так и на учение иеговистов.

Однако кроме таких явных и упорных еретиков, как свидетели Иеговы, есть инославные общины и просто ищущие христиане, которые искренне стремятся к единству с православными. Более того, наша вера и нас должна побуждать к поиску этого единства, разве мы не молимся на богослужении о соединении Церквей, о единстве в вере учеников Христовых?

Например, есть католики, которых, кстати, мы и еретиками назвать не можем, – нет соборного решения о еретичности католицизма, просто нет, – но и совершать вместе литургию мы тоже не дерзаем, поскольку раны, наносимые Церкви нашими совместными усилиями, заживают веками. Именно поэтому аргумент «пусть принимают нашу веру и тогда молятся» не работает: как стать православным человеку, который даже и не слышал о православии?

Фото: Ali Jarekji, Reuters

Фото: Ali Jarekji, Reuters

Каждый пятый житель земли – католик, а православных гораздо меньше, и наше православие бывает таким разным, что рядовые католики, особенно в Азии и Африке, с трудом принимают тот факт, что православные – это совсем другая Церковь. Тем не менее, мы почитаем одни святыни и вместе молимся, скажем, у мощей святителя Николая в Бари. Мы приглашаем католических иерархов и простых мирян на наши богослужения, и сами отзываемся на их приглашение посетить мессу или другое торжественное служение.

Молятся они, стоя на наших службах? А как это определить? С другой стороны – а зачем вообще на службу ходят, как не для молитвы? Поглазеть на красивые облачения, послушать хор? А если апостол заповедовал христианам молиться непрестанно, значит, и в таких местах нас не должна покидать молитва?

На церковном макроуровне, на уровне иерархии и богословских дискуссий вопрос совместной молитвы обретает порой черты острой политической проблемы. Но мы – люди простые, и если такой же простой верующий, как и я, но родившийся в католической стране человек скажет мне: «Я всегда молюсь за тебя», посмею ли я осудить или свысока отвергнуть его молитвенный труд, труд любви и искренней дружбы? Не стоит ли и мне помянуть его в своих молитвах?

Мы, взрослые люди, слишком хорошо знаем, что жизнь куда сложнее любых правил. Недавно я отпевал православную маму моего друга католика. Он стоял рядом со мной и плакал. Он молился со мной? Очевидно. Мы молились вместе, и никакие правила не заставили бы меня выставить его за порог дома на время отпевания.

И сколько подобных эпизодов я могу вспомнить, связанных и с крещением деток, и с венчанием! Мир стал слишком тесным. Нам никуда не спрятаться друг от друга. Наши жизни и молитвы переплелись, и слава Богу! Тот, кто собственные страхи и болезненное недоверие маскирует за древними канонами, вряд ли подходит на роль хранителя Предания.

Каноны запрещают единство в Евхаристии, и я не могу поминать инославных за литургией, но ведь есть молитвы и не литургические, к примеру, молебны, неусыпаемая Псалтирь или просто домашняя молитва. Можем ли мы позволить себе такое молитвенное дерзновение? Ответ должны дать те, в чьи обязанности входит установление церковных правил и истолкование канонов. Я говорю о епископах. Это их работа и профессиональная обязанность – заниматься церковным законотворчеством, они имеют монополию на каноническую деятельность. Однако тему молитвы с инославными монополизировали «бдительные» товарищи, которые зорко следят за соблюдением канонов и чистотой веры. Уточню: за соблюдением некоторых канонов, я бы даже сказал, весьма немногих.

Из среды этих ревностных стражей довольно часто несутся нервные восклицания и пугающие пророчества о гибели православия и «продаже веры». Любимые мои, не поддавайтесь провокациям, доверяйте своим пастырям и просто иногда позволяйте себе роскошь вдумчивого чтения и честной мысли.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Совместная декларация Патриарха и Папы – что думают о ней католики и православные?

Как был прочитан текст заявления в двух частях христианского мира и какие реакции вызывал? Какими могут…

Есть ли благодать у католиков?

Люди, которые отрицают надежду для католиков, отрицают надежду и для себя

Католики и православные. Что мы думаем друг о друге?

Происходит ли вообще диалог, каковы его перспективы и можно ли говорить о христианском единстве?