Москвич в Киеве

|
Москвич в Киеве

— А вы, наверное, недавно здесь живете? Откуда приехали?

— Из Москвы, с августа тут.

— Я сразу и понял — акцент московский. Но вы не подумайте, я ничего такого не имею в виду! Просто сразу слышно, вот я и спросил. И как вам в Киеве, нравится?

Примерно так выглядит мой, наверное, каждый второй разговор с киевским таксистом. Они всегда начинают беседу первыми. Расскажут о политике, о себе, о семье, о разном. Иногда дают моему четырехлетнему сыну посидеть за рулем, угощают конфетами, могут вообще не взять денег, если нет сдачи («потом как-нибудь»).

Они часто говорят про московский акцент — и всегда вот так, словно извиняясь. Думают, что я думаю, что они думают… В общем, понимают, какое может быть представление об отношении к русскому языку. А теперь — особенно. Но и сейчас в мои диалоги с ними новости, как сказали бы любители штампов, «не вносят никаких корректив».

Неделю назад я была в Подмосковье у мамы. На детской площадке разговорилась с соседкой. Она не знала, что я уже полгода живу в Киеве.

— А украинский знаете?

— Можно сказать, да. Говорить могу.

— Вот и говорите там. А то услышат русскую речь — неизвестно что сделают. Побить могут.

Я ее уже не переубеждаю — торжественно обещаю изъясняться тільки українською мовою. Кажется, что органчик внутри меня, который все эти дни повторял «данормальнотамотносятсякрусским», сломался.

За то время, что я живу в Киеве, я ни разу не столкнулась хоть с какой-нибудь проблемой коммуникации. На улице, в такси, в магазине, салоне красоты, аптеке, в детском саду и в детском кафе — я говорю так, как мне удобно, и со мной говорят так, як зручніше говорящим.

Двуязычный микст в Киеве — абсолютно естественная среда, здесь гораздо более странно было бы услышать русский или украинский без примесей и без переходов с одного на другой и обратно.

Вы можете сказать, что я, наверное, не была на Западе, а уж там-то точно полно тех, кто в лучшем случае наотрез откажется говорить на русском, а в худшем — пошлет подальше, обозвав «москалем». Но вот вам сценка из Ивано-Франковска. По дороге на лыжный курорт Буковель разговорчивый водитель Мыкола долго болтает по-украински, рассказывая обо всем подряд: о погоде, о курорте, о городе, о политике, о Майдане. Я радуюсь (как раз попрактикую украинский!) и уже готовлюсь что-то ему ответить, как он вдруг спрашивает: «Может, мне по-русски говорить? Вам как удобнее? Мне в принципе все равно».

В кафе и ресторанах Буковеля, конечно, полно людей, которые используют только украинский и на русский не переходят, но это нисколько не затрудняет общения: все друг друга понимают.

Конечно, все описанное — только мой личный опыт. Наверное, у кого-то есть другой — не такой приятный. И безусловно, где-то есть люди, которые знают русский, но не станут вам отвечать на нем из принципа. Но знаете что? Я, если честно, не вижу в этом большой проблемы. Проблема — это отказ в коммуникации. Если вам отвечают — пусть и на другом языке — значит, вам не отказывают в общении, язык (в широком смысле) используется по прямому назначению и выполняет свою непосредственную задачу. А выбирать между русским, украинским и любым другим — право говорящего.

В Эстонии, например, где я часто бываю, встречаются люди, которые, очевидно, владея русским, ответят вам, например, по-английски. Дружелюбно ответят. Ну и ради Бога, честное слово. Словообмен в любом случае состоится.

Хотя и этот тип общения — все же редкость. Помню, как в Тарту, одном из «самых эстонских городов», на лингвистической конференции мы с коллегами решили устроить эксперимент: пройтись по городу, заходя во все окрестные магазины и притвориться при этом абсолютными «руссо туристо» — такими, которые даже по-английски двух слов связать не могут. Результат: ни одного отказа в общении, дружелюбие и желание каждого второго поговорить с нами по-русски. Бабушка-продавщица в кулинарии краснела, указывая на что-то на витрине: «Простите, забыла, как по-русски называется».

В общем, миф о ненавидящих русский язык эстонцах был развенчан. Повторю: это исключительно мой опыт, и возможно, мне просто все время вот так везет уже много лет.

Но сейчас, как мне кажется, важнее всего за всеми этими обсуждениями не потерять основной смысл того, что называется словом: способность соединять, коммуникацию. Слишком часто ее не хватает даже в рамках одного языка.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Что вкуснее: шаурма или шаверма?

Региональные слова – богатство языка, мусор или лекарство от высокомерия

Умерла актриса Ирина Бунина

Ирина Бунина снялась более чем в 50 фильмах и сериалах, среди которых «Вечный зов», «Возвращение Мухтара»…

Учи матчасть, ничего ты не понимаешь в духовной жизни!

Михаил Бурмистров об истинном лице человека в интернете

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: